От сыра до Тахрира

Ближневосточная волна массовых демонстраций докатилась до Израиля

В августе Израиль захлестнула волна народных выступлений: сотни тысяч человек вышли на улицы, требуя снижения стоимости жизни. Несмотря на то, что требования манифестантов, которые неделями живут в палаточных городках в Тель-Авиве и Иерусалиме, носят подчеркнуто неполитический характер, многие уже сравнивают приходящее в Израиле с народными выступлениями, которые прошли зимой 2011 года в арабских странах.

Творожные волнения

Акция протеста, из которой выросли августовские демонстрации, ставшие самыми массовыми народными выступлениями за последние годы (стотысячные толпы на улицах городов для Израиля - вовсе не норма), казалось, ничего столь масштабного не предполагала: поводом для недовольства послужил рост цен на творог. В июне местные жители, недовольные магазинной стоимостью домашнего сыра, организовали группу в Facebook, в которой пожаловались на положение дел.

Впоследствии наблюдатели отмечали, что домашний сыр является истинно израильской едой (не заимствованной, в отличие от хумуса и фалафеля, из арабской кухни) и нет в стране дома, где его не подавали бы на завтрак. Иностранцу, дескать, не понять, но для самих израильтян нет ничего удивительного в том, что запредельные цены на творог вызвали широчайший резонанс. Действительно, в протестную группу в социальной сети люди записывались тысячами, и после двух недель "творожных протестов" израильские производители молочной продукции объявили о 25-процентном снижении цен.

Конечно же, по накалу израильский конфликт сильно уступал египетской "революции социальных сетей", в ходе которой сотни тысяч недовольных заполонили площадь Тахрир, требуя свободы слова, политических реформ и отставки диктатора, бессменно находившегося у власти в течение 30 лет. Скорее, эта коллизия может напомнить о знаменитом визите Владимира Путина в супермаркет "Перекресток". Однако окрыленные неожиданным успехом в битве за доступный творог израильтяне вскоре обратили свое внимание на более фундаментальные проблемы.

В последние годы жизнь в Израиле подорожала. Это заметно невооруженным глазом даже приезжему: цены на продукты, автомобили, жилье давно стали сопоставимы с московскими, но при этом следует помнить, что Москва считается одним из пяти самых дорогих городов в мире, в то время как Тель-Авив в подобных рейтингах привычно остается где-то в районе третьей десятки. Население всерьез опасается, что если так пойдет и дальше, то по ценам Израиль приблизится к Швейцарии, а по зарплатам так и останется на уровне Греции.

Сейчас минимальная зарплата израильтянина составляет 4100 шекелей, то есть около 1150 долларов в месяц. Однако нужно иметь в виду налоги, которые могут достигать 45 процентов от дохода, а также местную специфику жилищного строительства. Земля в Израиле является собственностью государства (пережиток коллективистских идеалов отцов-основателей), получение разрешения на строительство сопряжено с многочисленными бюрократическими проволочками и часто сопровождается коррупционными скандалами. Строящегося жилья не хватает, а стоимость аренды квартиры зачастую оказывается для жителей непомерной - в Тель-Авиве цены опять-таки в среднем соответствуют московским.

Не секрет также, что в Израиле, в отличие от других развитых стран, значительная часть богатства и собственности сосредоточена даже не в руках крупного бизнеса, а в руках нескольких богатейших семей. Эти же люди фактически определяют экономическую политику государства. Против всего этого, в общем, и выступают участники демонстраций.

Месяц протеста

Пик выступлений, которые продолжались с июля, пришелся на начало августа. Одинокие палатки, разбитые несколькими активистами на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве, неожиданно превратились в настоящий палаточный город. А к вечеру субботы, 6 августа, озвучить недовольство в связи с имущественным расслоением и высокой стоимостью жизни вышли почти 300 тысяч человек. Еще 20 тысяч параллельно митинговали в Иерусалиме.

Власти, такого поворота не ожидавшие, поспешили объявить об учреждении специальной комиссии и пообещали срочно начать реформы, чтобы снизить налоги и стоимость жилья. Однако протестующие расходиться не стали, а даже наоборот. Комиссии, созданной премьер-министром Биньямином Нетаниягу, они противопоставили собственную, а также пообещали организовать демонстрации по всей стране, чтобы показать, что народное недовольство выходит за пределы Тель-Авива.

Обещание свое организаторы сдержали. В минувший уик-энд в Израиле прошли новые акции протеста, на этот раз затронувшие около 20 городов, включая Хайфу, Беэр-Шеву и даже Эйлат. Однако ничего столь же масштабного, как неделей ранее, не получилось. В Хайфе на улицы вышли 16 тысяч человек, в Беэр-Шеве - около 40. Вроде и много (Москве, например, такой гражданской активности не снилось), и все же не сравнить ни с 300 тысячами 6 августа в Тель-Авиве, ни со 150 тысячами, вышедшими в июле на улицы Иерусалима.

Конечно, на основании этих цифр делать выводы о будущем "израильской революции" нельзя. В конце концов, население Хайфы в несколько раз меньше населения Тель-Авива, и 100 тысяч протестующих для небольшой страны - это даже скорее много. И все же кое что понятно уже сейчас.

Запросы и перспективы

Во-первых, можно сколько угодно говорить, что сравнивать дешевый творог и 30 лет диктатуры нельзя, но столь же неверно было бы заявлять, что на палаточников с бульвара Ротшильда никак не повлиял Тахрир. И февральские события в Каире, и неожиданный успех "творожных протестов" в Facebook в равной степени ответственны за появление сотен тысяч протестующих на улицах Тель-Авива.

Во-вторых, как и события на Тахрире, демонстрации в Израиле носят стихийный, то есть самый неудобный для властей характер. Улучшения условий жизни добиваются не профсоюзы, с которыми каждое успешное правительство умеет договариваться путем минимальных уступок работникам, а вроде как само население, которое самостоятельно организовалось и требует перемен.

В-третьих, несмотря на то, что формально лозунги протестующих израильтян лежат в социально-экономической плоскости (оставим за скобками различные маргинальные течения, представители которых выходят на улицы кто под анархистскими флагами, кто под серпом и молотом), очевидно, что в конечном итоге недовольство направлено против жизненной ситуации вообще и, в частности, против политического уклада. Если демонстрации продолжатся, израильским властям нужно будет сильно постараться, чтобы уверить протестующих, что их требования могут быть выполнены без смены кабинета, не говоря уж о каких-то радикальных изменениях в политической жизни.

Другое дело, что такой необходимости, скорее всего, не возникнет. В отличие от Египта или Туниса, в Израиле недовольство действиями властей принято выражать у избирательной урны. Если в обществе возникнет спрос на партию, которая выступит против существующего политического уклада, такая партия появится. А ждать, что радикальные перемены наступят в ответ на массовые демонстрации в Тель-Авиве, несколько наивно. Максимум, на что можно рассчитывать - это что действующее правительство испугается настолько, что не просто "создаст комиссию", но и постарается добиться каких-то значимых результатов.

Тем более что вопрос о том, сколько продержатся израильские демонстрации, пока что остается открытым. Значительная часть протестующих - студенты и молодежь. У работающих и семейных людей нет ни времени, ни возможности проводить все выходные в палатках на бульваре Ротшильда, они дождутся парламентских выборов, благо, в отличие от доведенных до отчаяния жителей Египта, Туниса, Ливии или Сирии, у них есть основания полагать, что их голос скажется на результатах.

Так что главная проверка на прочность "израильскому Тахриру" предстоит в сентябре-октябре, когда начнется учебный год. Правда, сами организаторы выступлений пока что демонстрируют оптимизм: на 3 сентября намечена невиданная по масштабам демонстрация сразу в 50 городах.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло