Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Накрыло лондонским туманом

Бизнесмен Козлов узнал о своей смерти из материалов лондонского суда

Журналистка Ольга Романова обвинила бывшего сенатора Владимира Слуцкера в организации заказного убийства ее мужа, бизнесмена Алексея Козлова. Из документов лондонского арбитража, в котором разбирался коммерческий спор, она узнала, что ее супруга убили, хотя он жив и здоров. Со своей стороны Слуцкер готовится подать иск о защите чести и достоинства в связи с озвученными обвинениями.

Разногласия между Слуцкером и Козловым, которые когда-то были деловыми партнерами, возникли в 2007 году вокруг акций компании "Искож" на сумму 254 миллиона рублей. Сторона сенатора утверждала, что ценные бумаги были похищены Козловым, тогда как бизнесмен стоит на том, что просто выкупил свою долю в компании.

Дошло до уголовного дела и суда, который признал Козлова виновным в мошенничестве. По мнению Ольги Романовой, преследование ее мужа было инициировано бывшим сенатором, который использовал свои связи в правоохранительных органах. Она неоднократно обращала внимание на многочисленные нестыковки в деле и прямые фальсификации, однако Пресненский суд Москвы вынес обвинительный приговор.

В марте 2009 года Козлов был осужден на восемь лет колонии. В июле 2011 года Мосгорсуд принял во внимание протесты адвокатов и снизил бизнесмену срок заключения до пяти лет. Защита оспорила и это решение в Верховном суде, который в сентябре отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. До начала слушаний Козлова выпустили на свободу под подписку о невыезде.

Между тем в лондонском арбитраже, по месту регистрации компаний, разбирался коммерческий спор о праве собственности на пакет акций, которые, по мнению российского суда, были похищены: фирма, контролируемая Слуцкером, пыталась отсудить долю в "Искоже" у фирмы Козлова. После окончания слушаний, а сторона Слуцкера в суде, по словам Романовой, проиграла, участники разбирательства получили пакет документов, на основании которых было принято решение. Из них журналистка узнала, что представитель Слуцкера передал в арбитраж нотариально заверенное свидетельство о смерти Алексея Козлова в пермской колонии. По мнению Романовой, это подтверждает имеющуюся у нее информацию о подготовке убийства ее мужа.

Журналистка рассказала, что по ее сведениям, первый раз Козлова должны были убить в Бутырском СИЗО, но его смерть удалось предотвратить, задействовав знакомых во ФСИН. Вторая попытка должна была состояться в пермской колонии, куда осужденного этапировали после приговора. Однако, после получения информации о подготовке убийства, были приняты меры для того, чтобы Козлова направили в колонию, где о нем никто не знал. Теперь, по сведениям Романовой, ее мужу снова угрожает опасность. Она полагает, что попытка убийства будет предпринята опять в стенах колонии, если Козлова осудят повторно.

Супруги ссылаются на главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, которому некий большой чин из МВД рассказал, что к нему обращался Слуцкер с просьбой организовать убийство Козлова. Полицейскому, или может тогда еще милиционеру, предлагали 300 тысяч долларов, но тот отказался. Сам Козлов говорит, что информацию о новом заказе ему подтвердили и из других источников.

В стане Слуцкера отреагировали на обвинения угрозой подать в суд за клевету и оскорбления. Пресс-секретарь экс-сенатора объяснила, что в лондонский арбитраж была представлена публикация BBC News об убийстве первого зампреда Центробанка Андрея Козлова, которая должна была проиллюстрировать высокие криминальные риски ведения бизнеса в России. Скан этого документа был опубликован пресс-службой Слуцкера, в которой его именуют вещественным доказательством R11.

Козлов со своей стороны предоставил СМИ копию страницы из решения лондонского арбитража, в которой говорится об убийстве некоего господина Козлова. В документе упомянута только фамилия убитого, однако из контекста, как утверждает Козлов, становится ясно, что речь идет именно о нем.

В решении арбитража отмечается по поводу Козлова, что его действия в связи с рассматриваемым иском были признаны мошенническими российскими судами, но это, однако, не имеет отношения к существу дела, также как и факт его убийства. На этом основании Алексей Козлов делает вывод, что речь все-таки идет именно о нем, так как убитый банкир Андрей Козлов судим не был.

Чтобы подкрепить свои утверждения о причастности Слуцкера к попытке убийства, Романова и ее супруг запросили в Лондоне дополнительную документацию. По словам журналистки, у нее уже есть протоколы заседаний и еще ряд документов, которые она изучает, чтобы понять, какую юридическую силу они имеют. Как только картина будет ясна, Романова обещает направить в Следственный комитет заявление о подготовке убийства ее мужа. Узнав о том, что Слуцкер собрался с ней судиться, Романова не скрывала удовлетворения. По ее мнению, публичное разбирательство будет только способствовать тому, чтобы доказать невиновность ее мужа.

То, что дело Козлова далеко не такое очевидное, как решил, вынося приговор, суд нижней инстанции, теперь уже вряд ли вызывает сомнения. Пусть обе стороны конфликта чего-то недоговаривают и пытаются выставить каждый нюанс в выгодном им свете - это их право. Важнее, то, что благодаря активности Романовой наружу выносится кухня принятия судебных решений, зачастую весьма неаппетитная.

Это отметил и Верховный суд, подчеркнув, что при вынесении приговора Козлову были допущены фундаментальные нарушения законности. Зампредседателя Верховного суда Анатолий Петроченков признал, что при рассмотрении дела бизнесмена суд не обеспечил состязательность процесса, не принимал аргументы защиты и фактически встал на сторону обвинения.

Романова продолжает настаивать на привлечении к ответственности всех фальсификаторов уголовного дела ее мужа. Это, по ее мнению, не только бывший сенатор Слуцкер, но и судья Пресненского суда Олег Гайдар и следователь Наталья Виноградова, которая уже успела засветиться в деле Сергея Магнитского. Романова хочет добиться, чтобы правосудие в России вершилось с точки зрения закона. Для начала, хотя бы в отношении ее мужа. А там, глядишь, цивилизованные правовые нормы начнут распространяться и на других граждан.