Без такта

Музыканты Госоркестра рассказали о работе с дирижером Горенштейном

Марк Горенштейн. Фото ИТАР-ТАСС

Артисты Государственного академического симфонического оркестра 23 августа написали открытое письмо, в котором попросили Минкультуры уволить главного дирижера ГАСО Марка Горенштейна. Артисты ГАСО рассказали "Ленте.ру", почему не хотят работать с дирижером: из-за хамства, угроз, увольнений и творческого застоя. По понятным причинам музыканты согласились дать лишь анонимное интервью. "Лента.ру" также планирует связаться с Марком Горенштейном, чтобы узнать его мнение о письме и работе Госоркестра.

"Лента.Ру": Когда возник конфликт внутри коллектива?

В 2002 году, после того как министр культуры Российской Федерации (Михаил Швыдкой - прим. "Ленты.ру") назначил Марка Борисовича Горенштейна худруком Госоркестра. В принципе артисты оркестра сразу высказали свое мнение по этому вопросу, они пришли на встречу с министром и сказали, что Марк Борисович - не та личность, которая должна руководить ГАСО, по многим причинам. Министр сказал, что рассмотрит заявление, но рассмотрев его, без комментариев назначил Горенштейна. Командно-административным образом.

Вы предлагали свои кандидатуры?

Конечно. Солисты оркестра подписали письмо министру с просьбой назначить выдающегося дирижера Александра Николаевича Лазарева, тем более, что великий Светланов (Евгений Светланов, главный дирижер оркестра в 1965-2000 годах - прим. "Ленты.ру") неоднократно говорил, что считает единственным своим преемником Лазарева. Но в ответ на это был приказ. Тогда прошла масса пресс-конференций, выступили многие деятели культуры - общественность была возмущена таким решением.

Михаил Швыдкой в одном из интервью сказал, что когда пришел Горенштейн, музыкантам "не хватало сильной дирижерской руки", а сейчас вы жалуетесь. Прокомментируйте, пожалуйста, это высказывание.

Лазарев - это не только сильная дирижерская рука, но и профессиональная дирижерская рука. Дирижер, получивший международное признание. Недаром его приглашали и главным дирижером в Англию, он первым из отечественных дирижеров стал главным дирижером Дуйсбургской филармонии в Германии. Помимо этого, он был главным дирижером Большого театра, Королевского оркестра в Глазго и постоянно дирижировал в London Symphony.

Как у вас с самого начала складывались отношения с Горенштейном?

- Первое, что было сказано коллективу, это то, что будет диктатура. Ну вот диктатура и привела к тому, что мы имеем на сегодняшний день.

- Все опытные музыканты, которые работали при Светланове, постепенно выгонялись, их заставляли писать заявления об уходе.

Увольняли "сверху"? Или это была личная инициатива музыкантов?

- Нет. Дирижеры вынуждали, говорили: "Тебе пора... Пиши заявление об уходе" или "Я тебе все равно работать не дам".

- Факты - вещь упрямая. Статистика есть статистика. Ранее музыканты всех оркестров Москвы мечтали попасть в Госоркестр, потому что это был первый оркестр страны по статусу. А сейчас, за эти 9 лет, вы не найдете оркестров в Москве (ну может быть, один случайно), куда бы люди не сбежали из ГАСО. Цифры известны. Уволилось более двухсот человек. Называют цифру даже 280. Только за последний сезон - около 60. Понятно, что это невиданный геноцид в симфонической истории.

Дело только в дирижере? Или вообще в текучке кадров, связанной, например, с небольшой зарплатой?

- Люди уходили на меньшие зарплаты, лишь бы уйти от этого ужаса. На меньшие зарплаты - такого в истории не было.

Почему вы написали письмо именно сейчас?

- Просто это наивысшая точка.

- Дело в том, что конфликт зрел какое-то количество лет. Люди увольнялись или их вынуждали уволиться. Была очень сложная ситуация с поездкой в Японию весной, когда оркестр заставили голосовать. Предложили такой вариант: поскольку в Японии радиация, землетрясение - вы искренне напишите, хотите ехать или не хотите.

Причем было сказано, что голосование проводится, чтоб узнать количество людей "за" и "против" - поедем или не поедем - пусть каждый решит. И никаких репрессий не будет. Как только проголосовали, сказали: "Кто против поездки - заявления на стол".

Получилось так, что против поездки голосовали 48 человек, за поездку - 50, и 6 или 7 человек воздержались. После этой, так сказать, провокации оркестр потерял замечательных музыкантов, одних из самых одаренных молодых музыкантов страны. Многие из них уже пристроены в ведущие оркестры - тут же с руками были оторваны. В частности, у Спивакова играют.

Потом была непростая ситуация с конкурсом Чайковского. (Марк Горенштейн после выступления армянского виолончелиста Нарека Ахназаряна обратился к оркестру со словами: "Пусть вас совершенно не заботит, что играет этот талант, преподнесенный нам, этот 'аул'... Вы будете играть со мной". - прим. "Ленты.ру").

Это был исключительный случай или вы что-то подобное уже слышали?

- Вы знаете, мы даже не удивились. Люди в оркестре привыкли к каждодневному хамству. То, что произошло на конкурсе Чайковского, - это миллионный случай внутри оркестра. Но так как это попало в эфир, то нормальные люди на это, естественно, нормальным образом отреагировали, причем даже из других стран звонили и спрашивали: "Неужели такой кошмар у вас возможен?" Кшиштоф Пендерецкий, например, просто был в трансе, он возмущался страшно, как и все жюри конкурса - они были вне себя. Мы были поражены такой реакцией, потому что привыкли.

А потом последовало первое письмо-инициация по поводу того, что раньше он (Марк Горенштейн - прим. "Ленты.ру") никогда подобные заявления не делал. Он написал письмо, что оркестр должен подтвердить, что в течение 9 лет с его стороны никогда не было националистических высказываний. То письмо подписывали два месяца назад - все, лишь бы только не трогали. А после того, как скандал попал в СМИ, развернулся, он попытался инициировать новое письмо: якобы мы хотим работать только с Горенштейном, потому что он выдающийся дирижер, и ни с каким другим.

Был навязан подготовленный текст, в котором никто не смел менять ни одного слова. Мы провели тайное голосование, и практически все артисты проголосовали против этого письма. 90 процентов, большинство худсовета.

- Понимаете, у нас в худсовет входят не только артисты оркестра, но и директор, второй дирижер и председатель профсоюзной организации. Это люди, которые зависят непосредственно от художественного руководителя, от Горенштейна. Вот 14 музыкантов из 19 из худсовета и подписали, что они против.

После этого нам дали понять через некоторых людей, с кем он общается и созванивается, что нас всех уничтожит. Начались угрозы, что все будут уволены постепенно или сразу.

- Государственная зарплата - это 5 тысяч рублей, все остальное - грант, которым распоряжается худрук. Все запуганы, потому что на 5 тысяч рублей вы вряд ли сможете прожить. Вы ему чем-то не понравились - он снял с вас деньги. Все. И под давлением вы просто увольняетесь. Все уволенные поставили подпись добровольно, то есть юридически как бы по собственному желанию.

В вашем письме говорится о денежных штрафах - это регулярная практика в ГАСО?

Это постоянная практика. Например, деньги могут снять со всей группы целиком. Допустим, там работает 20 человек, и с них разом снимают половину зарплаты.

Из-за чего?

- Что-то не понравилось. Не так сыграли, не так подготовились. Это не дисциплинарные взыскания, не за опоздания. За субъективные ощущения, которые могут меняться.

Представьте ситуацию: во время репетиции у всех женщин сумочки лежат на полу под пультом, все телефоны выключены. У одного музыканта телефон был на полу - он не звонил, ни с кем не разговаривал. Он (Горенштейн - прим. "Ленты.ру") сошел с пульта и говорит: "Дайте мне ваш телефон," - взял телефон и со всей силы разбил его об пол вдребезги. Это уже статья - порча имущества.

- Другая ситуация. Одна девушка у нас была на седьмом месяце беременности, и ему показалось, что она с ним поздоровалась не должным образом. После этого со словами "Проститутка!" и другими ругательствами он выгнал ее с репетиции. Она спустилась, ей стало плохо, вызвали скорую помощь, и она потом лежала на сохранении с угрозой выкидыша.

У нас каждый день какая-нибудь ситуация.

- Никогда не было наблюдательной комиссии, которая бы могла следить за такими инцидентами и контролировать дисциплину. Сейчас Швыдкой про это говорит, а уже прошло 9 лет, раньше надо было ее создавать. Здесь не нужно изобретать велосипед, можно опереться на мировую практику. Во всех цивилизованных странах есть худсовет, избранный коллективом, который регулирует все эти вопросы. И профсоюзы тоже.

На Западе дирижеры работают по контракту – вы считаете подобная практика могла бы быть эффективной и в России?

Правильно, в большинстве случаев дирижеры избираются оркестром, потому что оркестранты обречены на объективность: уровень дирижера - это их каждодневная жизнь, это их престиж, их будущее. И потом, за эти годы даже те гастроли, которые оставались по инерции, все убиты. В Англии все закончилось, после гастролей с ним там не хотят видеть оркестр с Горенштейном. Германия, Франция тоже не хотят видеть с ним оркестр. В Америке, Японии... Мы в Подмосковье играем - вот это наша площадка.

Понятно, что есть межличностный конфликт, но при этом многие музыканты и деятели искусства говорят, что ГАСО с Горенштейном возродился, поднялся на новый уровень. Как вы оцениваете творческий путь оркестра на протяжении этих лет?

- Это искусственно созданное общественное мнение, оно очень просто создается.

Все замечают, что когда бывают иные дирижеры (у нас, к сожалению, очень мало дирижеров допускаются к работе с оркестром), оркестр звучит гораздо лучше, свободнее. В том, что оркестр стал лучше, заслуга президентского гранта, потому что зарплата стала в несколько раз больше. До этого, после перестройки, когда все рухнуло, артисты великого оркестра бомбили на машинах, чтобы с голоду не умереть, потому что люди зарабатывали 40 долларов в месяц. Благодаря гранту мы смогли набрать людей, так бы в ГАСО не осталось ни одного человека. Конечно, и наша работа - мы все честно работали, вводили молодых музыкантов в оркестр, учили их, старались. Но теперь мы видим, что гастрольный план убит, престиж убит - при такой ситуации у оркестра нет будущего. За последние годы оркестр как-то сникает, играет хуже и хуже, нет никакого роста.

- При такой текучке кадров невозможно поддержать соответствующий артистический уровень оркестра. За 9 лет количество уволенных - это более трех симфонических оркестров по составу! У Светланова за 20 лет ушли человек 25, это нормальная цифра.

Горенштейн пытается спекулировать на том, что является поклонником Светланова, чуть ли не его преемником - такая ложь! Во-первых, в свое время Светланов его уволил из оркестра, когда он играл на скрипке. А за глаза он не стесняется говорить: "Светланов? Он же был неграмотный, у него же все было от живота," - и это в адрес прекрасного композитора, ученика великого Мясковского! Человек спекулятивно подает себя последователем Светланова, а за глаза говорит о нем последние гадости.

В одном из интервью Денис Мацуев сказал, что Горенштейн - и директор, и бизнесмен, и бухгалтер, и завхоз, и продюсер.

Ничего в этом хорошего.

Считаете ли вы, что именно это мешало работе?

Дело в том, что с Денисом Мацуевым, которого мы очень любим - он громадный талант и по-человечески замечательный парень - мы очень давно не играли, и он уже сам не хочет.

С нами, к сожалению, хорошие солисты, известные во всем мире, больше почти не играют. Даже с теми, кто играл, за последний год отношения испортились.

Каким образом? Из-за хамского обращения, о котором вы говорили в письме?

- Из-за хамства в том числе. Все конфликты в принципе зависят от его настроения, от эмоционального сдвига, потому что настроение всегда плохое, хамство начинается на второй минуте. Он может сразу прийти с перекошенным лицом на репетицию - мы еще ни одной минуты не сыграли. Как сказал Ростропович когда-то, "музыкой, как и любовью, надо заниматься по обоюдному согласию", а то, что происходит у нас - это изнасилование.

И такая великая пианистка, как Элисо Вирсаладзе, один раз только попробовала сыграть с Горенштейном, и на этом все закончилось. Она потом очень резко высказалась относительно его профессионального уровня. Потом была стыднейшая, катастрофическая ситуация (давно, еще когда он только пришел): приехала великая певица Кэтлин Бэттл - на репетиции она пела популярную музыку, и человек элементарно не мог саккомпанировать - профессионализма же нет. Она ему вежливо стала помогать, говорить: "Маэстро, здесь на четыре... Маэстро, здесь на два..." - он бросил палочку и ушел в дирижерскую. Как-то замяли, он опять вышел... Как он сказал?

- Эта черножопая сука.

- Это мировая оперная звезда!

- На конкурсе Чайковского в жюри был известный Дэвид Герингас. Он тоже сказал: "Ты знаешь, когда три года назад я с ним играл, пара его слов мне лично, о моей игре - и у меня отпало всякое желание с ним еще сотрудничать". То есть звезды не хотят и близко с ним общаться.

Когда Горенштейн пришел, он сразу сказал, что он "диктатор"; подчеркивает это во многих интервью.

Давайте разберемся, чем диктаторство отличается от хамства. Есть определенное творческое уважение к личности. Вот перед вами, например, Зубин Мета или Клаудио Аббадо. Вы хоть раз слышали, чтобы Зубин Мета орал на Нью-Йоркскую филармонию, кого-нибудь обзывал, выгонял беременных женщин или что-нибудь в этом роде? Давайте не будем путать тяжелый характер с хамством. Это совершенно разные вещи.

А вы пытались с ним поговорить по-человечески, мирно обсудить сложившуюся ситуацию?

Мы пытались поговорить, например, перед поездкой в Японию. Он нас всех собрал и спросил: "У кого есть какие вопросы?" Один мальчик поднял руку, задал вопрос и буквально через полчаса был уволен. Как вы думаете, потом кто-нибудь захочет с ним разговаривать?

Давайте поговорим о репертуаре и художественной политике.

- Мы репетируем вещи, которые играем постоянно, обновления репертуара фактически никакого нет.

- Самое главное, что новых замечаний по этим произведениям тоже нет. В одном и том же месте - одно и то же замечание, достаточно глупое и неуместное. Музыканты уже давно исправились, но надо остановить и опять унизить человека.

- Репертуар крайне узкий. Есть несколько симфоний, которые постоянно исполняются. Это обусловлено не только текучкой кадров. Он считает, что нужно играть только их. В лучшем случае ставится пара новых программ в сезон, когда появляются вдруг какие-то другие произведения, которые он выучил и хочет выучить с нами. А так все одно и то же.

- Как раз в этом и проявляется некомпетентность, профессиональная некомпетентность.

- Цикличность репертуара - произведения, которые мы играем, регулярно повторяются и чередуются.

- Оркестр в последнее время не участвует ни в одном крупном российском и в принципе зарубежном фестивале. Для нас тоже очень странно, что мы, оркестр № 1, отсутствуем в музыкальной жизни. Как будто особняком держимся. Нас никуда не приглашают.

Марк Горенштейн на репетиции оркестра. Фото РИА Новости, Руслан Кривобок
Марк Горенштейн на репетиции оркестра. Фото РИА Новости, Руслан Кривобок

- Основная проблема у нас все-таки творческая, мы просто окончательно зашли в творческий тупик: невозможно работать, спокойно работать, нормально прийти на работу без трясучки и без таблеток - все доведены до крайней черты. Вот что самое главное. Можно еще неделю рассказывать, как он обзывал кого-то, но главное - у нас абсолютный творческий тупик.

- По поводу профессиональной некомпетентности... Был еще случай в Бирмингеме, 2004-й год, - на концерте оркестр фактически был остановлен, мы не доиграли две страницы произведения. Он перепутал повторение, развалил... Мы просто остановились на диминуэндо, закончили, а перед нами еще несколько страниц. На следующей репетиции, естественно, мы ожидали какого-то извинения, но пошло хамство, нашлись виноватые, как обычно. Это небывалый случай.

Что касается профессионализма, то класс дирижера - это ауфтакт и дать точное начало, чтобы музыканты могли начать играть. Что здесь происходит? Никакой дирижерской техники нет, никакой - и это главный дирижер первого оркестра страны. И когда он дает ауфтакт, люди не знают, когда начинать, и ждут до последнего, и поговорка такая есть: "Кто первый, тот дурак". Если кто-то ноту взял - смотрите на свою зарплату.

- Музыканты работают в страхе, о творчестве говорить вообще не приходится. Можно забыть, что это творческий коллектив. Люди приходят, как в офис, на работу и просто отрабатывают свои деньги - вот и все.

- Вы можете себе представить, 9 лет оркестр играет Вторую симфонию Рахманинова, и первый аккорд - вступление духовиков, они не могут взять на репетиции с двадцатого раза все эти 9 лет. Это профессиональный криминал, невиданный в профессиональном оркестре. И потом, где это видано, чтобы у дирижера такого оркестра был плохой слух?

Очень многие музыканты оркестра, выдающиеся музыканты, являются педагогами-профессионалами консерватории, и на каждой репетиции слышатся оскорбления в адрес консерватории: "Эта ваша консерватория!" "Ну что, профессура?.." Все кругом виноваты.

Сейчас написано в интернете много заказных вещей по поводу того, что Горенштейн гениальный педагог и дирижер и что его талант просто никем не превзойден. Весь его талант заключается в том, чтобы за 20 репетиций замучить сто человек - потом они сами все сыграют. Мы понимаем через какое-то время, как он хочет, и играем это, заучиваем. Литаврист должен запомнить замедление, какое он хочет, потому что на концерте он его не покажет. Кто-то запоминает, какой темп должен быть.

- В Штутгарте мы были на концерте. Мои знакомые из зала, которые живут в Германии, сказали: "Вы знаете, оркестр играет сам по себе". Слушатели говорят, что оркестр играет сам, а дирижер - сам по себе. Словом "профессионализм" это вообще нельзя назвать.

Большинство рецензий - негативные, но они, естественно, не сохраняются.

Есть сообщения, что некоторые журналисты не допускаются.

Да, безусловно. Это тоже очень важно, что не допускают профессионалов, поэтому про нас перестали писать и хорошее, и плохое.

У меня есть знакомый стоматолог, не москвич, я пригласил его один раз на концерт, и после того, как мы сыграли, он ко мне подошел и сказал: "А почему он машет не то, что вы играете?" Даже стоматолог увидел это! Для музыкантов это вообще катастрофа.

Министерство культуры заявило, что будет заниматься вашим вопросом. Вы можете представить, что новый сезон играете вместе с Горенштейном.

Нет.

Если он останется, каковы ваши дальнейшие действия?

Это будет обсуждаться худсоветом и профсоюзами, а пока что рано говорить об этом. Давайте подождем решение Министерства культуры. Если бы министерство провело тайное голосование, то вопрос был бы решен за один день.

Кого бы вы хотели видеть на месте Горенштейна?

Это прерогатива министерства. Мы надеемся, что они посоветуются с профессионалами
и представят несколько кандидатур для выбора. Все-таки работать с оркестром в каждодневной практике не Министерству культуры, а дирижеру, поэтому важно мнение оркестрантов.

Какие качества дирижера для вас являются определяющими?

- Чтобы он был профессиональным дирижером.

- Музыканты готовы простить какие-то издержки характера, если стоит талант.

- Чтобы он мог увлечь идеей - тогда мы пойдем.

- Дирижер не должен быть директором, потому что если он размышляет, как распределить деньги, у него нет времени думать о том, как продирижировать какой-то программой.

- То, что сейчас произошло, очень важно для нашей страны - музыканты, несмотря на такую тюремную, деспотичную атмосферу, сбросили с себя холуйское ярмо. Они все-таки вспомнили, что они музыканты. Никаких зачинщиков не было, никто ни на кого не давил. Мы написали открытое письмо и подписали его. Там стоят наши фамилии.

Обсудить
Культура09:36Сегодня

Холодная она

Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Взрывной блондинки» до «Рокового искушения»
Девочка не промах
История 16-летней немки, сбежавшей от семейных проблем в ИГ и ставшей снайпером
A protester reacts in front Moroccan police forces during a demonstration in the northern town of El Hoceima, Morocco, Thursday, July 20, 2017. Clashes between police and Moroccan protesters Thursday left at least 83 injured in clouds of tear gas and running battles at an unauthorized demonstration over inequality and corruption.Налетели на Риф
Пережив «арабскую весну», марокканская монархия вновь оказалась под ударом
Тимофей Бордачев: Им стыд, нам позор
России пора коренным образом изменить структуру отношений с Западом
Президент Польши Анджей Дуда с супругойСудный день
Из-за планов судебной реформы поляки перессорились между собой и с Брюсселем
Схематичное изображение вращающейся черной дыры (черный цвет), бозонной оболочки (красный) и гравитационных волн (синий)Кудрявый сценарий
Раскрыт механизм усыхания черных дыр
Темник фюрера
Кровожадных нацистов испугал безбашенный инвалид: превью Wolfenstein II
Сверкая пятками
Как побег англичан от нацистов превратился в народный подвиг
Воровать — так миллион
Длительный тест Ford Kuga: выводы, конкуренты и стоимость владения
Все о новой рамной «Тойоте» для России
Все, что нужно знать о внедорожнике Fortuner
Как стать миллионером
Какую машину надо купить сейчас, запереть в гараже и обогатиться. Через несколько лет
Битва трех респектабельных седанов на солярке
BMW 5 серии против Mercedes-Benz E-класса и Jaguar XF
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве