Черное и белое

В научных кругах произошли скандал и антискандал

Обычно полосы научных новостей - это самый спокойный раздел в любом издании. В разделах, посвященных исследованиям, редко публикуют шокирующие известия и сенсационные новости. Однако на прошлой неделе научные дебри поставили широкой публике сразу два скандала, причем довольно крупных (хотя вторая история - это, скорее, благополучное разрешение давнего скандала).

Повелитель данных

Первый пришел из Нидерландов. О научной деятельности в этой стране известно немного - голландские исследователи не строят у себя Больших адронных коллайдеров, не телепортируют элементарные частицы и не клонируют животных в промышленных масштабах. Однако в последние годы у голландской науки появился свой герой - психолог Дидерик Стапель (Diederik Stapel), изучающий всевозможные взаимосвязи, управляющие жизнью общества. Начиная с 2002 года, тогда еще молодой ученый начал публиковать огромное количество своих исследований, очень разнообразных и зачастую парадоксальных.

К примеру, в 2010 году Стапель и коллеги выяснили, что власть заставляет людей применять к другим более строгие моральные критерии, чем к себе, а в 2008 году показали, что люди начинают придерживаться норм этикета, не только находясь в общественных местах, но даже всего лишь намереваясь пойти туда. Из совсем свежих работ можно упомянуть статью Стапеля, опубликованную в одном из самых престижных научных журналов Science, в которой ученый постулировал наличие связи между окружающей разрухой и расовой дискриминацией.

Исследования Стапеля интересны не только с научной точки зрения: многие из них имеют и общественное значение - недаром область науки, в которой ученый получил степень доктора философии (PhD – аналог российской степени кандидата наук - прим. “Ленты.ру”), называется социальной психологией. Невероятная плодовитость голландца не осталась незамеченной - он стал лауреатом нескольких престижных научных наград и в 40 лет получил ставку профессора в университете Тилбурга.

Среди коллег Стапель заслужил прозвище "повелителя данных" - по странному стечению обстоятельств, у исследователя всегда находились экспериментальные результаты, подтверждающие не только его собственные гипотезы и гипотезы его студентов, но также и предположения специалистов из дружественных лабораторий. Благодаря этому счастливому свойству Стапель стал соавтором многих статьей, написанных психологами, работающими в смежных областях.

Большую часть данных талантливый психолог получал сам - необходимые опросы и эксперименты он проводил в институтах и университетах, с которыми у него были дружеские связи. По крайней мере, именно так он объяснял постоянное наличие в ящике своего стола пары-тройки папок с результатами "старых" опытов. При этом Стапель был щедрым ученым - он охотно делился своими сырыми данными со студентами, настаивая, что, обсчитывая и анализируя их, начинающие психологи быстрее получат хорошие результаты, чем если сами займутся нудными опросами.

Идиллия закончилась в августе 2011 года - трое молодых ученых, работавших под началом Стапеля, обнаружили расхождения в данных, которые были взяты из статей, ранее опубликованных их руководителем. После того, как жалоба на допущенные ученым фальсификации дошла до декана факультета социальной психологии, университет Тилбурга организовал специальную комиссию по расследованию. К тилбургским экспертам присоединились их коллеги из университетов Гронингена и Амстердама, с которыми Стапель также сотрудничал.

Выводы проверяющих (полный отчет на английском языке можно скачать здесь) шокировали даже их самих - поддельные данные были найдены "в нескольких десятках" (sic!) из опубликованных Стапелем статей. Кроме того, ученые выяснили, что 14 из 21 кандидатской диссертации, защищенных под руководством "повелителя" также содержали сфальсифицированные результаты. На данный момент проверка закончена не до конца, но, похоже, что сами аспиранты к обнаруженным подлогам не причастны - они просто использовали в работе данные, любезно предоставленные шефом.

Также выяснилось, что в редких случаях, когда Стапель действительно проводил эксперименты, он использовал и интерпретировал полученные данные весьма своеобразно - то есть попросту подгонял под свои гипотезы.

Ученый своей вины не отрицал - более того, он активно сотрудничал с членами комиссий, помогая им находить очередную порцию сфальсифицированных данных. Впрочем, впоследствии Стапель прекратил эту практику, объяснив, что он "физически или эмоционально не готов продолжать". Психолог многократно каялся, признавая, что нарушил принципы научной этики и вообще вел себя недостойно настоящего исследователя.

Вряд ли Стапель рассчитывал, что его извинения смягчат тяжесть последствий - скорее, ученый пытался избежать лишней шумихи в прессе (корейский "пионер клонирования" Хван У Сок, например, до последнего утверждал, что не делал ничего столь уж дурного, и в итоге скандал долго и со смаком обсасывали даже далекие от науки СМИ). Последствия наступили стремительно - уже в начале сентября 2011 года исследователя уволили из университета Тилбурга, а 9 ноября Стапель добровольно отказался от звания доктора философии и вернул диплом в университет Амстердама, где он трудился над диссертацией. Очевидно, ученый решил не дожидаться принудительного лишения звания, так как опытные данные, использованные в диссертации, тоже были подложными.

Подобные истории в науке случаются редко, но все же не являются чем-то совсем уж необычным. Так, в 2008 году вскрылось, что работавший у Нобелевского лауреата по физиологии и медицине 2004 года Линды Бак китаец Чжихуа Цзоу использовал фальшивые цифры и графики. Случай Стапеля выделяется на фоне остальных масштабом - до сих пор на подделку практически всех своих результатов не решался ни один ученый (или такие аферы еще не вскрывались).

У необыкновенного размаха подлога в работах Стапеля есть объяснение - по существующим этическим нормам, психологи не имеют права раскрывать большую часть исходных данных. Недавний опрос, проведенный среди голландских психологов, выявил, что две трети из них никогда не публикуют "голые" результаты своих опросов и экспериментов. Такая система прямо-таки провоцирует слабых духом на, скажем так, корректировку данных - причем поймать фальсификаторов практически невозможно.

При этом стимул хотя бы чуть-чуть подправить свои результаты очень силен - психолог из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре Джонатан Шулер (Jonathan Schooler) описал ситуацию в современной науке так: "Нынешняя научная действительность такова, что исследователи вынуждены поворачивать свои работы так, чтобы рассказать классную историю, а не представить то, что они в действительности обнаружили. Как будто бы все сидят на стероидах и для того, чтобы быть конкурентоспособным, ты должен употреблять их еще и еще”.

Обелить Хаббла

Второй скандал тоже начался несколько месяцев назад, но на этой неделе получил развитие. Главным фигурантом скандала стал сам знаменитый Эдвин Хаббл - американский астроном, первым доказавший, что видимые на ночном небе туманности - это гигантские галактики, и сформулировавший названный в его честь закон, определяющий закономерности разбегания этих самых галактик.

Работа Хаббла, в которой он представил закон, была опубликована в самом авторитетном на тот момент астрономическом журнале Monthly Notices of the Royal Astronomical Society в 1929 году. Двумя годами ранее к тем же выводам, что и Хаббл, пришел бельгийский священник и астроном Жорж Леметр, однако его статья появилась в скромном журнале Annales de la Societe scientifique de Bruxelles и осталась практически незамеченной - тем более что была написана на французском языке.

В 1931 году выкладки Леметра, переведенные на английский, все-таки были опубликованы в престижном Monthly Notices of the Royal Astronomical Society, однако из статьи пропало ключевое уравнение и параграф с определением того, что позже было названо постоянной Хаббла. Все эти факты были давно известны исследователям, интересующимся историей науки, однако летом 2011 года сразу двое ученых заподозрили, что столь важные фрагменты статьи Леметра исчезли не просто так. Авторы предположили, что американский астроном, известный своим тщеславием и крутым нравом, мог так или иначе поспособствовать необходимой редактуре перевода.

"Разоблачительные" публикации вызвали неоднозначную реакцию научного сообщества - часть специалистов была возмущена попытками очернить имя великого ученого, а другие, напротив, соглашались, что подобное поведение, в общем-то, бывает свойственно ученым, сражающимся за приоритет своих открытий. Американо-израильский астрофизик Марио Ливио (Mario Livio) разрешил эти споры, отыскав и проанализировав огромное количество бумаг, имеющих отношение к переводу и публикации статьи Леметра на английском языке.

В итоге ученому удалось обнаружить переписку бельгийца с редактором, в которой Леметр сообщает, что самолично убрал из переведенного варианта несколько кусков, пояснив это следующим образом: "Я не считаю разумным перепечатывать приблизительные вычисления радиальных скоростей <разбегания галактик>, которые, очевидно, уже не представляют широкого интереса". Бельгийский ученый, независимо от Хаббла сделавший одно из величайших открытий XX столетия (и, более того, опередивший американского коллегу на целых два года) не видел смысла вновь публиковать данные, которые уже один раз увидели свет, и настаивать на признании своего права считаться первооткрывателем основополагающего закона астрофизики. То есть в итоге Леметр поступил диаметрально противоположно тому, как поступил Стапель - и хотя бельгиец не был признан современниками гением, он обошелся без унизительных скандалов и дрязг.

Наука и техника00:01 8 ноября

Ядерный привет

Китайские ракеты напугали Америку, но из-за них страдает Россия
Наука и техника00:0210 ноября

Зеленый сонник

Какой оказалась самая жуткая игра 2018 года: обзор Call of Cthulhu