Мадьярская гордость

Переговоры между МВФ и Венгрией зашли в тупик

В начале 2012 года у властей Евросоюза появилась новая головная боль, добавившаяся к до сих пор не решенным вопросам с Грецией, Италией и Испанией. На сей раз неприятность пришла из-за пределов валютного союза в лице Венгрии. Эта страна и прежде отличалась экстравагантным поведением, правда, во внутриполитических делах. Сейчас же она оказалась, как и ранее Греция, на грани дефолта. При этом переговоры о предоставлении дежурной финансовой помощи от МВФ зашли в тупик.

Венгерская экономика стала одной из первых во всей Восточной Европе, достигших успеха в рыночных реформах. Переходный период после распада Совета экономической взаимопомощи и включения государства в орбиту ЕС оказался сравнительно коротким и мягким. К концу 90-х годов страна возобновила уверенный экономический рост.

Однако все эти достижения оказались временными. Во многом они базировались на массированных заимствованиях в Западной Европе, а рост реального производства оказался не столь впечатляющим. В результате Венгрия стала сбрасывать обороты еще за несколько лет до того, как глобальный финансовый кризис в Европе конца 2000-х развернулся на полную катушку. Экономика Венгрии оказалась в рецессии еще в 2006 году. Тогда эти показатели вызывали всеобщее удивление - ведь у соседей все было прекрасно.

Когда же кризис ударил по всей Европе, вопрос о финансовой несостоятельности Будапешта стал ребром. Дефолта удалось избежать благодаря массированному вмешательству Международного валютного фонда, предоставившего венграм в октябре 2008 года 15 миллиардов долларов. На тот момент эта сумма казалась поистине огромной, к тому же Венгрия была одной из первых стран, получивших антикризисную помощь. Никто и подумать не мог, что уже очень скоро подобные кредиты станут нормальной практикой даже в отношении куда более благополучных государств.

В результате экономического кризиса в стране разразился и политический. С середины 2000-х годов страну охватили массовые беспорядки. В 2009 году под давлением общественности в отставку был вынужден уйти премьер-министр страны Ференц Дюрчань, к тому времени заработавший себе весьма одиозную репутацию. А на следующий год правящие социал-демократы были и вовсе буквально сметены итогами выборов, на которых правые партии одержали победу с беспрецедентным преимуществом, забрав себе более 2/3 мест в парламенте.

Новая правоконсервативная коалиция, впрочем, тоже отличилась на почве экстравагантности (по крайней мере, в глазах просвещенных западных европейцев). Партия "Фидес" нового премьера Виктора Орбана приняла ряд неугодных леволиберальной общественности мер - например, закрыли лазейку для гей-браков, прописав в конституции, что брак является союзом между мужчиной и женщиной. В сфере экономики их решения были еще более радикальными.

Так, в 2010 году государство национализировало средства частных пенсионных фондов, борясь с возникшим ранее дефицитом средств бюджетных и внебюджетных фондов. Далее Будапешт обложил чрезвычайно жестким налогом банковский сектор - налоговые ставки для финансистов стали в три раза выше, чем в среднем по Европе. Наконец, одной из последних инициатив Орбана стало предложение подчинить Центробанк исполнительной власти.

У населения вышеперечисленные меры в основном встретили понимание, чего не скажешь об иностранных партнерах Будапешта. МВФ и ЕС протестовали, но Орбан и Ко вырвали у них из рук рычаг воздействия, отказавшись от предоставления Венгрии очередного кредита в 2010 году.

Но экономического чуда вновь не получилось. Немного восстановившись после кризиса, венгерская экономика опять оказалась в тяжелом положении к концу 2011 года - после того, как перед всей Европой замаячила новая рецессия. В самой Венгрии госдолг меньше чем за год вырос с 78 до 85 процентов ВВП, что является самым высоким показателем среди всех восточноевропейских стран. Курс национальной валюты - форинта - с осени также начал стремительно падать. А в конце декабря облигации Венгрии получили "черную метку" от рейтинговых агентств, снизивших оценку долгов этой страны до "мусорного" уровня.

В конце концов правительство решило, что чрезмерную национальную гордость нужно хотя бы временно сдержать, и заговорило о возможности нового займа от МВФ, причем необходимая венграм сумма уже превышает уровень 2008 года и может составить до 20 миллиардов евро.

Директора фонда во главе с Кристин Лагард, в принципе, не возражают, но ставят ряд условий, которые нынешним венгерским властям не очень-то приятны. Первое из них - отказаться от поползновений на Центральный банк. Ну и, конечно же, принять разнообразные меры экономии, аналогичные тем, что сейчас внедряются во многих странах еврозоны.

Кредит от ЕС и МВФ может быть жизненно важным для финансовой состоятельности Будапешта. Ситуация с госдолгом, ростом ставок по облигациям и падением стоимости валюты выглядит так, что в противном случае дефолт, видимо, будет неизбежен. Об этом и намекают венграм европейцы, но пока что особенного прогресса в переговорах незаметно.

Очередной раунд назначен на 20 января. Скорее всего, лидеры ЕС и представители МВФ потребуют от Венгрии отказаться от своей "неортодоксальной" финансовой политики и соблюдать нормативы по расходам бюджета.

Упорство Будапешта в неприятии европейского давления объяснимо - по сути уже сейчас Венгрия выполняет многие из требований ЕС по экономии. В частности, дефицит бюджета страны, запланированный на 2012 год, составляет 3,25 процента ВВП. Это на 0,25 процента выше нормативов Евросоюза, но дело в том, что многие члены еврозоны (та же Греция) до сих пор нарушают эти нормативы куда более бесцеремонно и это сходит им с рук. Естественно, что Венгрия при таком отношении чувствует себя обделенной.

Кроме того, не стоит забывать, что у самих венгров достаточно рычагов влияния на позицию ЕС. В крайнем случае, они всегда могут объявить дефолт и резко девальвировать собственную валюту. Да, это будет крайне болезненный шаг, однако в Будапеште понимают, что в сложившихся обстоятельствах кредит МВФ позволит лишь отодвинуть необходимость идти на крайние меры, но не устранить ее вообще.

Если международным организациям не удастся найти компромиссные условия, которые удовлетворят Венгрию, то такой шаг станет реальностью. В этом случае европейцам - в первую очередь немцам, австрийцам и французам, основательно вложившимся в венгерскую финансовую систему, придется в очередной раз устраивать рекапитализацию банков. Но, с учетом небольших размеров экономики Венгрии, это в общем-то мелочь по сравнению со стратегическими последствиями. Они же состоят в том, что после такого примера государства Европы могут перестать считать дефолт концом света.

Для Венгрии в ее отчаянной финансовой ситуации особо благополучного выхода не наблюдается. При любом раскладе стране грозят крайне непопулярные меры и экономический спад. Но отказ от оплаты обязательств может принести хотя бы моральное удовлетворение - политикам и всему государству удастся сохранить лицо и пресловутую национальную мадьярскую гордость.

Таким образом, Венгрия может стать очередным слабым звеном в цепочке европейской финансовой стабильности. В последнее время их стало многовато, и попытки ЕС сохранить хорошую мину при плохой игре выглядят все менее убедительно. Сейчас до многих европейцев, в том числе и политиков, начинает доходить мысль, что "залить кризис кредитами и ждать, пока все само собой рассосется" - не самая удачная стратегия.

Экономика10:09Сегодня

Эффект бабочки

Курянка Екатерина Забоева открыла магазин бабочек и сломала многие стереотипы