Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Вероятность "казахской зимы"

Версии причин беспорядков в Казахстане

Беспорядки на юго-западе Казахстана, сопровождавшиеся гибелью людей, стали крайне тревожным сигналом для страны, которая до сих пор считалась более стабильной и спокойной, чем многие ее соседи на постсоветском пространстве. Вне зависимости от того, как события будут развиваться дальше, по образу "стабильности", создаваемому властями на протяжении 20 лет, нанесен серьезный удар.

Появившиеся версии по поводу того, на кого можно возложить вину за события в Жанаозене, распределились по вполне ожидаемым векторам. Одни винят в произошедшем власть, отмечая, что она игнорировала претензии бастующих в Жанаозене нефтяников и провоцировала социальный взрыв. Другие подозревают власть в том, что она сама приложила руку к организации беспорядков (чтобы, как полагают сторонники этой версии, получить повод для расправы с бастующими).

Третьи видят в произошедшем черты "цветной революции", очередного эпизода "арабской весны" - серии поддержанных Западом мятежей в странах Африки и Ближнего Востока, которые начинались с митингов и беспорядков, а завершались сменой власти.

О том, являются ли беспорядки на юго-западе Казахстана началом "казахской зимы", можно спорить. Пока очевидно, что, по меньшей мере, предпринимаются попытки повернуть ситуацию в подобное русло. В областном центре Актау, где проходят акции солидарности с нефтяниками Жанаозена, некоторые уже требуют отставки президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Ресурс "Социалистическое сопротивление Казахстана", ранее пытавшийся представить события в Жанаозене как "восстание", призывает к массовым протестам, отставке действующего руководства страны и созыву "учредительного собрания". А бывший зять Назарбаева Рахат Алиев, находящийся за рубежом, грозит бывшему тестю судьбой Муаммара Каддафи.

Жанаозен

Вне зависимости от того, кто и зачем организовал беспорядки, произошли они там, где их и следовало ожидать. Последние полгода в Жанаозене (городе нефтяников, расположенном в Мангистауской области) бастовали работники местного предприятия "Озенмунайгаз". Часть персонала отказалась выходить на работу, требуя повышения зарплат (точнее, чтобы при начислении зарплат учитывались повышающие коэффициенты). Работодатель требования бастующих счел необоснованными. Многие из участников забастовки были уволены "за отсутствие на рабочем месте без уважительной причины". При этом бывшие сотрудники продолжали акции протеста - по привычке их называли "бастующими", хотя фактически речь шла уже не о забастовке, а о попытке вернуть себе рабочие места.

Бастующие (и те, кто был уволен) собирались на центральной площади Жанаозена - у здания городской администрации. В целом акции проходили спокойно. Со стороны властей имели место попытки разогнать собравшихся, однако до столкновений "стенка на стенку" дело не доходило.

В спорах о том, можно ли считать претензии нефтяников обоснованными, за прошедшие месяцы было высказано достаточно аргументов - как в пользу бастующих, так и против них. Критики заявляли, что нефтяники в любом случае получают прилично и что им грех жаловаться - по сравнению, к примеру с учителями. Этот довод поддерживал и работодатель: компания РД КМГ, филиалом которого является "Озенмунайгаз", отмечала, что средняя зарплата в ОМГ составляет около 300 тысяч тенге (около двух тысяч долларов).

Сторонники бастующих возражали, что хотя зарплаты нефтяников и немалые, но и цены в Жанаозене довольно высоки (как утверждает "Радио Азаттык" - местная служба "Радио Свобода", случается, что цены в городе повышаются в дни выдачи зарплаты нефтяникам – "и назад, на предыдущую отметку, как правило, не возвращаются"). Вдобавок, как заявляли сочувствующие нефтяникам, зарплаты у участников забастовки значительно ниже средних. Обслуживающий и технический персонал, по сведениям "Ферганы", "зарабатывает в два-три раза меньше, а как раз они и составляют костяк забастовщиков" (по информации РД КМГ, значительная часть бастующих - водители спецтехники).

Скептикам казалось странным поведение людей, которые, будучи уволенными с предприятия, не пытаются устроиться хоть на какую-то работу, а вместо этого месяцами продолжают "бастовать". На что они живут все это время? Появлялись версии, что акции протеста кем-то финансируются. В рядах участников акции заявляют, что помощь получают в основном от родственников - и от "народа". "Насчет хлеба - народ помогает, - говорит бывшая сотрудница "Озенмунайгаз" Айман Онгарбаева. - Кто чем может, кто - продуктами, кто - деньгами".

Но дело не только в зарплатах. Жители города нефтяников жалуются на плохое состояние жилья (домов, построенных еще в 1960-е – 1970-е годы), перебои с водой и электричеством. "Все нефтедоллары уходят в Астану и Алматы. Мы вот живем в этой разрухе, хотя, как говорят иностранцы, при таких подземных богатствах, крыши домов Жанаозена должны быть из золотого шифера, - говорит один из местных жителей. - Куда там, люди концы с концами еле сводят".

Недовольство по поводу того, как распределяются доходы и социальные блага, связанные с добычей нефти, имеет давние корни. Еще при советской власти такого рода настроения стали питательной средой для произошедших в городе беспорядков. Тогда, в 1989 году, в Жанаозене (в то время он еще носил название Новый Узень) произошли столкновения и погромы, направленные против выходцев с Кавказа. Для подавления беспорядков пришлось вводить в город спецназ (по некоторым данным, использовалась даже бронетехника).

Представители руководства Казахстана тогда признавали, что предпосылками для событий в Новом Узене стали в том числе бытовая неустроенность местных жителей, недостаток рабочих мест, объектов инфраструктуры. На это тогда обратила внимание и "Литературная газета". "Крайняя социальная ожесточенность - вот причина волнений в Новом Узене, - писала газета. - Естественно, что мишенью кризиса оказались… торгаши, кооператоры, распорядители дефицита. А среди них оказалось немало выходцев с Кавказа…"

Все это, конечно, не оправдывает ни тех, кто тогда устраивал погромы, ни тех, кто три дня назад занимался поджогами и мародерством. Просто власти, вовремя приняв меры, могли бы понизить градус социального недовольства - вместо того чтобы ждать, пока кто-нибудь попытается это недовольство использовать.

Власть

Версия о том, что беспорядки в Жанаозене - провокация, подстроенная властями, - появилась довольно быстро. Ее сторонники утверждают, что силовым структурам нужен был повод для разгона мирной акции протеста и что обострение обстановки, соответственно, было на руку властям. "Это в их [власти] интересах, потому что их это раздражает, - заявляет оппозиционный политик, лидер незарегистрированной партии "Алга" Владимир Козлов. - Уже семь месяцев раздражает то, что люди стоят на площади и не уходят. Власть это раздражает в первую очередь".

Главред "Ферганы" Даниил Кислов сравнивает произошедшее в Жанаозене с событиями 2005 года в узбекском Андижане, где "многодневный митинг мусульман, требующих от суда оправдания своих собратьев, за несколько часов превратился в террористический акт". "И в том, и в другом случае насилие со стороны оппонентов оказывалось чрезвычайно выгодно власти. Власть либо спокойно ждет этого насилия, своим бездействием вынуждая мирную толпу превратиться в озверевшее стадо, либо активно разжигает огонь ненависти, - считает он. - В ответ на преступные действия толпы власть вольна ‘мочить’ противников по полной".

Вдобавок, по мнению Кислова, ситуация может быть использована властями и как повод для "закручивания гаек" перед предстоящими парламентскими выборами - к примеру, для "антитеррористической" блокировки интернета или давления на оппозицию.

При желании, в пользу такого рода версии можно истолковать и поступившее накануне беспорядков известие о том, что бастующие вроде бы собирались выдвинуть требования политического характера, а именно - потребовать отставки Нурсултана Назарбаева. Об этом 15 декабря сообщила сочувствующая забастовщикам оппозиционная газета "Республика". По ее утверждению, как раз 16 декабря нефтяники готовились "организовать масштабную мирную акцию протеста и выдвинуть требование об отставке президента". Призывы поддержать акцию, по информации издания, содержались в листовках, распространявшихся в Мангистауской области от имени некой "инициативной группы жителей".

То есть, развивая версию о "провокации властей", можно было бы допустить, что власти не пожелали перерастания забастовки в политическую акцию и спровоцировали столкновения, чтобы получить повод для разгона.

В подобных версиях, правда, как представляется, недооценивается значение даты начала беспорядков. Если предположить, что власти выбирали день для разгона беспорядков, то 16 декабря - это наихудший вариант, который они только могли придумать. Мало того, что это День независимости. Мало того, что нынешний День независимости - юбилейный (20-летие Казахстана). Так это еще и годовщина "Желтоксана" - декабрьских событий 1986 года, когда в Алма-Ате была жестоко разогнана акция протеста против назначения нового руководителя (тогда еще советского) Казахстана.

Если власти так уж хотели разогнать бастующих, что готовы были подорвать созданный ими же образ "стабильности", зачем было усиливать негативный для себя эффект, выбирая именно 16 декабря? Вряд ли в руководстве Казахстана и его силовых структур не понимали, какой резонанс по всей стране может вызвать побоище в День независимости.

Признаки "революции"

Версия, согласно которой беспорядки на юго-западе Казахстана - это попытка реализовать в республике сценарий "арабской весны", также не заставила себя ждать. Митинги, перерастающие в беспорядки, это, в общем-то, практически непременный атрибут "революций". Убитые и пострадавшие при этом объявляются "жертвами режима", а факт гибели людей используется для обоснования "революционной борьбы".

"Ну, в общем, вы все видели, господа, - пишет Ярослав Красиенко на портале Geopolitika.kz. - И вы теперь знаете, что такое Ливия у вас дома…"

"Сейчас будет ОЧЕНЬ мощная информационная атака, - продолжает он. - Очень мощная. Как никогда раньше… И мы будем бессильно смотреть на то, как по миру запускают волну лжи. Как громилы и беспредельщики превращаются в 'расстрелянных мирных демонстрантов', как практически безоружные полицейские… превращаются в 'армию, жестоко подавившую народные выступления', как наш с вами дом… превращается в 'кровавую диктатуру', которой срочно требуется 'вмешательство цивилизованного мирового сообщества'".

Возможными целями дестабилизации обстановки в Казахстане, по его мнению, являются также "отрезание Китая от энергоресурсов", "ослабление южных рубежей России", "дезинтеграция Таможенного союза и недопущение создания Евразийского".

Официального развития такого рода версия пока не получила. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил лишь, что беспорядки были кем-то профинансированы (пообещав выяснить, "откуда идет финансирование, и кто этим занимается"). Его советник Ермухамет Ертысбаев был более многословен. Оговорившись, что это его личная точка зрения, Ертысбаев отметил, что к событиям в Жанаозене "могли приложить руку и внешние силы". "Судя по очень четкой организации, железной дисциплине, это, вне всякого сомнения, тщательно спланированная и хорошо профинансированная, на мой взгляд, акция", - добавил он.

Говоря о возможной причастности "внешних сил" в интервью Tengrinews, президентский советник не стал указывать пальцем ни на кого конкретно. Однако без намеков не обошлось. Предложив журналисту "через призму сопоставительного анализа сделать кое-какие выводы", Ертысбаев упомянул о выступлении бывшего зятя президента, Рахата Алиева по событиям в Жанаозене (президентский советник при этом назвал проживающего на Мальте Алиева "государственным преступником", а его заявления - провокационными).

Он также назвал имя опального олигарха Мухтара Аблязова, который в 2009 году на фоне обвинений в хищениях, выдвинутых против него на родине, обосновался в Великобритании. СМИ, которые считаются близкими к Аблязову (оппозиционную газету "Республика", телеканал "К+", вещающий на Казахстан из-за рубежа, - они активно освещали события в Жанаозене, при этом "Республика" представила произошедшее как "восстание"), Ертысбаев обвинил в ведении информационной войны. Самого же Аблязова - в том, что тот "готовился к сметению режима".

Рахат Алиев на следующий день после беспорядков выступил с обращением к Назарбаеву, возложив на него вину за "массовые убийства граждан Казахстана". Бывшему тестю автор обращения предложил объявить дату своей отставки и покаяться перед народом. В заключение он упомянул о "судьбе Чаушеску и Каддафи". Аблязов, кстати, выступил с похожим заявлением еще месяц назад - по случаю бойни в Таразе, где вооруженный до зубов террорист убил семь человек. Опальный банкир заявил тогда, что "лопнул миф о благополучии вместе с Назарбаевым" и что "в итоге двадцатилетнего правления Назарбаева мы видим сегодня все предпосылки наступления в Казахстане хаоса". За этим последовал призыв к отставке Назарбаева (с дежурной ссылкой на судьбу Каддафи).

В пользу "революционной" версии при желании можно трактовать и то, что в беспорядках участвовала молодежь, которая к бастующим нефтяникам отношения не имеет (сами бастующие признавали, что в их рядах оказались неизвестные люди, которые провоцируют дальнейшее противостояние и "сеют смуту"), и то, что участники беспорядков оказались вооружены "коктейлями Молотова" (по утверждению прокуратуры - еще и огнестрельным оружием), и то, что беспорядки позднее повторились в другом месте - на станции Шетпе, где был подожжен поезд. Тем временем в областном центре Актау, где проходили акции солидарности с жителями Жанаозена, группа граждан потребовала отставки Назарбаева. Они заявили, что "от него устали". Можно упомянуть и о призыве "Социалистического сопротивления Казахстана" к всеобщему протесту, отставке руководства страны и перевода "всех богатств, предприятий и банков под контроль комитетов трудящихся".

P.S.

О событиях в Жанаозене среди прочих высказался и политик из соседней "революционной" Киргизии Эдиль Байсалов (после прошлогоднего мятежа он некоторое время руководил аппаратом "временного правительства"). По его мнению, "цветная революция" Казахстану пока что не грозит. "События носят изолированный характер, - со знанием дела отметил Байсалов. - Для успеха любой революции значение имеет население столицы. А в двух столицах Казахстана - Астане и Алма-Ате [бывшей столице] - спокойно. События в Жанаозене приведут лишь к укреплению режима Назарбаева". Руководству Казахстана остается надеяться, что эта оценка окажется верной.

Бывший СССР00:0211 октября

Украинский тупик

Как США используют Зеленского в предвыборной гонке и чем это грозит Киеву