Для всей семьи

Суд признал владелицу L’Oreal недееспособной

В понедельник, 17 октября, французский суд признал недееспособной некогда самую богатую женщину мира, владелицу косметического концерна L’Oreal Лилан Бетанкур. Контроль над бизнесом перешел к ее дочери, а сама владелица 20-миллиардного состояния была отдана под опеку старшего внука. Так закончилась борьба за L’Oreal, которую вели мать и дочь более трех лет.

L’Oreal называли бизнесом "новой эры", времени, когда женщины стали такими же потребителями товаров и услуг, как и мужчины. И никого не удивляло, что владельцем самого большого пакета акций косметической компании в течение более чем пятидесяти лет была женщина.

Компания была основана в 1909 году молодым французским химиком Эженом Шуэллером. Изначально мелкая фирма занималась разработкой и производством красок, которые бы не повреждали волосы. Шуэллер оказался не только талантливым химиком, но и неплохим предпринимателем: краски для волос Oreal (именно так они сначала назывались) стали популярны не только во Франции, но и в других странах Европы. Вскоре к производству красок для волос Шуэллер добавил шампуни, мыло и средства по уходу за волосами, приобретя в 1920 году компанию по производству французского мыла (Savons Francais).

L’Oreal стала не только одним из первых производителей обесцвечивающих средств и красок, способных "делать из брюнеток блондинок", но и активным промоутером светлых волос. Кроме внедрения новаторских по тем временам продуктов, L’Oreal была известна и новыми подходами в рекламе. К примеру, для продвижения брендов компании использовались рекламные песни, передаваемые по радио, которое тогда еще не считалось сильным рекламным инструментом. В результате к середине двадцатого столетия компания стала одним из крупнейших производителей косметики в Европе.

Эпоха "Великого L’Oreal" началась в 1957 году, когда главной фигурой в компании стала дочь Шуэллера Лилиан Бетанкур, которая работала в ней с 15 лет. Но пресса связывала масштабные расширения в компании не столько с самой Бетанкур, сколько с деятельностью талантливого менеджера Франсуа Далля, возглавившего компанию. L’Oreal открыла представительства в Латинской Америке, приобрела Lancome, Garnier, Bioterm и Gemey. В 1963 году компания вышла на французскую фондовую биржу. За следующие несколько десятков лет L’Oreal не только постоянно расширяла линейку продуктов для женщин, но и создала новые косметические средства для мужчин.

Лилиан Бетанкур никогда самостоятельно не возглавляла L’Oreal, отдавая пост президента менеджерам, уже сделавшим карьеру в компании. После Франсуа Далля в 1984 году ее возглавил Шарль Звиак, потом пост президента перешел к Жан-Поль Агону. Пожалуй, единственной серьезной сделкой, заключенной самой Бетанкур, было соглашение с Nestle, позволившее компании получить поддержку при выходе на рынки Азии. В 1974 году Бетанкур продала почти половину своих акций L'Oreal швейцарскому производителю продуктов питания Nestle. В результате L’Oreal приобрела не только партнера, но и претендента на контрольный пакет акций: в собственности Nestle находилось около 29 процентов акций, что всего на 2 процента меньше, чем у самой Бетанкур.

В прессе неоднократно сообщалось, что Nestle собирается получить контроль над L’Oreal, но Бетанкур продолжала отстаивать интересы семьи и настаивала на сохранении пакета акций в своей собственности. Сообщалось, что возможной сделкой было обеспокоено даже французское правительство, которое опасалось ухода крупнейшего производителя косметики в Швейцарию.

С 1991 по 2010 год годовой доход компании вырос почти в четыре раза – с пяти до 20 миллиардов долларов. Все это время компания удерживала лидерские позиции на мировом рынке производства косметики. Казалось, успех компании не должен был ставить под вопрос умственные способности ее главного акционера, но дочь Лилиан Бетанкур, Франсуаза Бетанкур-Мейерс, думала иначе.

В 2008 году она обратилась в суд с просьбой проверить мать на вменяемость. Поводом стали подарки, которые Лилиан Бетанкур делала своему другу, фотографу Франсуа-Мари Банье. По словам дочери, общая сумма подарков превысила миллиард долларов. Владелица L’Oreal дарила ему произведения искусства, сделала ремонт в его студии и вкладывала денежные средства в проекты фотографа.

Судебный процесс длился более трех лет. Франсуаза Бетанкур-Мейерс утверждала, что окружение матери использует ее в своих целях. В общей сложности Франсуаза подала к Лилиан Бетанкур три иска. В 2010 году Лилиан подала ответный иск к дочери, обвинив ее в психологическом насилии над собой.

В сентябре 2011 года медицинская экспертиза вынесла заключение о том, что Лилиан Бетанкур страдает от болезни Альцгеймера и проявляет признаки слабоумия. Суд постановил, что 88-летняя Бетанкур самостоятельно не может принимать решения по управлению собственным имуществом. Опекуном Бетанкур был назначен ее старший внук Жан-Виктор Мейер, а право управлять имуществом получила ее дочь.

То, что Франсуаза Бетанкур-Мейер сможет управлять компанией, ни у кого не вызывает сомнений. Она сама уже более десяти лет входит в совет директоров L’Oreal. Кроме того, она замужем за опытным в бизнесе человеком - Жан-Пьер Мейер также работал в компании и занимал место в совете директоров, кроме того, он является одним из директоров Gesparal.

Адвокаты Лилиан Бетанкур заявили, что намерены добиваться отмены судебного решения, так как в "нем есть много нелогичного". Но новый вердикт суда вряд ли будет принципиально другим. Так закончилась история самой богатой женщины Франции, владевшей L’Oreal более пятидесяти лет. Впрочем, серьезных изменений в компании пока никто не ожидает. Тем более что на протяжении всей истории компании ею управляли мужчины.

Экономика00:0118 июля
Мохаммед бен Салман

Дали заднюю

Саудовская Аравия обманула весь мир. Виновата нефть