Новости партнеров

Последнее предупреждение

Александр Хлопонин пообещал громкие дела о коррупции на Северном Кавказе

Тема коррупции на Северном Кавказе оказалась вновь поднятой на щит с учетом приближающихся президентских выборов. Полпред Александр Хлопонин признал, что регион является лидером по отмыванию денег, и пообещал местным коррупционерам ряд громких дел. Блогер Алексей Навальный тем временем провел очередной аудит МВД Чечни и выявил в хозяйственной деятельности министерства множество нарушений.

Поводом для заявления Александра Хлопонина стал громкий скандал в Ставрополе, где по подозрению в получении крупной взятки был арестован глава городской администрации Игорь Бестужий. Ему вменяют попытку получить 50 миллионов рублей за решение вопроса об аренде крупного участка земли. Выяснилось, что правоохранительные органы давно интересовались деятельностью Бестужего, который не успел проработать сити-менеджером и года. В частности, его подозревали в крупном уклонении от уплаты налогов, но это дело было закрыто.

Полпред, выступая перед журналистами в окружной столице Пятигорске, заявил, что взял дело Бестужего под личный контроль, так как с разгулом коррупции больше мириться невозможно. Хлопонин также обнадежил собравшихся тем, что накопилось достаточно жалоб и информации для возбуждения в регионе крупных антикоррупционных дел. Совсем недавно, в конце января, на коллегии окружного МВД, полпред посетовал, что правоохранительным органам не удается справиться с легализацией преступных капиталов, которые отмываются через банки и подставные фирмы на территории Северного Кавказа. В результате регион превратился во всероссийскую финансовую прачечную, то есть вернулся к ситуации начала 1990-х годов, которая вылилась в две чеченские войны. Тогда Чечня оказалась в лидерах по легализации, отмывая средства, полученные в результате грандиозной аферы с так называемыми "чеченскими авизо".

По мнению Хлопонина, создавшееся положение вызвано двумя факторами. Во-первых, активизация борьбы с незаконной банковской деятельностью в Москве и Петербурге привела к тому, что она переместилась на Северный Кавказ. Во-вторых, в регионе имеется нехватка в банковских услугах, что способствует развитию "серого" рынка в этой сфере.

Финансовая вольница на Северном Кавказе распространяется не только на банки, но и на распределение бюджетных потоков. В лучшем случае средства в госструктурах используют неэффективно, а в худшем - расхищают, причем эти два процесса тесно переплетены между собой. Проект "РосПил", созданный по инициативе Алексея Навального, проанализировал госзакупки лишь по одному из ведомств - МВД Чечни. В результате обнаружилось, что на 92 аукциона не поступило ни одной заявки. Из этого в "РосПиле" сделали вывод, что либо деньги на сумму 360 миллионов рублей так и не были освоены или же оплата производилась с нарушением закона. Во всяком случае, эксперты не смогли найти следов этих транзакций в публичной отчетности министерства. Росфиннадзор уже пообещал провести в МВД Чечни проверку его финансово-хозяйственной деятельности.

Вопрос о финансировании республик Северного Кавказа и происходящих в них коррупционных процессах стал в последнее время активно использоваться в политической борьбе. Основным предметом дискуссий стал объем направляемых в регион бюджетных средств и эффективность их использования. Федеральный центр упрекают в том, что он фактически взял политическую элиту северокавказских республик на содержание в обмен на лояльность, но эта тактика сработала не полностью. С одной стороны в регионе по-прежнему активно действует вооруженное подполье, с другой стороны республики показывают на выборах такой результат поддержки действующей власти, который вызывает обоснованные сомнения в его истинности.

Года два назад президент РФ Дмитрий Медведев именно коррупцию, а не терроризм назвал угрозой национальной безопасности на Северном Кавказе. С этим мнением солидарны и эксперты, которые отмечают, что оба явления тесно взаимосвязаны и подпитывают друг друга.

Лидер общественной организации "Антикоррупционный комитет Северного Кавказа", автор книги "Теория и практика коррупции на Северном Кавказе" Муса Садаев выделяет два основных момента, которые являются специфическими особенностями региона. Во-первых, борьба с экстремистским подпольем буксует из-за того, что местные чиновники, как минимум, не видят в этом личной выгоды для себя. Кроме того, практикой покупки должностей, в том числе и в силовых структурах, пользуются и люди, симпатизирующие экстремистам, что позволяет последним заранее узнавать о планах правоохранительных органов и срывать спецоперации.

Во-вторых, как отмечает Садаев, "коррупция и казнокрадство уже стали основой экономики региона, а не побочным явлением экономического развития". Это в свою очередь ведет к тому, что местное население, в основе своей весьма небогатое, во все большей степени утрачивает доверие к региональным и федеральным властям и попадает под влияние пропаганды экстремистов, которые обещают создать честное и справедливое общество на основе исламских ценностей.

По мнению эксперта, единственный выход - это долгосрочная стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа и приобщение молодежи из национальных республик к общероссийским ценностям. Важность системного подхода осознали и в Москве, но переход к институциональному развитию региона несколько затянулся. Одним из признаков такого пересмотра стратегии стало создание отдельного федерального округа, в которые вошли все национальные образования и Ставропольский край. За два года существования этой структуры самой заметной долгосрочной инициативой стал проект развития туризма и создание для его реализации госкомпании "Курорты Северного Кавказа". Однако, несмотря на обещанные многомиллиардные инвестиции, проект, по мнению многих наблюдателей, носит признаки утопичности и скорее связан с проведением Олимпийских игр в Сочи, чем с решением насущных проблем региона.

Любопытно, что антикоррупционная кампания последних лет, вылившаяся в остальной России в ряд громких показательных процессов, практически не затронула Северный Кавказ. Единственным чиновником достаточно высокого уровня, который попал под уголовное преследование, стал первый вице-премьер Северной Осетии Сергей Такоев. Но и он в конце концов был оправдан.

Федеральные власти признают, что такие характерные для России проблемы как коррупция и неэффективность управления, на Северном Кавказе обостряются в силу местной специфики. Поэтому именно Северный Кавказ мог бы стать пилотным регионом для их решения и принятия соответствующих мер. Например, возвращения к выборности глав республик, которые должны стать выразителями интересов своих народов в рамках федерации, а не доверенным лицами Москвы в национальных окраинах.