Третьего не дано

Наблюдатели по-разному оценили питерские заявления Медведева

Президент России Дмитрий Медведев отказался конкурировать за пост главы государства с нынешним премьером Владимиром Путиным. То есть на выборы пойдет только один из них. Одновременно Медведев вдруг решил сломать вертикали власти, строительством которой сам же и занимался будучи главой администрации Путина в бытность того президентом. Впрочем, превращать вертикаль в горизонталь, по словам Медведева, необязательно будет он сам.

Ломать вертикаль власти, построенную в период президентства Владимира Путина, его преемник Дмитрий Медведев предложил в ходе своего выступления на Петербургском экономическом форуме 18 июня. "В современном мире невозможно управлять страной из одной точки, тем более когда речь идет о такой стране, как Россия. Скажу больше: если все начинает работать или движется по сигналу из Кремля... значит, система нежизнеспособна, ее нужно подстраивать под конкретного человека. Это плохо, это означает, что систему нужно менять", - заявил президент.

Тему вертикали глава государства продолжил в беседе с The Financial Times, которая состоялась в тот же день. "Очень многие руководители из самых лучших побуждений привыкли заниматься ручным управлением, - заявил Медведев. - Практически по любому вопросу обращаются в Кремль, обращаются к президенту, обращаются к Владимиру Путину, обращаются к министрам. Но невозможно, чтобы так было постоянно".

Вполне естественно, что такие заявления не могли остаться без внимания со стороны политологов, лидеров партий и прочих заинтересованных лиц, тем более что речь на ПЭФе, как верно заметил глава фонда "Политика" Вячеслав Никонов, была адресована, скорее, не населению, а как раз узкому кругу лиц. Поэтому, по мнению Никонова, заявления Медведева нельзя назвать предвыборными. "Это политическая речь... но назвать ее предвыборной нельзя", - подчеркнул и помощник президента Аркадий Дворкович.

С ними согласен один из лидеров "Правого дела" Леонид Гозман. "На меня речь произвела впечатление скорее отчетной, чем предвыборной", - пояснил он, указав на замечание президента, что объявленный им курс на децентрализацию должен быть осуществлен "независимо от того, кто и какие должности займет в нашей стране в ближайшие несколько лет". В связи с этим Гозман даже решил, что Медведев вовсе не будет баллотироваться на второй срок: "Для меня это звучало так: это буду не я, но все равно надо, чтобы реализовывалось".

Сам Медведев, который уже пару лет никак не соберется ответить на вопрос про 2012 год, в беседе с корреспондентом британской газеты заявил, что любой президент "просто обязан хотеть" избраться на второй срок. В то же время для самого Дмитрия Медведева по-прежнему актуален вопрос "будет ли он для себя это решение принимать или нет". "Вот это решение несколько отстоит от его [президента] желания", - попытался объяснить ситуацию глава государства. На заключительном заседании форума Медведев, впрочем, пообещал, что часа X "ждать осталось совсем немного".

При этом он исключил даже возможность конкуренции с Владимиром Путиным (который также неоднократно заявлял о том, что он сам может пойти на третий срок в 2012 году). "Я думаю, что это трудно себе представить по одной причине как минимум. Дело в том, что мы с Владимиром Путиным (и с моим коллегой, и старым товарищем) все-таки в значительной мере представляем одну и ту же политическую силу. В этом смысле конкуренция между нами, она может пойти во вред, собственно, тем задачам и тем целям, которые мы реализовывали последние годы. Поэтому, наверное, это был бы не лучший сценарий для нашей страны и для конкретной ситуации", - заявил президент.

За эту реплику тут же ухватились в "Единой России", перепечатав интервью с заголовком "Дмитрий Медведев: Мы с Владимиром Путиным представляем одну и ту же политическую силу". "Безусловно, между премьером и президентом существует определенные разногласия по тем или иным тактическим вопросам. Но в стратегии они едины. Стратегия вырабатывалась ими совместно", - прокомментировал интервью президента высокопоставленный единорос Андрей Исаев.

В КПРФ, напротив, считают, что выдвижение сразу и Путина, и Медведева было бы "наиболее понятным обществу вариантом". По словам зампреда ЦК КПРФ Ивана Мельникова, отказ Медведева конкурировать с Путиным "говорит лишь об одном: ищется наиболее прагматичный вариант, высоко оцениваются риски потерять власть". Лидер фракции ЛДПР в Госдуме Игорь Лебедев солидарен с позицией КПРФ - баллотироваться должны оба. В "Справедливой России" полагают, что надежда на модернизацию сохранится только в случае избрания Медведева.

"Президентом будет Дмитрий Медведев, - уверен политолог Станислав Белковский. - И это связано не с субъективными предпочтениями - его или Владимира Путина. Но с объективной логикой развития политико-экономической системы в России. Сегодня эта система более всего нуждается в легализации на Западе... Сам Путин заинтересован в том, чтобы пошел Медведев".

Директор Центра политической информации Алексей Мухин, который после выступления Медведева на форуме заявил, что тот будет баллотироваться на новый срок, после публикации интервью в FT изменил свою точку зрения. "Владимир Путин не хочет, а Дмитрий Медведев не сможет баллотироваться... Я ставлю на кого-то третьего", - заявил он.

Вопрос о том, кто будет баллотироваться в президенты в 2012 году, и Владимиру Путину, и Дмитрию Медведеву задают уже пару лет. "Мы договоримся, потому что мы люди одной крови и одних политических взглядов", - заявлял в 2009 году Владимир Путин. В 2010 году сам Медведев сказал, что не исключает третьего кандидата на выборах, а в 2011 году Путин добавил, что оба члена тандема раздумывают о новом президентском сроке. На недавней пресс-конференции Медведев снова ушел от ответа на главный вопрос.

В целом, диспозиция не изменилась и сейчас, за исключением того, что о третьем варианте речи уже, кажется, не идет. Таким образом, практически все сходятся на том, что президентом предсказуемо станет Путин или Медведев. Разумеется, Путин вряд ли примется ломать созданную им же вертикаль власти, тем более что он в последнее время увлекся созданием Народного фронта, отсылающего прямиком к нерушимому союзу коммунистов и беспартийных, существовавшему в СССР, где все решения принимались по указке из Кремля. На Медведева, несмотря на все его заявления, особой надежды тоже нет, поскольку он сам участвовал в строительстве вертикали власти и к тому же до сих пор отказывается вернуть прямые выборы губернаторов, то есть, по сути, сознательно остается сторонником этой самой вертикали.

Тем не менее, газета The New York Times отдает предпочтение кандидатуре Медведева, которому для того, чтобы стать приемлемым кандидатом для среднего класса, как пишет издание, нужно продемонстрировать свою независимость. The Washington Post, со своей стороны напоминает, что Медведев всегда воспринимался Западом как более перспективный кандидат с точки зрения демократизации России, хотя в России Путин более популярен.

Поскольку неопределенность с выборами возникла на фоне постоянной критики Запада на недостаток демократии в России, Associated Press и The Daily Telegraph отмечают, что трения в тандеме подстроены нарочно, чтобы это было похоже хоть на какую-то предвыборную борьбу.

А вот с точки зрения Дэниэла Вагнера, главы компании Country Risk Solutions, специализирующейся на консультировании инвесторов по поводу политических рисков, кто станет следующим президентом России, в принципе, не так уж и важно. По его мнению, кто бы ни оказался главой государства, Россия так и останется сложным и временами даже опасным местом для ведения бизнеса.