Новости партнеров

Вместо инаугурации

Алла Джиоева попала в больницу после визита силовиков

Скандал вокруг президентских выборов в Южной Осетии, начавшийся несколько месяцев назад, разгорелся с новой силой. Катализатором стали претензии экс-кандидата в президенты, оппозиционерки Аллы Джиоевой, которая, согласившись ранее на повторные выборы, в январе изменила свое решение. Она потребовала передать ей власть в республике и объявила, что проведет свою "инаугурацию". Руководство Южной Осетии в ответ обвинило ее в попытке захвата власти. А накануне "инаугурации" в штаб Джиоевой ворвались люди в масках. Визит закончился тем, что оппозиционерка попала в больницу (по одной версии - с инсультом, по другой - с гипертоническим кризом).

Обострение обстановки было ожидаемым. То, что Алла Джиоева передумала идти на повторные выборы, можно понять: существовала вероятность, что на этот раз ей просто откажут в регистрации (отменив результат предыдущих выборов, на которых Джиоева победила, власти обвинили ее сторонников в нарушениях - а это давало основания для официального недопуска оппозиционерки к повторным выборам). Однако, назначив "инаугурацию" (и не имея при этом официальной поддержки, необходимой для того, чтобы провести соответствующую церемонию), экс-кандидат в президенты бросила вызов властям.

Если бы Джиоева объявила себя "вступившим в должность президентом", то это, по логике, означало бы, что действующее руководство республики (обязанности президента в настоящее время исполняет премьер-министр Вадим Бровцев) она считает незаконным. В такой ситуации Бровцеву оставалось бы либо уступить власть (чего он, вроде бы, делать не собирался), либо решать спор о легитимности силой.

В руководстве Южной Осетии четко дали понять, что появления в республике второго президента и срыва повторных выборов не допустят. На решение властей задействовать силовые структуры для того, чтобы не допустить "инаугурации", очевидно, повлияли и дополнительные факторы. В частности, то, что Джиоева со времени прошлых выборов лишилась части сторонников. Ее нынешние претензии вызвали недовольство со стороны тех представителей оппозиции, которые сами намерены участвовать в повторных выборах (по сценарию Джиоевой, им фактически предлагалось от своих претензий отказаться).

Кроме того, у нынешней власти были в определенной степени развязаны руки. Республикой сейчас руководит временный президент, который оставаться на этой должности не собирается (в выборах глава правительства Вадим Бровцев не участвует). Заботиться о том, как "маски-шоу" в штабе оппозиционерки Джиоевой будут восприняты электоратом, ему не нужно.

Накануне

К "инаугурации", которую Джиоева назначила на 10 февраля, власти тоже готовились. Накануне МВД республики предупредило граждан "об ответственности за участие в несанкционированных массовых мероприятиях". В министерстве заявили, что "любые попытки нарушения порядка, которые могут привести к дестабилизации ситуации, будут решительно пресекаться".

Временный президент Бровцев провел заседание Совета безопасности, на котором, как сообщалось, обсуждались "меры по противодействию обострению ситуации". В свою очередь, Общественная палата республики организовала массовый митинг в поддержку предстоящих выборов (то есть фактически против планов Джиоевой, связанных с "инаугурацией").

В акции под названием "Выборы 25 марта - путь к процветанию и стабильности" приняли участие около четырех тысяч человек. Для небольшой Южной Осетии это довольно много, и это больше, чем Джиоевой удалось собрать на свои митинги в конце января (тогда на акции в поддержку Джиоевой пришли несколько сотен человек). Хотя стоит отметить, что в митинге 9 февраля, по информации "Эха Кавказа", участвовали преимущественно сотрудники госучреждений (в том числе - представители силовых структур). Некоторые признавались, что пришли не по своей воле.

При этом оставалось неясным, где и как Джиоева рассчитывает "вступить в должность президента". Церемония инаугурации по закону проходит в присутствии депутатов парламента (предусмотрено также присутствие членов Конституционного суда, однако он в Южной Осетии пока не создан). Как отметил вице-спикер парламента Юрий Дзиццойты, на церемонии также присутствует глава ЦИКа, который вручает соответствующий мандат победителю выборов. Однако парламент претензии Джиоевой не поддержал, ЦИК, со своей стороны, занимается подготовкой к повторным выборам (9 февраля как раз завершилась регистрация инициативных групп по выдвижению кандидатов). Джиоева заранее разослала приглашения на "инаугурацию" и даже указала адрес: улица Чкалова, дом 10. В то же время за день до мероприятия выяснилось, что экс-кандидат в президенты просила помещение у властей, но ответа не получила.

В итоге, по информации "Коммерсанта", "инаугурацию" решено было провести на улице, напротив здания избирательного штаба Джиоевой (в качестве запасного варианта рассматривалось проведение мероприятия в самом штабе).

"Маски-шоу"

Вечером 9 февраля в штаб Джиоевой явился следователь из прокуратуры. Оппозиционерку срочно вызывали на допрос. Как пояснили в прокуратуре позднее, ее хотели допросить как свидетеля по делу о попытке захвата власти (дело, как оказалось, касается не последних действий Джиоевой, а прошлогодних выступлений оппозиции в Цхинвали).

Джиоева идти в прокуратуру отказалась, заявив, что о допросе ее должны были предупредить заранее. Вскоре после ее отказа в штаб ворвались люди в масках. Они попытались доставить ее на допрос силой. Какое ведомство представляли силовики, точно неизвестно. Представитель штаба Элина Марзоева, в частности, заявила, что это были сотрудники ОМОНа. По другим данным, за Джиоевой явились сотрудники госохраны. КГБ и Генпрокуратура, по информации "Московских новостей", от операции в штабе Джиоевой отмежевались.

МВД, в свою очередь, заявило, что к штабу прибыли лишь "два экипажа милиции" - по вызову следователя прокуратуры. Однако по оценке пресс-секретаря Джиоевой Ирины Дамбеговой, в целом в операции приняли участие около ста человек. Из них около 20 зашли в штаб, а остальные стояли в оцеплении.

Сторонники экс-кандидата в президенты утверждают, что люди в масках учинили в штабе побоище: избивали мужчин и женщин, а саму Джиоеву ударили по голове прикладом (от чего она потеряла сознание). "Прикладом ударили Аллу Алексеевну. Ее забрали, как кота, зацепили за ножки, за ручки, забрали и забросили ее в машину", - заявила помощница Джиоевой Виолетта Дасаева.

В изложении пресс-секретаря Джиоевой Ирины Дамбеговой произошедшее выглядит несколько иначе. "В штаб зашли шесть человек в масках и с автоматами, - рассказывает она. - Они взяли ее [Джиоеву] под руки и попытались вывести. Алла Джиоева почувствовала себя плохо и осела в их руках на пол. Около 20 женщин и один мужчина, находившиеся в помещении штаба, попытались прийти к ней на помощь, но их оттеснили, а мужчину ударили".

Впоследствии некоторые из сторонников Джиоевой продолжали настаивать на том, что удар прикладом все-таки был. Однако врачи, осмотревшие оппозиционерку в больнице, заявили журналистам, что внешних травм у нее нет.

Госпитализация

Когда Джиоева потеряла сознание, ее сторонники вызвали "скорую". По информации оппозиционного портала "Осетия-Квайса", еще до приезда "скорой" экс-кандидата в президенты и еще нескольких ее сторонников увезли силовики. Позднее стало известно, что оппозиционерку все же доставили в реанимационное отделение республиканской больницы.

О диагнозе также поступала противоречивая информация. Врачи-реаниматологи сначала заявили, что Джиоева перенесла инсульт. Появилась информация, что у нее парализована левая сторона тела (сообщалось даже, что экс-кандидат в президенты находится в коме). Однако затем было объявлено, что Джиоева госпитализирована с гипертоническим кризом. "К нам была доставлена Джиоева Алла Алексеевна с диагнозом 'гипертонический криз', - рассказал главврач больницы Маирбек Кокоев. - Она была немедленно размещена в реанимации, так как были высокие цифры артериального давления. На сегодня ее состояние можно охарактеризовать как средней тяжести". Врач отметил, что пациентка "адекватна, находится в сознании".

В больнице предложили транспортировать Джиоеву в Россию (в Северокавказский федеральный медицинский центр) для более детального обследования. Однако сама оппозиционерка и ее родственники от этого отказались. В связи с этим, по словам Кокоева, сотрудники этого центра могут быть приглашены в Цхинвали. По оценке главного врача, из реанимации в терапевтическое отделение Джиоева может быть переведена примерно через двое суток.

10 февраля, на следующий день после акции силовиков, у здания штаба Джиоевой, а также у больницы, где она находится, стали собираться ее сторонники (по оценке "Кавказского узла", к штабу пришли около ста человек). Некоторые сообщили, что в домах сторонников оппозиции ОМОН проводит обыски.

Что оппозиция будет делать дальше, пока неясно. Помощница Джиоевой Виолетта Дасаева заявила, что "о дальнейших политических планах речь пока не идет - лишь бы Алла Алексеевна выжила".

У Джиоевой имеются сторонники и в Северной Осетии. Однако если они захотят приехать в Цхинвали, чтобы ее поддержать, то сделать этого пока не смогут. Транскавказская магистраль, связывающая Южную Осетию с Россией, закрыта из-за опасности схода лавин. В МЧС Южной Осетии сообщили, что будут обстреливать лавинные очаги (чтобы обеспечить безопасный сход лавин), а затем расчищать дорогу. Впрочем, по информации LifeNews, дорога может быть открыта уже к вечеру 10 февраля.

Постарались все

В связи с последними событиями в прессе вновь зазвучала критика по поводу российской политики в Южной Осетии. Появилась версия, что южноосетинские силовики действовали по "отмашке" российских чиновников (сторонница Джиоевой Элина Марзоева даже заявила "Газете.Ру”, что у штаба Джиоевой в ходе силовой операции находились в том числе и "российские фээсбэшники"). Собственно, после того, как в ноябре 2011 года Верховный суд Южной Осетии спешно аннулировал победу Джиоевой (и спас, таким образом, фаворита Москвы Анатолия Бибилова от поражения), в эту версию не так уж трудно поверить.

Другое направление критики сводится к тому, что в республике, ориентированной на Россию, проявились негативные черты российской политики. "Мне очень стыдно перед осетинами за то, что все грязные российские политтехнологии по дискредитации и устранению нежелательных оппонентов транспортированы в Южную Осетию", - пишет спецкор "Коммерсанта" Ольга Алленова.

Между тем дискредитация нынешних президентских выборов в Южной Осетии - это, скорее, продукт совместных усилий. Для того чтобы превратить выборы в фарс, постарались и Москва, и власти Южной Осетии, и местная оппозиция. Сначала была отменена победа кандидата от оппозиции (о том, было ли решение об отмене выборов принято в угоду или с подачи Москвы, можно спорить; однако российская сторона в любом случае с таким решением согласилась). Затем Джиоева при поддержке части оппозиции несмотря ни на что пыталась утвердиться в качестве "избранного президента" (и даже создала некий "государственный совет"). Когда дело дошло до "майдана", разбираться с конфликтом приехал представитель президентской администрации РФ (при этом Москва пыталась сделать вид, что на политику Южной Осетии она влияние не оказывает).

После долгих переговоров было подписано "компромиссное соглашение", которое власти фактически сорвали (воспользовавшись слабыми местами договора, они формально выполнили его пункты, но фактически оппозиция осталась ни с чем - если не считать отставки президента Эдуарда Кокойты, у которого, впрочем, и без того почти закончился президентский срок).

Как отмечало "Эхо Кавказа", Джиоева, претензии которой на президентство были обоснованы (ее победа на ноябрьских выборах была подтверждена ЦИКом, правда, уже после того, как результаты выборов были официально аннулированы), поддалась давлению Москвы и попыталась решить дело "по понятиям". Фактически она отказалась бороться за признание победы и согласилась на повторные выборы. Поняв же, что ее обманули, попыталась отыграть назад. Но выбранный вариант - самодеятельная "инаугурация" - лишь повысил степень абсурдности ситуации.

До новых президентских выборов в Южной Осетии остается полтора месяца. По слухам, Москва уже выбрала очередного фаворита (эту роль в прессе прочат послу Южной Осетии в РФ Дмитрию Медоеву). Тем, кто будет продвигать его в президенты, остается надеяться, что процедура выборов за оставшееся время не будет скомпрометирована еще больше. Хотя больше, наверное, уже некуда.