Новости партнеров

Длинные ковши

В Москве за одну ночь снесли два историко-культурных объекта

В ночь с 18 на 19 июня 2011 года в Москве в очередной раз были снесены два исторических здания. На этот раз досталось последнему уцелевшему флигелю усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских на Большой Никитской и дому купцов Феоктистовых на Большой Ордынке.

Движение "Архнадзор" сразу же назвало случившееся "Ночью длинных ковшей". По словам координатора движения Натальи Самовер, это наименование родилось в пять утра, когда историко-культурные объекты рушились буквально на глазах у градозащитников. Самовер отмечает, что в ночь с 18 на 19 июня городу был нанесен беспрецедентный урон.

Следует уточнить, о каких именно зданиях идет речь. История с имением Глебовых-Стрешневых-Шаховских тянется достаточно давно. В настоящее время на территории усадьбы XVIII века располагается театр "Геликон-опера". Для успешного функционирования театру требуется более современное помещение, поэтому с некоторых пор начали разрабатываться проекты реконструкции усадьбы. Предполагалось, что при этом ее исторический облик будет сохранен. Впрочем, это идет вразрез с пожеланиями руководства театра, которое, в частности, хотело бы получить в свое распоряжение новый большой зал.

Мнения относительно дальнейшей судьбы "Геликон-оперы" и усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских разделились. Точка зрения "Архнадзора" понятна: движение предлагало ограничиться научной реставрацией и выступало категорически против строительства новых сооружений на территории имения. Интересно, что схожей точки зрения придерживалась и Общественная палата РФ: в декабре 2010 года комиссия по сохранению и развитию отечественной культуры заявила, что театру, возможно, следует выделить новую территорию.

С другой стороны, за реконструкцию "Геликон-оперы" выступает, например, заместитель мэра Москвы Марат Хуснуллин. ("Создается ощущение, что он заместитель Лужкова, а не Собянина", - говорит про него Самовер.)

В результате в прошедшие выходные был разрушен последний уцелевший флигель усадьбы Глебовых-Стрешневых-Шаховских. Снос здания дважды приостанавливался по требованию "Архнадзора" - вечером 18 июня и ночью 19 июня. Оба раза активисты получали обещания строителей прекратить снос. Однако к шести утра 19 июня от здания осталась лишь груда кирпичей. Самовер отмечает, что строители не следовали даже собственному проекту реконструкции. Предполагалось, что фасад флигеля, украшенный узорной кирпичной кладкой, будет разобран вручную. Каждый кирпич необходимо было промаркировать, чтобы затем воспроизвести кладку на фасаде "здания-новодела". Однако вместо этого флигель был разрушен при помощи экскаватора.

При помощи экскаватора был снесен и дом Феоктистовых - небольшое деревянное сооружение первой половины XIX века. Сам дом Феоктистовых не имел охранного статуса и считался "рядовым элементом историко-градостроительной среды". Тем не менее, здание располагалось на территории объединенной охранной зоны. Другими словами, строительство на месте снесенного сооружения возможно только в режиме регенерации. То есть, согласно действующему законодательству, на этой территории запрещено "строительство, за исключением применения специальных мер, направленных на сохранение и регенерацию историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия". Формулировка несколько извилистая, однако Самовер отмечает, что планы застройщиков в нее уж точно не укладываются. Дело в том, что на месте небольшого дома Феоктистовых планируют выстроить ресторан, размеры которого будут в четыре раза превышать габариты оригинального сооружения. То есть ни о каком "сохранении среды" речи точно не идет.

Примечательно, что для осуществления работ на обоих вышеупомянутых объектах застройщикам требовались дополнительные решения Департамента культурного наследия Москвы. В частности, этот орган по просьбе мэра в месячный срок должен был проверить обоснованность сноса 14 объектов, в число которых вошла и усадьба Глебовых-Стрешневых-Шаховских. Ордер на снос дома Феоктистовых также был приостановлен 6 мая 2011 года до получения повторного согласования Департамента. Самовер говорит, что, даже если решения по этим объектам и были вынесены, Департамент их так и не обнародовал.

По словам Самовер, "Ночь длинных ковшей" стала "сокрушительным ударом по репутации правительства Москвы". Координатор "Архнадзора" подчеркивает, что во время сноса мэр Сергей Собянин в Москве отсутствовал - он находился в Санкт-Петербурге. При этом Самовер отмечает, что осенью 2010 года, то есть сразу после прихода Собянина на пост, наблюдалась некоторая положительная динамика. Изначально новая администрация зарекомендовала себя как вполне дееспособная. Однако примерно с января 2011 года, добавляет координатор "Архнадзора", историко-культурное наследие Москвы начали разрушать чуть ли не интенсивнее, чем при Лужкове.

По мнению Самовер, сложившаяся ситуация важна не столько с историко-культурной, сколько с политической точки зрения. "В настоящее время правительство Москвы проходит тест на дееспособность. Говорить правильные слова оно уже научилось, осталось доказать, что теперь мы живем не по заветам Лужкова", - заявила координатор "Архнадзора" в беседе с "Лентой.Ру".