Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Перевоспитался

Бывший сокамерник Ходорковского попросил политического убежища

"Прошу вас предоставить мне политическое убежище в Великобритании на основании того, что в России моей жизни и свободе угрожает опасность". С такими словами обратился к британским властям Александр Кучма - бывший заключенный, который несколько лет назад сам угрожал жизни осужденного главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, а затем оказался с ним в одной лодке.

Александр Кучма впервые привлек внимание прессы к своей персоне весной 2006 года. К этому времени он уже полгода сидел за разбой в Краснокаменской колонии в Читинской области. Тогда Кучма и его сокамерник Михаил Ходорковский оказались в ШИЗО за совместное чаепитие в неположенном месте. Впрочем, этот момент вскоре затмили другие, более яркие эпизоды взаимоотношений бывшего олигарха и уголовника-рецидивиста.

В ночь на 14 апреля 2006 года вооруженный ножом Кучма напал на спящего Ходорковского. Тот отделался порезом на носу и решил не писать заявление о преступлении. После этого Ходорковского перевели в одиночную камеру (по утверждению ФСИН, ради его же безопасности). Кучма объяснил свой поступок желанием избежать перевода в другой отряд, где у него был конфликт с одним из заключенных.

Однако в 2009 году Кучма привел новую версию произошедшего и, вместе с тем, кинул очередной камень в огород отбывающего срок предпринимателя. На этот раз он пожаловался в суд на сексуальные домогательства со стороны Ходорковского, якобы имевшие место во время их пребывания в одной камере. Именно из-за этого, утверждал Кучма в исковом заявлении, он, будучи доведен до отчаяния, набросился на сокамерника.

По правде говоря, мало кто верил в случайность этих эпизодов - и нападения с ножом, и обвинений в домогательствах. Защитники Ходорковского открыто заявляли, что в обоих случаях Кучма действовал по поручению одних и тех же людей. По мнению адвокатов, только отсутствие серьезных доказательств вины предпринимателя заставило противников Ходорковского прибегнуть к помощи "неоднократно судимого уголовного преступника" и "героинового наркомана" без среднего образования.

А в мае 2011 года Кучма, освободившись из тюрьмы, сам признал, что был всего лишь инструментом давления на его знаменитого сокамерника. "Могу честно сказать, что я резал Ходорковского не по своей воле", - заявил он в интервью "Газете.ру". Свой поступок бывший зэк объяснил "безвыходностью", имея в виду давление со стороны администрации колонии. По словам Кучмы, сотрудники в штатском велели ему ударить сокамерника в глаз, но в последний момент у него "дрогнула рука". Иск о сексуальных домогательствах Кучма также объявил "полной фальсификацией" и намекнул, что его могли подать сотрудники ФСИН.

На главный вопрос: кто приказал ему напасть на Ходорковского? - Кучма тогда ответа не дал. Но сделал это чуть позже, когда корреспонденты телеканала НТВ предложили ему за интервью солидные деньги. В эфир эта беседа не попала (такое решение принял лично гендиректор НТВ Владимир Кулистиков), но в интервью другим СМИ Кучма повторил имена заказчиков. Среди них он назвал, в частности, высокопоставленного сотрудника ФСИН Сергея Ларина.

Собственно, тогда же Кучма начал говорить об обстоятельствах, из-за которых он в итоге решил уехать из страны. Сначала бывший заключенный заявил, что в 2008 году, после перевода в другую колонию, его избили, раздробив ему руку. Таким образом администрация колонии якобы мстила Кучме за срыв убийства и заодно пыталась отбить у него желание донести до общественности правду об этой истории. Администрация объяснила травмы Кучмы падением в бане. Жалобу Кучмы по этому поводу читинский суд должен рассмотреть в начале ноября.

В августе 2011 года бывший заключенный окончательно перевоплотился в правозащитника. Он записал несколько обращений к представителям власти с просьбой разобраться с ситуацией в российских исправительных учреждениях. Пытки в Краснокаменской колонии стали предметом его обращений к президенту Дмитрию Медведеву. Министру здравоохранения Татьяне Голиковой Кучма пожаловался на состояние медицинских учреждений в российских колониях, а генпрокурору Юрию Чайке - на коррупцию среди сотрудников ФСИН. Более того, Кучма обратился к президенту США Бараку Обаме с жалобой на нарушения прав человека во Владимирском централе, куда его перевели позже. К этому времени министр юстиции России Александр Коновалов пообещал провести проверку в рядах ФСИН, хотя прокуратура отказалась вновь заняться делом о покушении на Ходорковского.

Как утверждают адвокаты Кучмы, столь активная публичная деятельность вызвала к нему немалый интерес со стороны "разных людей". В квартире бывшего заключенного прошел обыск, затем его попытались призвать в армию, а на улице Кучму то и дело сопровождают сомнительные машины. Сам он считает инициатором своего преследования премьер-министра Владимира Путина. Тем не менее, адвокаты Кучмы без энтузиазма восприняли его решение эмигрировать, заявив, что реальных оснований опасаться за свою жизнь у бывшего заключенного нет.

Что же касается перспектив Кучмы на удовлетворение просьбы о предоставлении ему убежища, то здесь все тоже не так гладко. С одной стороны, Великобритания традиционно отзывчива к российским претендентам на звание "политзэка" - достаточно привести имена предпринимателя Бориса Березовского и выходца из числа чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева. Кроме того, после ареста Ходорковского и Платона Лебедева ходили слухи, что именно здесь могут получить убежище остальные руководители ЮКОСа. Если допустить, что Ходорковский не держит зла на своего неудавшегося убийцу, а, напротив, благодарен ему за то, что правда об этой истории всплыла на поверхность, то, возможно, окружение осужденного предпринимателя замолвит словечко за "жертву путинского режима" (так охарактеризовал себя Кучма в одном из обращений).

С другой стороны, Кучме придется привести по-настоящему убедительные доказательства того, что на этот раз его откровения - не вранье. Для этого ему нужно будет предоставить материальные подтверждения угроз - будь то тексты, фотографии или диктофонные записи. А оппозиционный политик Андрей Сидельников, несколько лет назад получивший убежище в Великобритании, утверждает, что сам способ, который Кучма выбрал для обращения к британским властям, неудачен. По словам политэмигранта, идеальным было бы просить убежище в аэропорту, после пересечения границы с Великобританией. Кучма же выбрал вариант, при котором ему придется ожидать ответа в России, оставаясь в опасности.

Рассмотрение просьбы о предоставлении убежища может затянуться на несколько месяцев. А до тех пор Кучма будет жить в Чите, работая частным извозчиком и торговым агентом. Если, конечно, снова не попадет в места не столь отдаленные.