Новости партнеров

Интересная личность

Отставного капитана милиции проверят на связь с высокопоставленными коррупционерами

После трехмесячного розыска удалось задержать Максима Каганского, отставного милиционера и действующего предпринимателя, который оказался замешан в передаче взятки столичному следователю. Но следствие больше интересуют предполагаемые связи бизнесмена в высших эшелонах МВД. Каганского называют основным посредником между высокопоставленными коррупционерами и фигурантами экономических дел.

Каганского поймали в Новосибирске 17 января. По словам его адвоката, бывший милиционер, с начала октября 2011 года находившийся в бегах, позволил себе расслабиться и поплатился за это свободой. Он скрывался в элитном коттеджном поселке у родственников своего знакомого, работавшего в силовых структурах. Сыщикам удалось запеленговать звонок Каганскому от его друга, что позволило вычислить местонахождение подозреваемого.

Бизнесмена, а Каганский после ухода из МВД создал строительную фирму, отправили в Москву к следователям СК, которые расследуют дело о взятке их коллеге из столичного полицейского управления. Формально коммерсант был лишь посредником и должен был лишь передать деньги конечному получателю. Однако следствие подозревает, что Каганский был организатором этого преступления и оно в его карьере было не единственным.

В деле Нелли Дмитриевой - так зовут следователя ГСУ ГУ МВД по Москве, которую назвали получателем взятки - много странностей. Начать с того, что передача денег посредникам произошла 23 августа, а следователя арестовали только 5 октября. Посредники сразу повинились и согласились сотрудничать, но потребовалось более месяца, чтобы передать взятку Дмитриевой. Возможно, это определялось некими оперативными соображениями, но и мотив для преступления выглядит несколько надуманным.

Дмитриева вела дело о контрабанде томографов в отношении бизнесменов Ивана Царькова и Бориса Юдина. Последний якобы за три миллиона долларов хотел изменить свой статус с обвиняемого на свидетеля. Выясняются два нюанса. Во-первых, к моменту получения взятки Дмитриева дело о контрабанде уже не вела. Во-вторых, всем было известно, что статья о товарной контрабанде к концу 2011 года будет декриминализована и дело, соответственно, будет закрыто.

Следователь после ареста отказалась признавать себя виновной. В СМИ сообщалось, что ей предлагали дать показания о том, что взятка предназначалась для ее начальника - руководителя ГСУ Ивана Глухова. Однако Дмитриева отказалась, и тогда, похоже, в СК решили заняться Каганским.

Бизнесмена объявили в розыск в день ареста следователя. Вскоре суд выдал санкцию на его арест. Но бывший милиционер находился в подполье уже с конца августа. Оказывается, он видел, как задерживали его знакомых (Каганский говорит, что это были его водитель и охранники), и почел за благо залечь на дно.

Тем временем СК и ФСБ, которые в этом случае действуют в паре, как и в пресловутом "игорном деле", заинтересовались связями, наработанными Каганским в центральном аппарате МВД. Его милицейская карьера проходила в основном в подразделениях, расследующих экономические преступления. Утверждают, что покровителем Каганского, который дослужился только до капитана, был генерал Андрей Хорев - первый замначальника департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД. Хорев оказался не у дел летом 2011 года, так как не прошел переаттестацию. Его заподозрили в получении фиктивного статуса ветерана боевых действий, но пока он остается чист перед законом.

Тем не менее, источники слили журналистам кое-какие любопытные факты об отношениях Хорева и Каганского. Например, выяснилось, что жена экс-милиционера Анастасия подарила отцу бывшего мужниного начальника квартиру стоимостью в два миллиона евро в элитном "Доме на Смоленской набережной". Причем эту недвижимость супруга Каганского приобрела всего за 9,5 тысячи (!!!) рублей, и произошло это вскоре после закрытия уголовного дела компании "Дон-строй", которую подозревали в неуплате НДС на 400 миллионов рублей и которая собственно построила "Дом на Смоленской".

Еще одна утечка касалась отношений Каганского и Глухова. Все, что удалось накопать журналистам, так это то, что сам бизнесмен дружил с сыном начальника ГСУ Денисом, а их жены Анастасия и Ольга были учредителями нескольких столичных фирм. Вскоре после ареста Дмитриевой появились слухи об отставке Глухова, которые были тут же опровергнуты.

Только после задержания Каганского СК официально подтвердил, что считает его членом группировки милиционеров, которые вымогали у бизнесменов деньги. Сам обвиняемый предприниматель выполнял роль посредника, или, как это теперь модно называть, "решальщика". Но, судя по всему, доказательная база этой версии еще весьма шаткая, поэтому в СК попросили пострадавших лично обращаться с заявлениями о вымогательстве.

Сам Каганский предлагает иную трактовку своего преследования, которую он изложил в открытом письме к президенту России Дмитрию Медведеву. По версии обвиняемого, он стал жертвой борьбы кланов, развернувшейся в Главном управлении экономической безопасности (ГУЭБ), как стал именоваться ДЭБ после реформы МВД, когда его начальником был назначен Денис Сугробов. Каганский обвиняет его в вымогательстве и утверждает, что вся история с передачей взятки Дмитриевой была сфальсифицирована с целью отобрать у него бизнес.

По словам бизнесмена, он действительно обращался к Дмитриевой для консультации, чтобы выяснить, как будут развиваться события в деле о томографах после декриминализации статьи о контрабанде. О разъяснениях его попросил его партнер по бизнесу Андрей Кобзанов, ранее работавший в Следственном комитете при МВД. Получив ответ, бывший следователь якобы предложил заплатить Дмитриевой за консультацию три миллиона рублей, часть из которых предназначалась Каганскому за услуги. Обвиняемый отметил, что впоследствии он забыл об этом обещании "в связи с незначительностью суммы".

Из показаний Каганского следует, что 23 августа Кобзанов позвонил ему и сказал, что ему нужно передать документы по совместному бизнесу. Предприниматель был занят и отправил на деловую встречу свою охрану. По его словам, он случайно увидел, как на его людей напали неизвестные мужчины в штатском (речь идет о задержании посредников в передаче взятки), и решил покинуть место инцидента, опасаясь за свою безопасность.

В заключение Каганский просит президента дать поручение разобраться в ситуации, жалуется на развязанную против него клеветническую кампанию в прессе и на то, что окружение Сугробова разорило весь его бизнес.

Между тем, по сведениям "Газеты.Ru", Каганский при задержании сказал, что не писал письмо Медведеву, и это признание было записано на видеокамеру. Однако его адвокат Владимир Жеребенков полагает, что бизнесмен просто находился в шоке и не до конца отдавал отчет в своих действиях.

Оказавшись в камере, Каганский, по данным "Коммерсанта", отказался от тюремной еды, боясь, что его отравят или дадут так называемую "сыворотку правды". В СК заявляют, что намерены установить всех участников группировки, в которую входил задержанный, и привлечь их к уголовной ответственности. Кроме того, следователи пообещали выяснить, кто в течение долгого времени помогал бизнесмену от них скрываться. В СК подозревают, что это тоже были сотрудники правоохранительных органов. По некоторым данным, в Новосибирске Каганского опекал человек, занимающий высокий пост в местной полиции и ранее работавший в ДЭБ.

Жеребенков рассказал, что его клиент уже отказался от предложенной ему сделки со следствием, которая позволила бы ему рассчитывать на снисхождение при вынесении приговора. Это означает, что Каганский решил, что для него безопасней будет держать язык за зубами. Защитник со своей стороны пояснил мотивы Каганского: "Максим в играх, где легко потерять голову, участвовать не собирается".