Застрявшие в Татрах

Маленькая европейская страна поставила под угрозу всю еврозону

Успешное продвижение общеевропейского стабилизационного фонда (ESFS), чье предназначение - спасти экономику еврозоны и единую валюту вообще, неожиданно забуксовало в словацких горах. Парламент страны отказался ратифицировать документ о расширении фонда, чем изрядно шокировал европейский истеблишмент. В самой Словакии противостояние законодателей вызвало мощный политический кризис, грозящий досрочными выборами.

Европейский стабилизационный фонд был создан в мае 2010 года, сразу после того, как в Брюсселе обратили внимание на катастрофическую ситуацию с греческим бюджетом. Главные инициаторы процесса - главы Германии и Франции Ангела Меркель и Николя Саркози - договорились об учреждении финансового института, который должен будет помогать членам зоны евро, если (или, вернее, когда) они окажутся в состоянии бюджетного или банковского кризиса.

Первоначально размер фонда был учрежден в размере 440 миллиардов евро. Это, к слову, существенно больше, чем весь госдолг Греции (340 миллиардов). Однако уже в 2010-м и в начале 2011 года кризис стал быстро распространяться на другие страны ЕС. Сперва Ирландия, затем Португалия, сейчас кредитный рейтинг снижен у Италии и Испании. В общем, угроза дефолта замаячила над половиной членов еврозоны - вопрос только в сроках.

Таким образом, стало ясно, что выделенных денег будет маловато. Дело даже не в том, что их физически недостаточно для покрытия текущих нужд европейских стран - пока что фонд выдал всего три кредита Ирландии и Португалии на общую сумму в 9,5 миллиарда евро (110-тимиллиардный кредит Греции в 2010 году был выдан непосредственно государствами еврозоны). ESFS должен иметь солидный запас прочности для всех будущих рисков, чтобы вселить уверенность в инвесторов и представителей финансовых кругов. А вот ее-то пока нет.

В результате капитал стабфонда решили увеличить примерно на 75 процентов - до 780 миллиардов евро. Согласно установленным правилам, расширение должно произойти только после ратификации законопроекта представительным органом каждого из членов еврозоны. Отказ хотя бы одной страны равносилен наложению вето. Тем не менее, особых заминок с ратификацией не возникало - пока план не добрался до маленькой горной восточноевропейской страны.

"Лучше уж я буду парией в Брюсселе..."

Словаки, которые присоединились к еврозоне совсем недавно (республика является самым "молодым" участником блока, не считая Эстонии), с самого начала стали проявлять упрямство во всем, что касалось кредитов. В частности, от участия в предоставлении вышеупомянутого транша Греции Словакия категорически отказалась, мотивируя это тем, что негоже забирать деньги у бедных и отдавать богатым - по ВВП на душу населения Греция превосходит Словакию в полтора с лишним раза.

Но то, в общем, было личным делом Братиславы. Дескать, нехорошо поступили, не по-товарищески, но и без вас обойдемся. Сейчас же ситуация принципиально иная из-за необходимости консенсуса. Словаки по сути взяли в заложники всю Европу.

Премьер-министр страны Ивета Радичова, представляющая христианских демократов, год назад была открытым противником выделения помощи Греции. На этот раз она сама призвала коллег "ответственно" отнестись к голосованию, чтобы не пострадали интересы всех европейцев. Но нашлись люди, которые понимают ответственность совершенно по-другому.

Словакией руководит не единственная правящая партия. Правительство было сформировано коалицией, занявшей большинство мест на выборах 2010 года. В нее входят, кроме вышеупомянутого Христианско-демократического союза, партия со схожим названием - Христианско-демократическое движение, "Мост-хид", представляющая интересы венгерского меньшинства, а также партия "Свобода и Солидарность", возглавляемая спикером Национального Совета Рихардом Суликом. Он-то и опустил шлагбаум перед проектом расширения стабфонда.

Сулик, склоняющийся по своим политико-экономическим воззрениям к либертарианству и евроскептицизму, пошел на принцип и отказался поддерживать ратификацию закона. Он прямо назвал идею финансировать старые долги новыми, лежащую в основе ESFS, "дорогой в ад". И осуждение "европейского сообщества" его нисколько не волнует. "Лучше уж быть парией в Брюсселе, чем стыдливо смотреть в глаза своим собственным детям, на которых я повешу долги в случае принятия этого закона", - высказался он в ходе вчерашнего заседания Совета. Без 21 голоса "Свободы и Солидарности" ратификация неизбежно провалилась.

Евроскептики в Словакии, которые есть и в других политических партиях, изначально пребывали в ярости от попытки повесить на их страну немалый долг. Согласно предварительным договоренностям, Братислава должна была положить в европейскую кубышку 7 миллиардов евро - треть своего годового бюджета, или 8 процентов ВВП. Если бы каким-то образом в программе участвовала Россия и от нее требовалось бы вложиться в таких же пропорциях, то соответствующая сумма равнялась бы почти 100 миллиардам евро. То есть от одной из самых бедных стран союза потребовали немалого самопожертвования ради спасения партнеров.

И ведь нельзя сказать, что Сулик и его партия - это маргиналы, проголосовавшие из эгоистических побуждений. Просто они оказались единственными в Европе, кто имел храбрость прислушаться к мнению своих избирателей. По данным недавнего опроса, в Германии идея расширения фонда помощи еврозоне не вызывает понимания у 73 (!) процентов населения. Стоит полагать, что и в других государствах Европы соотношение примерно такое же.

Как бы то ни было, но теперь европейцам необходимо как-то уговорить словаков все же продавить закон. Тут скорее всего в ход пойдут все средства - и обещания, и угрозы. Кстати, попытки давить на жалость уже начались. Ивета Радичова рассказала о телефонной беседе с премьером Португалии Педру Пассушем Коэлью, который пожаловался, что политический кризис в Братиславе "разрывает ему сердце". Неудивительно - португальское правительство кровно заинтересовано в том, чтобы ратификация не задерживалась.

Видимо, в конце недели предстоит новое голосование по этому вопросу. Сулик идти на уступки не намерен, а значит придется извлекать на свет план "Б". У него есть и конкретное имя - Роберт Фицо, бывший премьер-министр страны, ныне возглавляющий местных социал-демократов (SMER). Эта партия имеет наибольшее число мест в Национальном совете, но после выборов была отправлена в оппозицию правоцентристами.

Фицо дал понять, что готов поучаствовать в ратификации. Однако выдвинул чрезвычайно жесткое требование, фактически неприемлемое для правительства - досрочные выборы. Дело в том, что его партия сейчас имеет неплохой рейтинг и в случае выборов могла бы вернуть себе утерянную в прошлом году власть.

Таким образом, госпоже Радичовой и ее соратникам предложили способ спасти общеевропейское дело ценой без пяти минут политического суицида. Пойдут ли они на такой риск, станет известно уже в ближайшие дни. Если да, то еврозона вздохнет спокойно - до нового витка кризиса. Если же гордость и политические амбиции словаков окажутся важнее "европейского товарищества", то последствия для финансовых рынков и евро могут оказаться без преувеличения катастрофическими.