Башаров узел

На выручку президенту Сирии готова прийти "Хизбалла"

Череда народных восстаний в арабских странах не могла не отразиться на взаимоотношениях Израиля с его соседями. И если египетская революция пока доставила Иерусалиму лишь небольшую головную боль - снятие блокады с сектора Газа, то события в Сирии рискуют принять серьезный оборот и вылиться в новую войну.

Ситуация в регионе, и без того запутанная донельзя, с началом сирийского восстания приобрела все черты гордиевого узла, в котором сплелись самые разные религиозные, экономические, дипломатические и военные нити.

Практически вся сирийская верхушка (включая президента Башара Асада) принадлежит к секте алавитов - течению, формально являющемуся одним из шиитских направлений ислама. Однако в действительности алавиты - это что-то вроде закрытого мусульманского ордена, практикующего ритуалы, имеющие существенные расхождения с традиционным исламом.

Религиозные практики алавитов покрыты тайной, полностью достоверной информации о том, во что они верят и как поклоняются своему богу, нет. Согласно некоторым данным, они по-своему отмечают некоторые христианские праздники (в частности, Пасху), причащаются вином и хлебом, а также чтят своеобразную "троицу" - пророка Мухаммада, его последователя Сальмана аль-Фарси и имама Али. Последний при этом является своего рода воплощением всех более ранних пророков.

При этом прозелитизмом алавиты не занимаются, хранят свои тайные знания от посторонних, а в случае необходимости выполняют обряды других религий, сохраняя в душе веру в свою.

В Сирии они составляют около 11 процентов населения, но занимают все ключевые государственные посты и весьма преуспевают в бизнесе. В умах представителей суннитского большинства, живущего в массе своей небогато, коктейль из тайной секты, неограниченной власти и огромных денег всегда рождал нехорошие мысли. Порой эти мысли находили свое воплощение в мятежах на религиозной почве. Мятежи, разумеется, жестоко подавлялись, что давало суннитам новые поводы для размышлений о природе стоящей над ними власти.

В этой ситуации трудно назвать странным обострение религиозных противоречий с началом мартовского восстания в Сирии. Основным орудием подавления мятежей стали полувоенные алавитские формирования, а также алавитская же 4-я дивизия под руководством президентского брата - Махера Асада. Солдаты-сунниты из частей начали массово дезертировать. На бытовом уровне между соседями различных вероисповеданий тоже выросло недоверие. Конфликт, несмотря на усилия властей доказать обратное, стал приобретать черты религиозного.

Правительство Сирии, желая переломить эту тенденцию, обратилось за моральной поддержкой к преимущественно суннитскому движению ХАМАС, чье руководство базируется в Дамаске. Однако палестинцы ответили уклончиво: они поблагодарили Асада за гостеприимство, но сказали, что во внутренние дела Сирии вмешиваться не будут.

Однако помощь все же пришла, хотя и не совсем оттуда, откуда хотелось бы. О своем полном одобрении действий сирийских властей заявили Иран и ливанское движение "Хизбалла". И президент Махмуд Ахмадинеджад, и генеральный секретарь "Хизбаллы" шейх Хасан Насралла - ортодоксальные шииты-двунадесятники. Им, конечно, могут не нравиться алавитские обрядовые и вероучительные "отклонения", однако в религиозном и политическом смысле Башар Асад для них все же свой человек.

Интересно, что и официальный Тегеран, и "Хизбалла" до этого бурно приветствовали арабские революции в других странах, радуясь свержению "американских марионеток" вроде тунисского диктатора Зин эль-Абидина Бен Али и его египетского коллеги Хосни Мубарака. Однако когда неприятности начались у "своего сукина сына", риторика шиитских правителей резко изменилась. Для оправдания сирийского режима в ход пошли ставшие уже смехотворными байки об "иностранных элементах" и "вооруженных бандах". Забавно, что сторонники Асада, сами того не заметив, взяли на вооружение изъезженный штамп о "террористах, прикрывающихся женщинами и детьми" (часто используемый, в частности, израильской пропагандой).

Такую нервозность Ахмадинеджада и Насраллы понять несложно. В их строгой структуре патронажа - Иран-Сирия-"Хизбалла" - средний элемент оказался под угрозой. Без лояльной Сирии Тегеран не сможет проводить свою политику вблизи от израильских границ, а ливанские экстремисты окажутся в окружении иноверцев без снабжения и надежного тыла.

Стоит отметить, что неформально к дружной компании сторонников сохранения у власти Башара Асада присоединились страны Запада и Израиль. Нынешний сирийский режим - бедный, слабый, беззубый и главное - предсказуемый. Президент, учившийся на офтальмолога в Лондоне - это не патологический садист вроде Саддама Хусейна или Муаммара Каддафи, а относительно спокойный человек, с которым при других условиях можно было бы и поговорить.

А что если ему на смену придет какой-нибудь чересчур самостоятельный суннит, обладающий безусловной поддержкой подавляющего большинства сирийцев? В худшем для Запада случае, страна может начать проводить действительно самостоятельную политику. Пример Египта это уже показал - новые власти не только открыли границу с сектором Газа, но и - неслыханное дело! - отказались брать кредит Всемирного банка, заявив, что он-де "не отвечает национальным интересам". Это настоящий бунт на корабле. Как прикажете контролировать страну, если она выберется из долговой ямы?

Асад, конечно, не фунт изюму, но общее мнение на Западе и в Израиле таково: лучше знакомый дьявол, чем незнакомый. Именно поэтому в Сирии не будет повторения ливийского сценария в части натовских бомбардировок. Это никому не нужно. В ответ на прямой вопрос о том, почему мировое сообщество молча взирает на массовые убийства в Сирии, дипломаты из ЕС и США разводят руками и кивают на Россию: Москва грозит ветировать любую резолюцию ООН, направленную против нынешнего сирийского правительства. Хотя в Ираке, например, в свое время никакой резолюции не понадобилось - и без нее начали вторжение.

Хотя прямо никто такого не говорит, но в выступлениях западных представителей между строк читается примерно такое: "Асад там, вроде бы, начал какие-то реформы, пускай попробует. Если это сработает, то мы, как это было в Бахрейне, закроем глаза на горы трупов и даже, возможно, объявим его хорошим реформатором, с которым можно иметь дело".

Логика понятная. В США никому не хочется затевать еще одну войну с совершенно непредсказуемыми последствиями и возможной угрозой для Израиля. Сирийская политика строится на такой основе: Асада надо подталкивать к реформам, но не слишком энергично, чтобы режим не рухнул, а постепенно - чтобы трансформировался в какое-то подобие турецкого. Это стратегия. Тактика, правда, хромает.

Барак Обама и его европейские друзья уже несколько месяцев "ясно и недвусмысленно" повторяют одну и ту же мантру: "Башар Асад должен провести реформы или уйти с поста президента". Реформ он, правда, не проводит и в отставку тоже не собирается, но риторика Запада не меняется. Конечно, против Асада и его приближенных США и Европа ввели односторонние санкции. Но этот метод давления в истории человечества еще ни разу не принес ожидаемых результатов, поэтому может считаться косметическим. Других рычагов давления на Асада нет, поэтому концепцию поведения Европы и США в отношении Сирии можно охарактеризовать так: "Мы сделали все, что могли. Теперь, авось, само рассосется".

Тоже выход. Но проблема состоит в том, что нет, не рассосется. Пока экраны телевизоров заполнены сюжетами о сирийских властях и войсках, беженцах и демонстрантах, в стране стремительно ухудшается экономическая ситуация.

Сирия и до революции была не самой богатой страной. Тотальная коррупция, неэффективный государственный сектор, отсутствие конкурентоспособной промышленности не способствовали быстрому росту благосостояния людей. Кроме того, из-за хронической нехватки воды и частых засух из деревень в города выехали миллионы крестьян, не все из которых нашли работу. На фоне стремительно растущего населения все это порождало высокую безработицу и, как следствие - растущую бедность.

Вообще говоря, протесты в Сирии начались не с политических, а экономических требований. Люди вышли на улицы, чтобы добиться улучшения условий жизни. Политика в их лозунгах появилась только тогда, когда по ним начали стрелять.

С ростом протестной волны положение вещей в экономике только ухудшилось. Правительство, стремясь уменьшить число недовольных, понизило цены на основные товары и повысило выплаты госслужащим. Это, конечно, здорово, но бюджет к росту расходов готов не был. Точно так же никто не мог предвидеть внушительных трат на проведение многочисленных военных операций по усмирению целых городов. Но что еще хуже, из страны рванули иностранные инвесторы, прежде всего - турецкие и катарские. Целые отрасли, вроде туризма и строительства, прекратили работать. Местная валюта - сирийский фунт - рухнула на 17 процентов. Объем золотовалютных резервов резко пошел вниз.

При этом у правительства нет никакой стратегии исправления ситуации - оно занято подавлением восстания. Из-за вывода иностранцами капитала, растущей инфляции, закрытия гостиниц и строек страна оказалась на грани экономического коллапса. И это не злорадный прогноз недоброжелателей, а слова президента Асада, который в своей последней речи почти умолял сограждан прекратить бузить.

Его озабоченность объяснима: неожиданное и значительное облегчение кошельков вывело на улицы даже таких смирных людей, как белорусы. Что важно: на главных городских площадях собирались не только заядлые оппозиционеры, но и те, кому политика долгое время была до лампочки. Горячие сирийцы, оставшись без законного кебаба, в ладоши хлопать не будут, а учинят что-нибудь посерьезнее.

Иллюстрацией к этому могут стать демонстрации, начавшиеся в Сирии после обеда 24 июня. Акции протеста начались в десятках городов по всей стране, включая Дамаск. В некоторых населенных пунктах власти отдали войскам приказ стрелять на поражение, а в Хомсе, например, на главную улицу вывели бронетехнику. К этому все уже привыкли, но вырисовывается очень нехорошая тенденция - каждую пятницу людей на улицы выходит все больше и больше.

Под халифом Башаром закачался трон. Положение очень непростое, поэтому и меры выхода из него должны быть неординарными. Ему надо срочно найти нечто способное сплотить вокруг его персоны весь народ - вне зависимости от религиозных предпочтений и экономического положения. Такой инструмент имеется, хотя использовать его можно только в крайних случаях. Это война.

Боевые действия способны отвлечь людей от протестов, резко повысить уровень патриотизма и добавить авторитета лидеру. С кем воевать, вопрос не стоит - формально Сирия воевать с Израилем и не прекращала. Другой вопрос - как, где найти на это силы?

Но, как выяснилось, возможность затеять драку у Дамаска имеется. Руководство движения "Хизбалла" готово в этом помочь. По данным агентства Reuters, Хасан Насралла, крайне обеспокоенный возможностью потери верного союзника в лице алавитского режима, всерьез рассматривает возможность начать войну против Израиля.

В 2006 году, когда источники в администрации Джорджа Буша говорили, что для прекращения иранской ядерной программы "рассматриваются все методы" - то есть не исключали бомбардировку заводов по обогащению урана, "Хизбалла" пришла на помощь своему сюзерену.

Война с Израилем, продлившаяся чуть более месяца, надолго отвлекла мир от ядерных экспериментов Тегерана. Тогда ливанские боевики с помощью оружия из Сирии вполне успешно сопротивлялись одной из наиболее боеспособных армий мира. Теперь самое время отдать должок Дамаску, придя ему на выручку. Тем более что сохранение действующего сирийского режима критически важно и для самой "Хизбаллы".

По данным израильтян, за пять лет, прошедших с прошлой войны, Насралла и его подчиненные сумели не только восстановить свои людские резервы и запасы ракет, но и значительно их увеличить. То есть воевать есть чем. Повод тоже искать не придется: Израиль уже много лет оккупирует небольшой участок ливанской территории - так называемые "фермы Шабаа".

Возможная война против Израиля наверняка отвлечет сирийцев от уличных протестов и уж точно оторвет внимание Запада от проделок Башара Асада внутри страны. В Иерусалиме это прекрасно понимают и усердно готовятся к возможному обострению на ливанской границе. Об этом свидетельствует как минимум два обстоятельства. Во-первых, в Израиле только что закончились крупномасштабные учения по гражданской обороне: люди тренировались по сигналу спускаться в противоракетные убежища. Во-вторых, в южном Ливане ЦАХАЛ уже наметил себе сотни целей для бомбардировок.

Конечно, военные приготовления на Ближнем Востоке - дело обычное, в обозримом будущем война там может и не начаться. Однако сейчас все свидетельствует о том, что ситуация развивается именно в этом направлении.

Узел противоречий, который сплелся в этом регионе из-за сирийского восстания, распутать уже невозможно. А раз так, то придется прибегнуть к мечу.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло
Мир00:0121 мая
Яир Нетаньяху

Маленький принц

Он снимает проституток, сорит деньгами и живет у родителей. Его папа — премьер