Не частный случай

Мосгорсуд проигнорировал решение Верховного суда по делу Алексея Козлова

Мосгорсуд сократил срок заключения до пяти лет бизнесмену Алексею Козлову. Адвокаты Козлова требовали полной отмены приговора на основании его неправосудности. Фактически с ними согласились и в Верховном суде, который рассмотрел жалобу защиты и обнаружил в вынесенном приговоре фундаментальные нарушения законности.

Судья Мосгорсуда Дмитрий Фомин, рассматривавший в надзорном порядке дело Козлова, согласился уменьшить срок на два года. Он объяснил это внесенными изменениями в законодательство, согласно которым снижается тяжесть такого преступления, как легализация преступно нажитых доходов. Козлов был признан виновным в том числе и в отмывании денег, которые он получил за якобы похищенные акции. Позднее пресс-служба Мосгорсуда добавила, что еще одним фактором, повлиявшим на смягчение наказания, стало частичное возмещение осужденным причиненного ущерба.

Защита бизнесмена настаивает на том, что акции не были похищены, а Козлов просто выкупил свою долю в компании "Искож", так как хотел в дальнейшем перепродать ценные бумаги. Адвокаты и супруга предпринимателя, журналист Ольга Романова, полагают, что на акции претендовали люди из окружения теперь уже бывшего сенатора от Чувашии Владимира Слуцкера, которые и помогли сфабриковать дело на Козлова, когда тот захотел выйти из бизнеса.

В обоснование своих подозрений Романова приводила такой аргумент, что компромат на ее мужа был направлен в правоохранительные органы по факсимильной связи напрямую из приемной Слуцкера в Совете Федерации. Этот и другие доводы защиты не были исследованы Пресненским районным судом, который в марте 2009 года приговорил Козлова к восьми годам колонии, признав его виновным в хищении и легализации. В июне Мосгорсуд снизил ему срок до семи лет, согласившись с тем, что преступление было совершено без использования служебного положения.

С жалобами адвокатов на неправосудность приговора, пусть и со второго раза, согласилась высшая судебная инстанция России. Зампредседателя Верховного суда Анатолий Петроченков, который направил дело Козлова на пересмотр, подчеркнул, что предпринимателя осудили с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Например, при рассмотрении его дела не были обеспечены базовые принципы состязательности и презумпции невиновности, так как суд занял сторону обвинения и не принял во внимание аргументы защиты.

Мосгорсуд, вначале утвердивший приговор Пресненского суда, а затем его пересмотревший, и в этом случае занял странную позицию, фактически подставляясь под санкции, предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом. После вынесения решения Верховного суда надзорная жалоба должна быть рассмотрена в течение 15 дней. И поначалу Мосгорсуд назначил рассмотрение в предусмотренный УПК срок - на 22 июля. Однако буквально накануне заседания начались странности.

Жена осужденного, Ольга Романова, получила извещение, в котором стояла дата 22 июля - так же, как и в расписании Мосгорсуда. Однако 21 июля адвокату Вячеславу Гаврилову, представляющему интересы ее супруга, позвонили из Мосгорсуда и уведомили о переносе заседания. Романова решила позвонить в канцелярию суда, где ей сказали, что им ничего не известно о переносе заседания и оно должно состояться 22 июля, как и было намечено. Однако в назначенный день о новой дате рассмотрения было объявлено уже официально.

Пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева объяснила необходимость переноса тем, что судьям требуется дополнительное время, чтобы внимательно изучить объемные материалы дела, а к назначенной дате заседания они не успевают это сделать. Однако затем в Мосгорсуде заявили, что судья Фомин не сможет рассмотреть дело Козлова, так как он уже занят в этот день в других слушаниях. Парадоксальности ситуации добавило то, что самому осужденному бизнесмену также пришло извещение, но в нем изначально стояла новая дата - 29 июля. Для человека, который уже три года находился в изоляции от общества (Козлов был арестован в августе 2008 года), лишняя неделя, возможно, и не была принципиальна, если бы она приблизила момент его освобождения. Но с точки зрения законности, здравого смысла, да и вообще добропорядочности, действия Мосгорсуда довольно сомнительны. Недоумение также вызывает и то, что оба извещения - Романовой на 22 июля и Козлову на 29 июля - имеют один и тот же исходящий номер. Ольге Романовой и адвокатам ее мужа остается лишь гадать, было ли это вызвано тем, что в Мосгорсуде занимаются подделкой документов, или еще какими-нибудь причинами.

После отказа суда отменить приговор защита планирует вновь обратиться в Верховный суд, тем более, что суд нижестоящей инстанции принимал решение по формальным, как уже было сказано выше, причинам, без исследования доказательств и рассмотрения допущенных нарушений. По мнению Романовой, суд просто подталкивает ее мужа к тому, что бы он признал свою вину (а Козлов не признал себя виновным в отчуждении, как он заявляет, своих же собственных акций) и запросил условно-досрочное освобождение.

Журналист и супруга осужденного бизнесмена образно описала ситуацию "Ленте.ру": "Дорогие товарищи, вот вам минус два года, вы выходите по УДО, пожалуйста, и забудьте как страшный сон все, что было с нами. И нас не трогайте, а мы не будем трогать вас". Романова пояснила, что она готова присоединиться к мнению известного литературного персонажа, сказавшего "торг здесь неуместен". Поэтому Романова намерена добиваться, чтобы следователь Наталья Виноградова, курировавшая дело Сергея Магнитского, и судья Пресненского суда Олег Гайдар понесли ответственность за выполнение заказа на осуждение ее мужа и вынесение заведомо неправосудного приговора.

Поддержать Козлова в Мосгорсуд пришли несколько десятков человек, которые были одеты в майки с надписями "отказано" и "виновен", сделанные в рамках арт-серии "Мосгорштамп" художницей Екатериной Белевской. В основном это были жены осужденных или находящихся под следствием бизнесменов. Среди них была и бывшая юрист "ЮКОСа" Светлана Бахмина, которая провела за решеткой четыре с половиной года.

Ольга Романова уверена, что отказ в освобождении ее мужа, несмотря на позицию Верховного суда, продиктован тем, что принявшие такое решение люди больше озабочены собственным благополучием, зарплатой и сохранением должности, чем соблюдением Конституции. Получается, что Мосгорсуд ничем не отличается от Басманного, Хамовнического или недавно присоединившегося к ним Вельского суда, который отказал Платону Лебедеву в УДО из-за того, что тот за две недели, проведенные в колонии, успел поругаться с охраной и потерять казенный костюм. Логика этих формально законных решений всем понятна, причем понятна настолько, что простые граждане уже решаются на самосуд, а не простые, как Романова, берут адвокатов и друзей и наматывают круги вокруг Верховного суда, которому грозит перспектива остаться единственным Судом с большой буквы в России.

Россия21:0817 июля
Сергей Жигарев

Член за главного

Депутат от ЛДПР изменял жене, угрожал любовнице, был бит и сам напал