Новости партнеров

Прилетели

Пилотов российской компании в Таджикистане приговорили к 8,5 годам

8 ноября суд в Таджикистане вынес приговор двум пилотам российской авиакомпании, которых власти страны обвинили в незаконном пересечении границы и контрабанде. Пилотов признали виновными и приговорили к 8,5 года колонии строгого режима. Приговор сразу же вызвал резкое осуждение со стороны Москвы, хотя другой исход процесса с самого начала казался маловероятным.

Дело летчиков компании Rolkan Investments Ltd ("Авиакомпания Ролкан") - россиянина Владимира Садовничего и гражданина Эстонии Алексея Руденко - тянулось восемь месяцев, с того момента, как 12 марта 2011 года их вместе с членами экипажей задержали в аэропорту города Курган-Тюбе. Из этого времени пилоты два месяца провели под домашним арестом в курган-тюбинской гостинице, и шесть - в местном СИЗО. Арест был наложен также на оба самолета Ан-72, которыми командовали подследственные, а также на груз, находившийся на борту.

В Курган-Тюбе летчики должны были сесть на пути в Россию из Кабула, куда Rolkan Investments летала регулярно - выполняя перевозки гуманитарных грузов по заказу правительства Афганистана. В марте у компании истекал контракт, и летчики, загрузив в самолеты личные вещи и техническое имущество, включая запасной двигатель, покинули кабульский аэропорт, надеясь совершить транзитную посадку и дозаправку в Таджикистане. Однако, связавшись с диспетчерами аэропорта Курган-Тюбе, летчики разрешения на посадку не получили. Самолетам было предписано возвращаться в Кабул.

Опасаясь, что на обратный полет у них не хватит топлива (кроме того, аэропорт Кабула действует в военном режиме, и наземные службы могли отказать российским самолетам в немедленном приеме), Садовничий, командир головного Ан-72, запросил у диспетчеров Курган-Тюбе разрешения на экстренную посадку. Так же поступил и Руденко, летевший следом. Обоим самолетам было разрешено сесть.

Однако после приземления экипажи обоих самолетов были задержаны сотрудниками Комитета национальной безопасности Таджикистана. Без предъявления обвинений они были направлены в гостиницу и помещены под домашний арест. Под надзором сотрудники Rolkan Investments провели два месяца. 12 мая членов экипажей отпустили на свободу, а командирам предъявили обвинения в контрабанде.

Контрабандой власти Таджикистана объявили тот самый авиационный двигатель (при этом согласно актам об осмотре воздушных судов, составленным после приземления таможенными службами, контрабандных и запрещенных предметов ни на одном из бортов обнаружено не было). Кроме того, Владимира Садовничего и Алексея Руденко обвинили в незаконном пересечении границы и нарушении правил полетов - по версии обвинения, летчики запросили вынужденную посадку "путем обмана". Наказание по этим статьям предусматривает до 15 лет лишения свободы.

Летчики свою вину с самого начала отрицали. Они уверяли, что все документы, необходимые для посадки в Таджикистане, были ими получены и по приземлении в Курган-Тюбе вручены официальным лицам. Как писал в октябре 2011 года "Коммерсантъ", ссылаясь на информированные источники, без таких документов летчиков Rolkan Investments попросту не выпустили бы из Кабула. Правда, в день вынесения приговора агентства сообщали, что о транзитной посадке и дозаправке у пилотов с авиационными властями Таджикистана существовала лишь некая "устная договоренность", что, в общем, несколько меняет картину.

Так или иначе, адвокаты летчиков настаивали на полной невиновности подзащитных: по их словам, следствие не предоставило никаких доказательств вины подсудимых. Защита с самого начала пыталась привлечь к процессу внимание российского посольства в Душанбе. В каком-то приближении российские дипломаты, очевидно, за делом сотрудников Rolkan Investments следили. По их словам, гендиректор авиакомпании был принят консульским отделом. Правда, представитель перевозчика Владимир Пфефер заявлял, что директор прождал приема три дня и так и не дождался, но в посольстве эти высказывания назвали "ложью и провокацией".

Впоследствии в посольстве заявляли, что Rolkan Investments - "непонятная, незарегистрированная фирма, которая производила несогласованные операции". Летчики же, по мнению представителей посольства, действительно сели, не имея разрешения на посадку, однако они выполняли указания руководства компании - именно там и следует искать виновников инцидента.

Даже после того, как на завершающей стадии суда гособвинение потребовало признать каждого из подсудимых виновными по всем трем пунктам обвинения и приговорить к 13 годам лишения свободы, представители посольства оптимистично надеялись, что "приговор будет объективным, то есть оправдательным".

Однако надежды российских дипломатов, равно как и эстонских, которые тоже следили за ходом процесса над своим гражданином, не оправдались. Суд в Курган-Тюбе признал обоих летчиков виновными по всем трем пунктам и приговорил каждого к 8,5 года лишения свободы в колонии строгого режима (как объяснил судья Темур Боев, первоначально обоих приговорили к 10,5 года, однако приговор был смягчен согласно закону "Об амнистии"). Арестованные самолеты и двигатель по решению суда также останутся в Таджикистане. Обвинение приговором осталось довольно - несмотря на то, что сроки, которые присудили обвиняемым, оказались в итоге меньше требуемых ровно в полтора раза.

Вынесенный 8 ноября приговор вызвал резкое осуждение со стороны России. В российском посольстве в Таджикистане решение суда назвали "несправедливым и негуманным". Советник посольства Дмитрий Кабаев заявил, что дипломаты будут всеми доступными средствами бороться за своих гражданина и соотечественника.

Добиваться освобождения пилотов призвали и в Общественной палате РФ. Глава комиссии Палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов и судебно-правовой системы Анатолий Кучерена охарактеризовал приговор курган-тюбинского суда как неоправданно жесткий. "Это просто ужасно, что вынесен такой суровый приговор, - заявил Кучерена. - Его можно расценивать как пощечину нашему государству".

МИД РФ 8 ноября распространил официальное заявление, в котором решение суда называется "крайне суровым и политически ангажированным". "Каких-либо убедительных доказательств вины подсудимых обвинение не представило, - говорится в заявлении министерства. - Обвинительное заключение построено по сути на домыслах и необоснованных предположениях. Таджикистанская сторона откровенно нарушает существующие международные нормы". В МИД отметили, что осталось неясным, что власти республики намереваются делать с арестованными самолетами. В ведомстве заключили, что решение суда "наносит серьезный ущерб стратегическому партнерству между двумя странами".

Между тем, судя по всему, именно из-за этого "стратегического партнерства" приговор летчикам российской компании был предрешен с самого начала. По крайней мере, эксперты в прессе уверены, что летчики Rolkan Investments стали заложниками оживленной торговли между Москвой и Душанбе.

В ближайшее время между Россией и Таджикистаном должны быть заключены как минимум три важных соглашения: о продлении на 49 лет срока пребывания в республике 201-й российской военной базы, о комплексе российских космических войск в Нуреке и об экономическом партнерстве. Вполне вероятно, что Таджикистан действительно отвел Владимиру Садовничему роль рычага для давления на Россию - как минимум в одном из этих вопросов.

С другой стороны, адвокат Садовничего и Руденко Гулом Бобоев не склонен усматривать в деле летчиков Rolkan Investments политическую подоплеку. По его мнению, его подзащитные стали заложниками своей компании.