Новости партнеров

Праздник разговения

Повстанцы отметили конец поста и режима Каддафи

Священный месяц Рамадан начинался для Ливии в условиях полной неопределенности: Муаммар Каддафи держал под своим контролем половину страны, боевым действиям не было видно конца, а в руководстве повстанцев наметился разлад. Однако окончание Рамадана - праздник Ид аль-Фитр - страна встретила совсем другой.

В ночь начала трехдневного праздника на главную площадь Триполи пришли десятки тысяч человек. При Муаммаре Каддафи столь значительные собрания людей допускались лишь в одном случае - если эти люди бурно выражают ему свою преданность.

Однако 30 августа повод собраться был ровно противоположным. Жители Триполи и гости столицы отмечали не только окончание поста, но и избавление от сорокалетнего правления "дорогого брата лидера". Люди танцевали, угощали друг друга праздничными блюдами, запускали фейерверки и по привычке стреляли в воздух.

На утро на площади, переименованной из "Зеленой" в "Мучеников", прошла общая молитва. После этого все правоверные отправились отмечать праздник к своим друзьям и семьям.

Надо сказать, что для многих традиционная трапеза в честь Ид аль-Фитра оказалась не слишком роскошной. В Триполи до сих пор ощущаются перебои с водой, в некоторых частях города нет электричества, магазины, хотя и открылись, разнообразием товаров пока не радуют. Да и то, что есть, позволить себе могут далеко не все: последние три месяца правления Каддафи многие госслужащие не получали зарплату, поэтому остались совершенно без средств к существованию.

В этой связи с приходом новой власти у банков выстроились гигантские очереди - люди требовали выплаты им зарплат и пособий. Однако Национальный переходный совет пока тоже не может похвастаться сказочным богатством, поэтому на руки жителям столицы выдавали лишь по 150 долларов (точнее, эквивалент этой суммы в динарах). Причем даже этих денег дождались далеко не все желающие.

Тем не менее, жизнь в ливийской столице понемногу налаживается. Стараниями новых властей в Триполи стало поступать топливо, на улицах города возобновилось оживленное движение. Добровольцы занялись расчисткой мостовых и тротуаров от мусора, оставшегося после недавних боев. Но самое главное - в городе стало безопасно.

Многие иностранные журналисты, работающие в Триполи, не без удивления отмечают, что город, переполненный вооруженными людьми, которые никому, в сущности, не подчиняются, не превратился в кровавый котел. Один из корреспондентов BBC News, например, рассказал, что после взятия американцами Багдада в 2003 году иракская столица на несколько недель оказалась во власти бандитов и мародеров всех мастей - и это несмотря на присутствие иностранных войск. В Триполи же разграбили только те объекты, которые ассоциировались с Каддафи - его резиденцию, дома его родственников и посольства некоторых стран, поддерживавших его режим (в частности, Венесуэлы).

Хаоса, беспорядков и массовых убийств, которыми сторонники Каддафи пугали жителей Триполи, в столице не наблюдается. Естественно, шататься ночью по темным переулкам на рабочих окраинах может быть чревато, но подобное времяпрепровождение небезопасно и в большинстве российских городов, где никакой гражданской войны нет.

Одним из объяснений относительно безопасной обстановки в Триполи может быть как раз наличие оружия у большинства местных жителей. Потенциальный бандит рискует получить не только кулаком промеж глаз, но и пулеметную очередь в живот. В этой ситуации даже самый лихой грабитель призадумается о возможных рисках.

Пока жители Триполи живут в сравнительно комфортных (для гражданской войны, конечно) условиях, многие их соотечественники не могут похвастаться тем же самым. Особенно нервозно должны себя чувствовать жители Сирта - родного города Муаммара Каддафи. К этому населенному пункту, расположенному в центре ливийского побережья, с запада и востока стягиваются войска повстанцев.

О том, что творится в самом Сирте, достоверной информации нет. Однако надо думать, что жителям оказавшегося в блокаде города, на окраинах которого идут бои, живется не слишком сладко. Определенный дискомфорт им могут доставлять и непрекращающиеся бомбардировки натовской авиации. Поскольку в сравнительно небольшой (около ста тысяч жителей) Сирт стянулись недобитые подразделения правительственных войск со всей страны, НАТО получило много отличных целей, сконцентрированных на небольшом пятачке.

Хотя никакой опасности для мирного населения правительственные войска, конечно, не представляют (жители Сирта поддерживают Каддафи), бомбардировки продолжаются с удвоенной силой. По идее, НАТО должно было бы бомбить подразделения повстанцев, которые несут прямую и совершенно явную угрозу мирному населению Сирта, однако речи об этом, конечно, не идет. Лидеры альянса уже давно повесили резолюцию ООН 1973 на гвоздик в уборной, поэтому натовские самолеты работают в качестве воздушного прикрытия наступающих войск оппозиции. Этот факт нехотя признают и в Лондоне, и в Париже.

Повстанцы, однако, не горят желанием брать Сирт штурмом. Все понимают, что городской бой в условиях, когда местное население на стороне противника, не сулит наступающим ничего хорошего. Тут может повториться Мисурата, где простые горожане, вооруженные кто во что горазд, выбили из города подразделения регулярной армии - несравненно лучше организованные, вооруженные и обученные. Только в случае Сирта в роли регулярной армии рискуют оказаться противники Каддафи, а героев-горожан - его сторонники.

Повстанцы, конечно, заявляют, что за пару часов возьмут Сирт двумя батальонами десантников, однако их руководство прекрасно понимает, что такие обещания, как правило, трудновыполнимы. Поэтому в ход пустили дипломатию. Сторонникам Каддафи выдвинули ультиматум - сдаться до 30 августа. Не получив ответа, огласили второй, отодвинув срок сдачи до 3 сентября. В противном случае начнется штурм.

Однако пока из Сирта не поступает никаких сигналов о готовности сложить оружие. Более того, невесть откуда взявшийся Муса Ибрагим - "говорящая голова" правительства Каддафи - по телефону гневно объявил, что никакая уважающая себя страна не поддастся на ультиматумы "бандитов". При этом Ибрагим признался, что сам скрывается не в Сирте, а "где-то на юге страны". Находясь в осажденном городе, он, возможно, был бы менее категоричен.

Ибрагим не стал раскрывать местонахождение своего начальника, однако повстанцы говорят, что примерно представляют, где искать свергнутого диктатора. В последний раз его видели на пути в город Сабха, который находится как раз "где-то на юге страны". Из Сабхи тянутся несколько дорог в сопредельные страны - Алжир, Нигер и Чад. То есть у полковника, если он действительно там, все еще остается возможность бежать из страны.

В пользу этой версии свидетельствует и то обстоятельство, что часть родни Каддафи воспользовалась географическими преимуществами южного города и бежала в соседний Алжир. Среди людей, не пожелавших умирать (или сидеть) во имя джамахирии, оказались жена Каддафи Сафия, его дочь Аиша и двое сыновей - Мухаммад и Ганнибал. С переездом в Алжир число родственников полковника увеличилось: Аиша родила Каддафи внучку.

Рождение девочки пришлось как нельзя кстати. Повстанцы, узнав, что члены семьи Каддафи перебрались в Алжир, потребовали от соседей выдать беглецов. Однако алжирские власти тут же сообщили миру о новорожденной, добавив, что действовали исключительно из гуманитарных соображений.

Пока противники Каддафи от алжирцев отстали. Во-первых, сбежавшие родственники полковника никакой существенной роли в управлении Ливией не играли - предъявить им, по сути, нечего. Во-вторых, алжирцы пообещали, что Муаммару Каддафи, а также его сыну Сейф аль-Исламу убежища предоставлять не будут, а вместо этого выдадут их Международному уголовному суду. Свои слова Алжир подкрепил частичным перекрытием границы с Ливией.

Между тем, к югу от Триполи обнаружили полностью сгоревший бронированный внедорожник Хамиса Каддафи - командира одной из наиболее боеспособных бригад в составе ливийской правительственной армии. В машине нашли несколько обгоревших до неузнаваемости тел. Повстанцы подозревают, что одним из погибших мог быть как раз Хамис. Однако этого сына полковника СМИ "хоронили" уже столько раз, что сейчас в его гибель мало кто поверил. Чтобы подтвердить или опровергнуть его смерть, потребуется провести ряд сложных и дорогостоящих экспертиз. В условиях гражданской войны это сделать крайне затруднительно.

В целом дела у сторонников Каддафи идут значительно хуже, чем у его противников. Но и у повстанцев появились признаки послереволюционных осложнений. Первое касается разгула расизма, расцветшего под вывеской "поиска иностранных наемников". Под прицелом новых властей оказались буквально все находящиеся в стране негры. За Каддафи действительно сражались приезжие из центральной Африки, но отдуваться за них приходится почти всем чернокожим.

В первые дни штурма Триполи иностранные корреспонденты то и дело находили на улицах группы расстрелянных негров со связанными руками. Хотя официально считается неясным, кто стоит за этими преступлениями, все, в общем, знают, что это дело рук повстанцев.

На днях корреспонденты CNN буквально спасли от смерти группу смертельно перепуганных нигерийцев, пойманных противниками Каддафи. Оппозиционеры объявили приезжих наемниками и собирались расстрелять. Только вмешательство съемочной группы позволило выяснить, что плачущие, серые от страха африканцы - никакие не боевики, а всего лишь мигранты, отправившиеся через Ливию в Европу за лучшей жизнью.

Руководство Национального переходного совета признает наличие проблемы, но справиться с ней у него возможностей нет. Пока дело ограничивается лишь призывами проявлять гуманность к пленным и проводить хотя бы минимальное расследование - кто эти пленные и чем они занимались.

Второй существенной проблемой, с которой столкнулись новые ливийские власти, стало разделение повстанческих сил по региональному признаку. Наибольшую активность на этом поле развили выходцы из Мисураты. По их мнению, именно они вынесли основную тяжесть войны, поэтому подчиняться людям из Бенгази, которые ничего существенного не сделали, они не желают. На подъездах к Мисурате местные повстанцы установили блок-посты, через которые в город не пропускают ливийцев из других регионов.

Кроме того, руководители повстанцев Мисураты требуют, чтобы их военные заслуги нашли отражение при распределении постов в будущем правительстве страны. Своей доли требуют и берберы из Западных Гор, которые непосредственно брали Триполи.

Среди повстанцев начинается знакомая любым революционерам борьба за власть. Сейчас она еще не слишком яростная - Каддафи пока не пойман, Сирт не взят, нефть на экспорт не полилась. Однако когда основные задачи будут решены, старые и новые противоречия в среде противников Каддафи неминуемо дадут о себе знать.

Но это потом. Сейчас же повстанцы, все вместе, отмечают окончание месячного поста и падение 42-летнего режима.

Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК