Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Все на одного

Главе немецкого МИДа грозит отставка из-за позиции ФРГ по Ливии

Министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле в конце августа оказался под угрозой отставки. После того как ливийские повстанцы взяли Триполи, а Муаммар Каддафи бежал, все яснее стали слышны голоса, что позиция Германии, отказавшейся поддержать военную операцию НАТО в Ливии, была глубоко ошибочной. Масла в огонь подлил сам Вестервелле, упорно отказывавшийся признать, что победа над Каддафи стала возможной, прежде всего, за счет авиударов натовских ВВС. В конце концов, уступив давлению, министр воздал НАТО должное. Однако его собственное положение это не улучшило: он остается главой МИДа условно, до первой осечки.

Гидо Вестервелле стал своеобразным козлом отпущения: для немецкой оппозиции, которая не упустит возможности побольнее лягнуть правительство; для собственной либеральной партии СвДП, которая лихорадочно ищет виноватого в стремительном падении своей популярности, скатившейся, по данным соцопросов, ниже 4 процентов; для консерваторов из ХДС, которые разругались из-за той же Ливии и внешнеполитического курса правительства, и тоже хотели бы найти главного ответственного за все неурядицы, но только так, чтобы не в своей среде. Вестервелле попал под удар, удар тем более сокрушительный, что по сути он предназначался вовсе не ему, а политику повыше, стоящему во главе кабинета министров.

Уже 24 августа, когда бывший канцлер Германии Гельмут Коль дал "разгромное" интервью изданию Internationale Politik, обвинив правительство ФРГ в полной потере внешнеполитических ориентиров, непредсказуемости и пренебрежении обязательствами перед трансатлантическими партнерами, стало очевидно, что буря назревает нешуточная. Гидо Вестервелле, впрочем, подставился сам. 23 августа, комментируя падение режима Муаммара Каддафи, он публично заявил: "Мы немцы тоже внесли свой вклад. Наша политика наложения санкций, очевидно, принесла свои плоды". При этом глава МИДа принципиально не стал хвалить военную операцию ВВС НАТО, которую Германия, единственная из западных стран, в свое время не поддержала в Совбезе ООН. Что, в принципе, не удивительно, если вспомнить слова Вестервелле, сказанные еще в начале ливийского кризиса, когда операция только обсуждалась. "Никакого так называемого хирургического вмешательства не существует, - заявил тогда он. - Любые военные действия связаны с гибелью мирных жителей".

Фактически Вестервелле подчеркнул, что, как и раньше настороженно относится к военному вмешательству НАТО в Ливии, и что политическое решение конфликта было бы предпочтительнее. И это в момент, когда западные партнеры ФРГ эту военную операцию, крайне спорную с точки зрения соответствия резолюции Совбеза ООН 1973, пытаются всячески оправдать, апеллируя уже задним числом к извечному "победителей не судят", и стараются изо всех сил убедить мировое сообщество, что именно авиаудары натовских ВВС были решающими в деле свержения Каддафи. Вдруг оказалось, что упреки Гельмута Коля в пренебрежении трансатлантическим обязательствами, непредсказуемости и опасном внешнеполитическом изоляционизме Германии обрели свое фактическое подтверждение, а с ними и конкретного виновника.

Реакция не замедлила последовать. Многие в ФРГ и без того испытывали дискомфорт от того, что Германия отказалась поддержать США, Францию, Великобританию и Италию в ходе ливийского кризиса. Выступление Вестервелле дало прекрасную возможность лишний раз громко заявить о солидарности с западными союзниками, так сказать, смыть пятно позора. Госсекретарь МИДа однопартиец Вестервелле по СвДП Вернер Хойер (Werner Hoyer) заявил: "У нас есть все основания, чтобы поздравить наших партнеров по НАТО с успехом в Ливии". Глава либеральной партии Филипп Реслер, занимающий пост министра экономики, на заседании правительства 24 августа сказал Вестервелле, что дальнейшее оправдание позиции неучастия, занятой ФРГ в ходе ливийского кризиса, является ошибочным.

Как саркастически отметил обозреватель Welt Клеменс Вергин (Clemens Wergin), неожиданно почти все стали рьяными сторонниками военной операции в Ливии. А вместе с этим, что вполне логично, начали раздаваться голоса, что Гидо Вестервелле после допущенных им грубых внешнеполитических просчетов в ливийском вопросе не должен более оставаться министром иностранных дел. Ближневосточный эксперт Михаэль Людерс (Michael Lueders), выступая в эфире первого общественно-правового телевидения (ARD), заявил что действия МИДа нанесли серьезный ущерб имиджу Германии в арабском мире и повредили репутации Берлина как надежного партнера в глазах западных союзников. Применительно к внешней политике эксперт употребил слово "непредсказуемость", ставшее уже знаковым после интервью Гельмута Коля.

Особенно остро Гидо Вестервелле раскритиковали немецкие "Зеленые" вслед за своим многолетним лидером, бывшим министром иностранных дел в правительстве Шредера Йошкой Фишером, который еще в марте назвал внешнюю политику ФРГ "фарсом", а теперь в интервью изданию Spiegel заявил, что ливийская политика Германии оказалась "форменным провалом". Лидер фракции "Зеленых" Юрген Триттин отметил, что Гидо Вестервелле на самом деле вообще не интересуется внешней политикой, вместо этого предпочитая рассуждать о "позднеримском упадке" Германии в связи с повышением социального пособия Hartz-IV. Эта "бросающаяся в глаза незаинтересованность", по мнению Триттина, ведет к потере четких ориентиров во внешней политике. Сопредседатель "Зеленых" Клаудиа Рот заявила, что авторитет немецкого министра иностранных дел на международной арене равен нулю, и потребовала его отставки.

Удивление вызывает тот факт, что однопартийцы Вестервелле по СвДП, лидером которой он, кстати, являлся до апреля этого года, на него ополчились не меньше, чем "Зеленые". Либералы опасаются, что министр иностранных дел окончательно утянет растерявшую популярность партию на дно, и спешат от него откреститься. Эксперт по политическим партиям, член СвДП Юрген Эрвин Диттбернер (Juergen Erwin Dittberner) отметил: "Такая хромая утка всегда представляет проблему для партии". Политический тяжеловес либералов Хильдегард Хамм-Брюхер (Hildegard Hamm-Bruecher) дала понять, что Вестервелле находится не на своем месте: "Я никогда не была сторонницей того, чтобы Вестервелле становился министром иностранных дел, и сейчас чувствую, что была права".

Ханс-Артур Баукхаге (Hans-Artur Bauckhage), ранее занимавший пост министра экономики от СвДП в Рейнланд-Пфальце, заявил, что "в ливийском вопросе Вестервелле принял неверное решение и должен уйти в отставку". Издание Koelner Stadt-Anzeiger со своей стороны, ссылаясь на источники в правительственных кругах, даже назвало имя вероятного преемника Гидо Вестервелле на посту министра иностранных дел - ранее уже упоминавшегося госсекретаря германского МИДа Вернера Хойера. Сам Вестервелле, по данным издания, рассматривает возможность ухода с политической сцены. Называлась также кандидатура немецкого депутата Европарламента, профессионального дипломата Александра Графа Ламбсдорфа (Alexander Graf Lambsdorff).

В итоге Вестервелле все же публично похвалил военную операцию НАТО в Ливии. Сделано это было, очевидно, под давлением, а также из-за опасений ввергнуть правительство в новый кризис. Министр опубликовал развернутую статью на страницах воскресного издания Welt am Sonntag, в которой отметил: "Мы рады, что ливийцам с помощью международного сообщества удалось свергнуть режим Каддафи. Мы высоко ценим то, что наши партнеры по НАТО предприняли для претворения в жизнь резолюции ООН 1973". В понедельник, 29 августа, Гидо Вестервелле также выступил на ежегодной конференции немецких послов, на которую собрались 207 дипломатических представителей Германии со своего мира.

Вестервелле обозначил основные направления немецкой внешней политики, отметив, что ее важнейшей составляющей является налаживание партнерских связей с новыми центрами силы на международной арене такими, как Китай, Индия, Бразилия и Россия. Министр фактически слово в слово повторил свой ответ Гельмуту Колю, раскритиковавшему МИД ФРГ за небрежение трансатлантическими связями, которые, по мнению экс-канцлера, отошли на второй план. Аплодисменты, как отметила телерадиокомпания WDR, были сдержанны. Зато Вестервелле сорвал овацию после того, как еще раз публично выразил "признательность" союзникам по НАТО за военную операцию в Ливии. Присутствовавший на встрече в качестве приглашенного гостя министр иностранных дел Франции Ален Жюппе закрепил эффект, заявив, что только вмешательство НАТО помогло предотвратить кровавую баню в Ливии.

После покаянного стояния своенравного министра иностранных дел на коленях вопрос об отставке временно отпал. По крайней мере, лидеры СвДП заверили, что не собираются менять Вестервелле. Со своей стороны Ангела Меркель через своего пресс-секретаря отметила, что "испытывает полное доверие к главе внешнеполитического ведомства". Лично Вестервелле никаких комментариев не дал, однако официальный представитель МИДа назвал циркулирующие слухи об отставке "полностью вымышленными". И тем не менее, большинство немецких СМИ сходятся в том, что Вестервелле оставлен министром иностранных дел условно, до первого промаха. Как отмечает Tagesschau, либералы в СвДП пока еще просто не определились с кандидатурой преемника. Кроме того, в самом правительстве предпочли бы лишний раз не раскачивать лодку кадровыми перестановкам, поскольку в сентябре предстоят и без того сложные парламентские дебаты о выделении дополнительной финансовой помощи Греции.

За всей этой возней вокруг министра иностранных дел для анализа позиции ФРГ в ливийском вопросе и внешнеполитического курса Германии в целом места фактически не осталось. Пожалуй, только лидер оппозиционной СДПГ Зигмар Габриэль сохранил трезвый взгляд на вещи, отметив, что напускаться на одного только Гидо Вестврвелле бессмысленно, так как решение о том, что ФРГ не будет участвовать в операции ВВС НАТО, было одобрено всем немецким правительством. В начале ливийского кризиса власти ФРГ опасались, что военная операция в Ливии приведет к дестабилизации всего региона. Высказывались предположения, что использование ВВС НАТО в итоге приведет к наземной операции с неясным исходом. Указывалось также на отсутствие четкого плана послекризисного устройства Ливии.

Многие из этих опасений так и не оправдались, однако другие все еще актуальны. Сегодняшняя шумная дискуссия вокруг международной изоляции, в которую Германия якобы сама себя загнала, очень напоминает ситуацию 2003 года. Тогда правительство Герхарда Шредера отказалось поддержать вторжение в Ирак. Как вспоминает сам Шредер в своих мемуарах, после того, как американцы чуть менее, чем за три недели взяли Багдад, в Германии принялись громко причитать, что правительство, дескать, сделало все не так, уронив немецкий престиж на международной арене. Эти причитания, однако, вскоре сошли на "нет" в связи с дальнейшими событиями в Ираке, погрузившемся в хаос. Вполне вероятно, что и нынешняя волна возмущения и разочарования действиями немецкого МИДа вскоре уляжется, не оставив следа.

А может быть и не уляжется, и тогда последствия могут оказаться весьма драматичными. Уже сейчас, критики, требующие от правительства Ангелы Меркель вспомнить о трансатлантических обязательствах, фактически подталкивают Германию к тому, чтобы "загладить вину", приняв участие в международной наземной операции в Ливии по поддержанию стабильности и безопасности. Ее контуры еще не определены, однако же, она может оказаться куда более опасной, чем нанесение авиаударов по войскам Муаммара Каддафи. Министр обороны ФРГ Томас де Мезьер уже заявил, что не исключает участия бундесвера в международной миссии в Ливии. Казалось бы, таким образом, доверие западных союзников будет восстановлено, Германия больше не будет одна.

Однако Германия и не осталась одна: по сути, ее оставили одну, причем еще задолго до голосования в Совбезе ООН по резолюции 1973. В 2003 году при осуждении возможности вторжения в Ирак, ФРГ удалось выдержать мощное давление со стороны США, Великобритании и других членов НАТО только потому, что она была в связке с Францией. Если бы в 2011 году во главе французского правительства стоял Жак Ширак, или любой другой политик голлистского толка, а не то, что там стоит сейчас, операции в Ливии могло бы не быть вообще. Но Франция ушла, кардинально поменяв ориентиры и фактически отказавшись от внешнеполитической линии Пятой республики в пользу ярко выраженного атлантизма.

Началось все с возвращения в командные структуры НАТО, в которых Париж, по словам Николя Саркози, должен был обеспечить себе ведущую роль. Затем форсированное сближение с Великобританией, закончившееся подписанием 2 ноября 2010 года беспрецедентного соглашения о сотрудничестве в оборонной сфере, получившего название "новой Антанты". Среди прочего оно предусматривало совместное использование авианосцев и создание объединенного франко-британского экспедиционного корпуса численностью 10 до 13 тысяч человек, способного к быстрому развертыванию. В 2011 году Франция и Великобритания стали главной силой операции ВВС НАТО в Ливии. Все что осталось Германии это развести руками и воздержаться при голосовании в Совбезе. Впрочем, одну ее не оставят. Франции нужна Германия и немецкие деньги для преодоления долгового кризиса в еврозоне и спасения евро. Поэтому неучастие в ливийской операции Берлину простят. И менять для этого главу немецкого МИДа или рваться искупать грехи в Ливию излишне.

Мир00:01Сегодня

Американские принцессы

Как в США мальчики наряжаются в женскую одежду и выступают в травести-шоу и гей-клубах
Мир00:0115 сентября
Raneen Sawafta

Попутали берега

Евреи и арабы живут здесь вместе десятилетиями. Скоро тут может начаться третья мировая