Проводили первым

В Латвии сменили президента, решившего распустить Сейм

В противостоянии между группировками, борющимися за власть в Латвии, пройден очередной этап. 2 июня в парламенте страны выбрали нового президента. Прежнему главе республики Валдису Затлерсу, которого поддержало правящее "Единство" (объединение, которое является лидером парламентской коалиции), не удалось сохранить этот пост. Его место теперь займет бывший банкир Андрис Берзиньш - кандидат, которого протолкнул в президенты "младший" партнер "Единства" по коалиции - Союз "зеленых" и крестьян.

Сама по себе эта победа принесла СЗК не слишком много: президент в Латвии - парламентской республике - фигура не особо значительная. С другой стороны, Союз, неофициальным лидером которого является известный латвийский олигарх Айвар Лембергс, фактически подтвердил курс на переформатирование власти. Победа Берзиньша стала возможной вследствие того, что его кандидатуру поддержала часть оппозиции - прежде всего, крупная оппозиционная партия "Центр согласия" (политологи считают, что о совместных действиях СЗК и ЦС договорились заранее).

Хотя официально разрывать отношения СЗК и "Единство" пока не собираются, правящая коалиция теперь по сути существует лишь номинально. Младший партнер уже открыто издевается над старшим, заявляя, что для "Единства" "игра проиграна" и что его ("Единства") лидерам скоро придется расстаться с властью.

Между тем процедура роспуска Сейма, которую инициировал Затлерс, остается в силе. В июле по этому вопросу состоится референдум: если граждане выскажутся за роспуск, досрочные парламентские выборы могут пройти до конца года. Близостью выборов, вероятно, можно объяснить то, что объединяться в новую коалицию СЗК и оппозиционный ЦС не спешат.

Президент

Президент в Латвии выполняет в основном представительские функции. В принципе, человек, занимающий этот пост, может попытаться достичь большего - к примеру, активно заняться внешней политикой, как это делала предшественница Затлерса Вайра Вике-Фрейберга (способствовавшая тому, что Латвия во время ее президентства стала членом Европейского Союза, а также вступила в НАТО). Затлерс, однако, подобной активности не проявлял. Не будучи профессиональным политиком (по профессии Затлерс - врач-травматолог), он неплохо справлялся с тем, чтобы представлять свое государство в качестве президента, но дальше этого не пошел.

Как выразился некоторое время назад политтехнолог Юргис Лиепниекс, если бы президент вдруг ушел в отпуск на несколько месяцев или даже уехал из страны, "никто бы этого не заметил".

В жизни латвийских граждан от того, остался бы Затлерс президентом на второй срок или уступил бы свое место кому-то еще, едва ли что-то сильно бы изменилось. Для латвийских властей же вопрос о выборах президента оказался принципиально важным - дело было не столько в преимуществах, которые получила бы та или иная группировка, протолкнув в президенты своего человека (учитывая, что власти у президента мало), сколько в усиливающемся конфликте между участниками парламентской коалиции.

В условиях, когда отношения между членами альянса ухудшались, голосование по кандидатуре президента должно было стать для коалиции тестом на прочность (или же, как и произошло в итоге, знаменовать ее похороны).

Коалиция

Союз "зеленых" и крестьян имеет довольно большой опыт пребывания во власти: место в правительственных коалициях (различного формата) СЗК занимает с начала 2000-х годов. Его нынешний партнер, правоцентристский блок "Единство", был создан сравнительно недавно (незадолго до парламентских выборов 2010 года, на которых "Единство" одержало победу), хотя отдельные партии, объединившиеся в этот альянс, ранее уже имели опыт работы в правительстве вместе с СЗК.

Когда по итогам выборов 2010 года они решили возобновить сотрудничество, это, с одной стороны, выглядело логично. С другой стороны, представителей "Единства" предупреждали, что для него этот альянс может оказаться опасным. Дело в том, что расклад сил в парламенте позволял "младшему партнеру" (если бы у него вдруг появилось такое желание) подобрать себе нового союзника (оппозиционный "Центр согласия" - партию, которая пользуется поддержкой русскоязычного населения), создать с ним на пару коалицию, а "Единство" отправить в оппозицию. Из ста мест в Сейме "Единство" получило 33, ЦС - 29, СЗК - 22. Объединившись, обладатели второго и третьего места получили бы как раз столько голосов, сколько нужно для формирования большинства.

Наблюдатели отмечали, что "Единство" оказывается в опасной зависимости от "крестьян", которые смогут шантажировать "старшего партнера" выходом из коалиции (у самого "Единства" при этом такой возможности не было - против союза с ЦС открыто выступало националистическое крыло правящего блока, коалиционные переговоры, проводившиеся с "согласистами", стабильно проваливались). Как выразился по этому поводу один из депутатов, "Лембергс получил золотые карты, и Домбровскис [глава правительства Латвии, один из лидеров "Единства"] будет работать столько, сколько его будет поддерживать Лембергс".

И, разумеется, "Единству" после выборов напоминали, что в Сейм оно шло под лозунгами "спасения страны от олигархов". Объединение с СЗК, за которым стоит один из самых известных латвийских олигархов, этой риторике явно не соответствовало. В "Единстве", однако, пытались делать вид, что все в порядке и что союз с Лембергсом ему ("Единству") ничем не грозит. Комментируя опасения, одна из лидеров блока Сармите Элерте выразила надежду, что олигарх будет "слишком занят своими судами" (Лембергса неоднократно пытались привлечь к ответственности по обвинениями в коррупции, на него завели уголовное дело, а в 2007 году его даже арестовали, однако позднее олигарх был освобожден), чтобы влиять на политические процессы.

Довольно быстро стало ясно, что спокойной жизни с таким партнером "Единству" не будет. Лембергс критиковал экономическую политику правительства (министерство финансов он, в частности, назвал "могильщиком латвийской экономики"), заявлял, что принимаемые властями решения "загоняют народ в нищету". Помимо прочего он выступил за изменение политической системы - с парламентской на президентскую республику, чтобы "исполнительная власть находилась в руках президента". Выборы такого президента - не в парламенте, а общенародным голосованием - Лембергс предложил провести уже летом 2011 года. Для правительства, в котором ключевые позиции сейчас занимает "Единство", такой сценарий, вероятно, обернулся бы досрочным сложением полномочий.

При этом в СЗК регулярно напоминали, что против союза с "Центром согласия" они ничего не имеют. "Я надеюсь, что в будущем нам снова представятся такие возможности [помочь ЦС попасть во власть], и мы их не упустим", - рассуждал вице-спикер Сейма от "крестьян" Гундар Даудзе. Лембергс, со своей стороны, говорил, что взял бы в правительство "Центр согласия" без каких-либо условий.

Своего рода репетицией президентских выборов стало голосование по кандидатуре омбудсмена, состоявшееся в Сейме в начале марта. "Крестьяне" тогда поддержали кандидата, которого выдвинул оппозиционный "Центр согласия" (а не того, которого предложило "Единство"). Слухи о предстоящем распаде коалиции после этого усилились (в "Единстве", впрочем, эти слухи опровергали).

В итоге "крестьяне" выдвинули своего кандидата - депутата от СЗК, бывшего банкира Андриса Берзиньша. Они не стали выступать в качестве явных противников Затлерса, поддерживаемого "Единством" (перед выборами СЗК заявило, что голосование фракции будет "свободным"), но суть от этого не изменилась. Затлерс на второй срок избран не был, президентом стал его конкурент.

Роспуск Сейма

Когда Затлерс выступил с заявлением о роспуске Сейма (заявление было сделано 28 мая), это, естественно, было воспринято в контексте предстоящих выборов президента. Правда, версии, объясняющие, каким образом одно может быть связано с другим, существенно различались. Одно из самых простых объяснений заключалось в том, что президент испугался поражения на предстоящих выборах и решил сорвать эти выборы, распустив парламент (эта версия в итоге не нашла подтверждения: голосование по кандидатуре президента прошло по плану), или хотя бы "отомстить" депутатам.

Объяснение выглядело малоубедительным. За четыре года своего президентства Затлерс, в общем, не демонстрировал серьезных политических амбиций. При желании он, безусловно, мог бы извлечь гораздо больше из своей должности, однако в попытках урвать побольше власти уходящий президент замечен не был. Его демарш под конец президентского срока по сути шел вразрез с тем, как он вел себя последние несколько лет.

Еще одна версия заключалась в том, что уходящему президенту (учитывая, что необходимая поддержка его кандидатуры в парламенте представлялась сомнительной) было предложено выступить в другом качестве - в качестве лидера некой партии, которая пойдет на выборы в Сейм. Роспуск парламента при таком сценарии становился началом его (Затлерса) предвыборной кампании. Сам Затлерс, впрочем, эту версию пока не подтвердил. Когда сторонники уходящего президента, собравшиеся возле Сейма в день выборов, призвали Затлерса основать партию, он ответил, что до начала июля продолжит исполнять президентские обязанности, а затем решит, что делать дальше.

Наконец, существует версия, что роспуск Сейма, анонсированный Затлерсом - часть плана, придуманного правящим "Единством". Как полагают конспирологи, "Единство", справедливо ожидая, что в президенты пройдет кандидат от СЗК, опасалось, что вслед за этим "крестьяне" создадут коалицию с ЦС (получив, соответственно, контроль над президентурой, правительством и парламентом), и поэтому решило принять контрмеры.

СЗК и ЦС, конечно, могут создать правительство и в нынешней ситуации, однако вероятный роспуск парламента эту возможность обесценил (правительство просуществовало бы считанные месяцы, а его участникам при этом, возможно, пришлось бы брать на себя ответственность за непопулярные решения, связанные с преодолением экономического кризиса).

По этой версии, роспуск Сейма - это начало предвыборной кампании самого "Единства". Посыл Затлерса, который, объясняя необходимость роспуска парламента, намекнул на зависимость депутатов от олигархов, "Единство" очень быстро подхватило. Уже ясно, что на выборы оно вновь пойдет под "антиолигархическими" лозунгами.

Дополнительным аргументом в пользу этой версии можно считать то, что Затлерса представители "Единства", комментирующие роспуск парламента, поддержали. Более того, они даже пригласили уходящего президента в свои ряды. Одна из лидеров блока Солвита Аболтиня заявила, что вступление в "Единство" - это его (Затлерса) "политически-моральный долг".

P.S.

После того как президентом был избран кандидат от СЗК, появились предположения, что новый президент может остановить процедуру роспуска Сейма, инициированную его предшественником. Это позволило бы "крестьянам" и их новым союзникам спокойно заняться созданием коалиции и формированием нового правительства. Берзиньш, отвечая на вопрос о том, может ли быть отменено решение о роспуске, не исключил такой возможности. "Этот вопрос можно обсудить, если появятся определенные аспекты", - сказал он.

Позднее, однако, Берзиньш заявил, что останавливать то, что начал Затлерс, он не будет. По словам нового президента, после консультаций с юристами Сейма он пришел к выводу, что "обратной дороги нет".

Референдум о роспуске Сейма назначен на 23 июля. В случае, если граждане выскажутся за досрочное прекращение полномочий парламента, выборы нового Сейма, как ожидается, пройдут осенью 2011 года.