Новости партнеров

Теперь и в столице

В связи с "игорным скандалом" проверяют зампрокурора Москвы

Следственный комитет РФ вывел противостояние с прокуратурой на новый уровень - если до сих пор фигурантами "игорного скандала" становились лишь подмосковные прокуроры, то теперь проверка проводится в отношении зампрокурора Москвы Александра Козлова. Козлов отрицает все обвинения и жалуется на клевету. Однако он пока не объяснил свое присутствие на одной из компрометирующих фотографий, на которых запечатлен совместный отдых прокуроров и владельца нелегальных казино.

Следственный комитет, появившийся в структуре прокуратуры в 2007 году, сразу начал активно бороться за перераспределение полномочий. В январе 2011 года СК был окончательно отделен от прокуратуры, однако "война" между двумя ведомствами после этого не только не окончилась, но и стала гораздо более серьезной. Некоторые аналитики указывают на то, что соперничество ведомств во многом является отражением соперничества двух человек - Александра Бастрыкина и Виктора Гриня. В 2006 году оба они были назначены заместителями генпрокурора РФ и, по утверждению ряда источников, сразу вступили в противостояние. В 2011 году Бастрыкин, возглавляющий СК, перестал быть заместителем генпрокурора, а Гринь остался на прежней должности.

В феврале 2011 года Следственный комитет инициировал уголовное преследование предпринимателя Ивана Назарова. По неофициальным данным, Назаров являлся своего рода "связным" между подмосковной прокуратурой и преступным миром. До него эту "должность" занимал Валерий Казаков, который в 2008 году был застрелен и добит ножом на выходе из прокуратуры города Пушкино.

Изначально СК не делал громких заявлений о связях Назарова с прокуратурой. Следователи просто взяли и задержали бизнесмена вместе с двумя помощниками. Поводом для этого стали подозрения в создании в Подмосковье подпольной сети казино (сеть была создана в связи с запретом, наложенным на игорный бизнес в 2009 году - после ухода в тень этот вид деятельности стал более прибыльным). Внешне все выглядело совершенно буднично - обычное уголовное дело, обычное задержание. Однако для Назарова, видимо, привыкшего опираться на мощные связи, ситуация стала из ряда вон выходящей. Изумились и прокуроры. Прокуратура попыталась закрыть дело, но СК возбудил его вновь. Так повторялось несколько раз.

Вскоре Следственный комитет выложил на стол козырь - информацию о связях сотрудников прокуратуры и подследственного. Точнее, формально СК был ни при чем. О том, что прокуроры подозреваются в покровительстве Назарову, объявила пресс-служба ФСБ (правда, через несколько дней после этого глава пресс-службы Вячеслав Ушаков был уволен, но связь между его отставкой и "игорным делом" отрицается). А главные доказательства, фотографии совместного отдыха Назарова и подмосковных прокуроров, попали в СМИ вообще через некий анонимный источник.

Генпрокуратура провела в связи с публикацией фотографий проверку, по итогам которой объявила, что связи прокуроров с Назаровым были дружескими, но не коррупционными. Однако ведомству все же пришлось жертвовать крупными фигурами - прокурор Подмосковья Александр Мохов был переведен на нижестоящую должность заместителя Московского межрегионального транспортного прокурора, а его заместителя Александра Игнатенко и ряд других сотрудников уволили. Новым прокурором Подмосковья назначили Александра Аникина, который ранее занимал пост главы управления Генпрокуратуры по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции.

СМИ, вдохновленные успехом "чистки", начали замахиваться на более высокий уровень. Появились заметки о связях Игнатенко с начальником Главного организационно-инспекторского управления Генпрокуратуры Юрием Синдеевым, который, в свою очередь, пользовался покровительством заместителей генпрокурора Виктора Гриня и Владимира Малиновского. Также было объявлено, что Назаров и его друзья из прокуратуры якобы общались с некими "людьми Артема Чайки" (сына генпрокурора Юрия Чайки). Однако после встречи Юрия Чайки, Бастрыкина и президента РФ Дмитрия Медведева, состоявшейся 31 марта, столь высокопоставленные лица из сообщений об этом скандале исчезли.

СК сосредоточился на подмосковной прокуратуре. В начале мая было возбуждено дело о получении взяток, главным фигурантом которого стал уволенный зампрокурора Игнатенко. Впрочем, он успел скрыться и был объявлен в розыск. Также в розыск объявили экс-прокурора Клина Эдуарда Каплуна. По неподтвержденным данным СМИ, Игнатенко скрывается на Украине, в шахтерском городе Ровеньки. Там экс-прокурору принадлежат ночной клуб "Премиум" и несколько шахт, формально записанные на его брата. Каплун же, как сообщают СМИ, бежал через Белоруссию во Францию, а затем в Израиль, где сейчас просит гражданства.

Другим уволенным прокурорам повезло меньше - они попали под арест. Арестованы бывшие глава управления подмосковной прокуратуры по надзору за следственными органами Дмитрий Урумов, прокурор Ногинска Владимир Глебов, прокурор Одинцовского района Роман Нищеменко и прокурор Серпуховского района Олег Базылян. 13 мая СМИ объявили, что Урумов намерен заключить сделку со следствием и дать показания против коллег. 16 мая его адвокат опроверг эту информацию, но позднее выяснилось, что попытка заключить сделку все же была предпринята. Проект соглашения Урумова со следствием направили на согласование в Генпрокуратуру, где его рассмотрел Виктор Гринь. Заместитель генпрокурора забраковал проект и воспрепятствовал заключению сделки. Урумов обжаловал это решение в суде. Жалобу сначала собирались рассмотреть 1 июня, но в итоге заседание перенесли на 17 июня.

Тем временем в СМИ появилась информация о том, что Глебов, Нищеменко и Базылян тоже хотят сотрудничать со следствием. Впрочем, разные источники то подтверждают, то опровергают эти сведения. Точно пока ничего неизвестно. Кстати, Иван Назаров и его помощники свои сделки со следствием давно заключили...

Нельзя сказать, что к настоящему времени Следственный комитет согласился ограничиться "разгоном" подмосковной прокуратуры и полностью отказался от претензий к вышестоящим органам. Скорее, похоже на то, что СК сменил тактику. Слухи о причастности к "игорному скандалу" таких высокопоставленных лиц, как заместители и сын генпрокурора, ни к чему не привели. Теперь же следователи действуют аккуратнее, "поднявшись" вверх лишь на один уровень. 1 июня журналисты узнали о том, что СК с 27 мая проводит доследственную проверку в отношении заместителя прокурора Москвы Александра Козлова. Его заподозрили в получении взятки.

По официальным данным, Козлов начал карьеру в начале 1990-х годов в прокуратуре своего родного казахстанского города Уральск. В 1994-1995 годах он ненадолго перешел на гражданскую должность - стал юридическим консультантом фирмы "Тянь-Шань" все в том же Уральске. А в 1996 году Козлов переехал в Россию и был назначен старшим следователем прокуратуры Твери. Уже через несколько месяцев он перешел на работу в прокуратуру Тверской области, где успешно продвигался по карьерной лестнице до 2001 года.

Затем Козлов стал следователем в прокуратуре подмосковного Клина и уже в 2002 году был назначен заместителем городского прокурора. По данным открытых источников, как раз тогда был уволен прокурор Клина Вячеслав Заболотнев, занимавший эту должность 10 лет. В последующие годы в Клину сменилось несколько прокуроров. В 2009 году очередной прокурор, Олег Стальнов, был уволен со скандалом после акций протеста общественности. На его место назначили того самого Каплуна, который ныне находится в бегах.

Но вернемся к Козлову. Он задержался в прокуратуре Клина лишь до 2004 года, а затем был назначен прокурором города Пушкино. Именно к этому периоду относится история, заинтересовавшая Следственный комитет. По некоторым данным, в 2005 году депутат поселка Зеленоградский Пушкинского района Сергей Попов пожаловался Козлову, что в 1999 году глава поселка Людмила Гастило выписала незаконное постановление о выделении земельного участка несуществующему детскому дому номер 39. Прокурор провел проверку и пришел к выводу, что Гастило не нарушала закон.

Депутат Попов полагает, что это решение было принято не просто так - якобы глава поселка откупилась от Козлова другим земельным участком. Она по символической цене передала ему в собственность землю стоимостью 180 тысяч долларов. Позднее Козлов продал этот участок за 12 миллионов рублей тому самому Валерию Казакову, который посредничал между прокуратурой и криминальным миром до своей смерти на пороге Пушкинской городской прокуратуры. Кстати, в 2005-2007 годах курс доллара не сильно отличался от сегодняшнего, согласно которому 180 тысяч долларов равняются примерно 5 миллионам рублей. То есть, если сведения Попова верны, криминальный авторитет купил у прокурора землю по цене, завышенной более чем в два раза. В причинах такой любезности, если она действительно имела место, тоже предстоит разобраться следователям.

В 2006 году Попов добился проведения прокурорской проверки в отношении Козлова. По итогам проверки было объявлено, что информация о получении взятки в виде земельного участка не подтвердилась. А через год после этого Козлова повысили в должности - он стал заместителем прокурора Москвы (напомним, этот пост он занимает до сих пор). На должность прокурора Пушкино был назначен Роман Нищеменко (бывший заместитель прокурора Ивантеевки). Именно при нем был убит Казаков. Что криминальный авторитет делал перед смертью в прокуратуре, Нищеменко объяснить так и не смог. В 2009 году Нищеменко перевели на пост прокурора Одинцово. Эту должность он занимал вплоть до "игорного скандала", по итогам которого был арестован.

По всей видимости, в Следственном комитете решили, что именно через Козлова "игорный скандал" можно будет "перебросить" на московскую прокуратуру (а там, может быть, и выше). 27 мая заместитель столичного прокурора получил приглашение на беседу в СК. Пока именно приглашение, а не повестку; сам Козлов утверждает, что СК вообще не имеет права вызывать его повесткой - документ сначала должен быть направлен в Генпрокуратуру. Козлов говорит, что в пятницу, 27 мая, секретарь не успела передать ему приглашение, а в понедельник все его дела на неделю уже были расписаны, и отменять их ради встречи со следователями он не намерен. В СК ситуацию оценивают иначе - 1 июня, когда о происходящем стало известно СМИ, неназванные источники этого ведомства едва ли не обвинили Козлова в том, что он пустился в бега.

Интересно, что следователи и прокуроры используют в беседах с журналистами фактически одни и те же аргументы, только оценивают их по-разному. Следователи подчеркивают, что в 2006 году прокурорскую проверку по факту получения земли Козловым фактически проводил сам Козлов. В СК сомневаются, что он мог беспристрастно проверить сам себя. В то же время источники в Московской областной прокуратуре утверждают, что активное участие прокурора в проверке собственной деятельности свидетельствует о его невероятной честности. В прокуратуре ситуацию преподносят следующим образом: "Когда Козлов об этом узнал, то даже сам предложил помощь. Сказал, что если ему не доверяют, то он готов лично участвовать в проверке".

Разобраться в ситуации следователям будет не так-то просто - в СМИ просочилась информация о том, что документы, касающиеся проверки 2006 года, бесследно исчезли. Возможно, что их уничтожили в связи с истечением срока давности. Документы такого рода положено хранить в архивах пять лет. Хотя формально срок еще не истек (проверка проходила в августе), канцелярские работники могли и поторопиться. При этом в СК подчеркивают, что ответственность за сохранность документов целиком и полностью лежит на прокуратуре, так как самого Следственного комитета в 2006 году еще не существовало.

На данный момент Козлов отнюдь не выглядит как человек, готовый пуститься в бега. Напротив, он подробно рассказывает о законности получения земельного участка и угрожает засудить следователей за клевету (хотя добавляет, что у него может не найтись времени на такие мелочи). "Страшно то, с какой легкостью тебя без суда и следствия записывают в преступники и обливают грязью на всю страну. Страшно не только для меня, а для страны в целом. Сегодня по чьему-то ложному доносу клеймят меня, завтра - любого из вас", - сокрушается прокурор.

Однако картину "ложного доноса" портит один неприятный для Козлова факт. Его лицо можно увидеть на одной из тех самых компрометирующих фотографий, на которых запечатлен совместный отдых прокуроров и Ивана Назарова. На снимке Козлов стоит с рюмкой в руке рядом с Александром Игнатенко - тогда заместителем прокурора Подмосковья, а ныне главным фигурантом дела о получении взяток. Пока Козлов никак не объяснил происхождение этой фотографии.