Со второго захода

Standard & Poor's лишило Францию максимального кредитного рейтинга

В футболе существует примета - если мяч побывал в воротах, но не был засчитан, спустя некоторое время в те же ворота будет забит правильный гол. В финансовом мире, как выяснилось, это правило тоже работает. Два месяца назад агентство Standard & Poor's сообщило о снижении максимального кредитного рейтинга Франции - как позже было сказано, по ошибке. Теперь, однако, ни о каком сбое говорить не приходится - рейтинг снижен уже по-настоящему.

На сей раз, помимо Франции, "под горячую руку" попалось сразу несколько европейских стран. Собственно, из государств еврозоны наивысший рейтинг сохранили Германия, Нидерланды, Финляндия и Люксембург. Еще одной страной, лишившейся “ААА”, стала Австрия, у которой, как и у Франции, рейтинг понизили на одну ступень. Кроме того, снижения затронули Италию, Испанию, Португалию, Словакию, Словению, Кипр и Мальту. Причем прогноз по большинству из этих стран "негативный", то есть агентство ожидает, что при нынешних тенденциях рейтинги будут опускаться и дальше.

Результатом масштабных изменений стало очередное сокращение "высшей лиги" S&P. Теперь счастливыми обладателями максимального рейтинга являются всего 12 государств мира. Причем из группы G7 им владеют меньше половины стран, а именно Германия, Великобритания и Канада. До начала кризиса конца 2000-х годов максимального рейтинга не было только у Японии.

Реакция

Процесс снижения рейтингов мировым экономическим гигантам в последнее время приобрел уже некую будничность. В данном конкретном случае он даже не вызвал особенного возмущения со стороны "пострадавших". По большому счету, ситуация назревала. Долги Франции сейчас котируются с куда более высокой доходностью (то есть считаются менее надежными), чем эталонные немецкие, причем тенденция к росту ставок очевидна. Не исключено, что ноябрьская ложная тревога, устроенная S&P на ровном месте, тоже в какой-то степени морально подготовила французов и их партнеров по ЕС к такому исходу.

Прежде в таких случаях от континентальных европейцев раздавались упреки в адрес рейтинговых агентств. Кроме того, они нападали и на саму "англосаксонскую" систему выставления рейтингов (все три крупнейших рейтинговых агентства мира - американские). Сейчас же - совершенно другая история. Так, президент Франции Николя Саркози призвал нацию к спокойствию и заявил, что французам "нужна храбрость для реформ в стране". Тут же глава республики обозначил и конкретную меру - повышение налогов на банковский сектор.

Социалистическая оппозиция во главе с Франсуа Олландом свою критику сосредоточила на правительстве. По словам Олланда, сохранение наивысшего рейтинга было одним из обещаний Саркози, но на этом поле деятельности он полностью провалился. Критики напомнили высказывание президента, сделанное им в декабре, когда он заявил: "Если мы потерям тройное 'А', я мертвец".

В свою очередь, канцлер Германии Ангела Меркель философски заметила, что европейцам предстоит еще пройти долгий путь по отвоевыванию доверия инвесторов. По ее словам, разрешение финансового кризиса в еврозоне потребует "больше, чем просто несколько месяцев". Меркель также выразила надежду, что массовое снижение рейтинга не торпедирует усилия европейских стран по спасению оказавшихся в наиболее трудной ситуации стран еврозоны.

На общем довольно спокойном фоне выделился только финансовый еврокомиссар Олли Рен. Он обрушился с критикой на S&P, назвав его решения "непоследовательными". Он также выразил сожаление в связи с понижением рейтингов в момент, когда еврозона в ответ на кризис предпринимает "решительные меры по всем фронтам".

Что будет?

Первые последствия Франция должна ощутить уже 16 января. В этот день правительство реализует на аукционе облигации общим объемом в 8,7 миллиарда евро. От того, захотят ли инвесторы купить долги по предложенным ставкам, прояснится влияние более низкого рейтинга на общую финансовую ситуацию в стране.

История показывает, что государства, лишившиеся максимальных рейтингов, на первых порах никакого значительного ущерба не несут. Если взять период с 1998 по 2011 год, "AAA" теряли 9 стран. При этом на следующей неделе после снижения рейтинга доходность по их 10-летним облигациям в среднем повышалась всего на 2 базовых пункта (0,02 процентного пункта). Снижение рейтинга США в прошлом году никак не повлияло на цену их заимствований, а к концу года долги для Соединенных Штатов стали даже дешевле.

Однако рынки акций могут отреагировать достаточно резко. Хотя решение Standard & Poor's и было ожидаемым, оно в очередной раз показало, что кредитные эксперты уверены в ухудшении ситуации с долговым кризисом в еврозоне. Впрочем, в ближайшее время предстоят не менее важные для биржевых котировок события - подготовка очередного евросаммита в Риме и переговоры о греческом долге, которые на данный момент вновь зашли в тупик.

По результатам решения S&P можно заметить, что рейтинговые агентства в последние полгода гораздо охотнее идут на снижение оценок государственных облигаций разных стран мира. Это легко объяснимо жесточайшей критикой, которая обрушилась на агентства во время глобального кредитного кризиса 2008-2009 год. Тогда S&P и компания не только выставили неоправданно высокие рейтинги многим, как оказалось, ненадежным бумагам, но и до последнего момента медлили с их понижением. Теперь "большая тройка" - S&P, Moody's и Fitch - готовы идти на жесткие меры, не обращая внимание даже на гневные отповеди от политиков.

Учитывая, что интенсивность долгового кризиса в Европе на спад явно не идет, а масштаб проблем постепенно накапливается, можно смело утверждать, что снижение сразу девяти суверенных рейтингов было отнюдь не последним.