Новости партнеров

Его прощальный поклон

Медведев представил свой самый ожидаемый антикоррупционный законопроект

14 марта 2012 года на сайте "Открытое правительство" опубликован проект закона "О контроле за расходами", разработанный по инициативе президента России Дмитрия Медведева. Ожидается, что он будет внесен в Думу в апреле, еще до официального истечения президентских полномочий Медведева, и тогда уходящий глава государства сможет говорить, что, по крайней мере, заложил законодательные основы борьбы с коррупцией.

О контроле над расходами чиновников президент Дмитрий Медведев заговорил в своем последнем послании Федеральному собранию 22 декабря 2011 года. Эта инициатива оказалась в одной связке с либерализацией политической системы и стала, таким образом, реакцией на массовые протестные выступления после думских выборов. Это по-своему логично: введения контроля над расходами от Медведева требовали с самого начала его президентства, когда он провозгласил борьбу с коррупцией своим приоритетом. Подобно тому как требовали возвращения губернаторских выборов и упрощения регистрации политических партий, после того как он заявил, что "свобода лучше, чем несвобода".

По сути, речь шла о введении в российское законодательство понятия "незаконное обогащение", которое Конвенция ООН против коррупции определяет как "значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать". Фактически это презумпция незаконности любых крупных приобретений любого официального лица: не следственные органы должны доказывать, что средства нажиты преступным путем, а официальное лицо должно доказывать, что средства получены законно. То есть это отмена презумпции невиновности в отношении некоторых категорий граждан, и российские власти, сочтя это попранием прав человека, при ратификации Конвенции в 2003 году отказались ратифицировать статью о незаконном обогащении.

Потребовались многотысячные митинги протеста, на которых тема коррупции была одной из ключевых, чтобы президент Медведев все-таки решился пожертвовать некоторыми интересами бюрократии и завел этот важнейший антикоррупционный инструмент.

Однако законопроект, разработанный администрацией президента и представленный на общественную экспертизу, содержит некоторые странные положения, которые превращают контроль над расходами в профанацию. Прежде всего это пункт 1 статьи 4 законопроекта, согласно которому проверке на законность подлежат разовые покупки официальных лиц на сумму, втрое превышающую задекларированный годовой доход их семей за три года. Из этой формулировки следует, что если чиновник сделает, например, подряд две покупки на сумму своего двухгодового дохода каждая, то основанием для проверки это уже не будет. "Такое ощущение, что взяли хорошую идею, а дальше бюрократы, которым было поручено придумывать, как именно это реализовать, сидели и думали, как бы это прописать таким образом, чтобы оно имело минимальное отношение к реальности", - прокомментировал этот пассаж заместитель директора антикоррупционного центра "Transparency International - Россия" Иван Ниненко.

Кроме того, газета "Ведомости" 14 марта написала, что результаты проверок крупных приобретений чиновников станут гостайной. Дмитрий Медведев в тот же день заявил, что это "абсолютное передергивание смысла закона". Согласно пункту 1 статьи 7 опубликованного законопроекта, сведения о доходах и расходах официальных лиц считаются информацией ограниченного доступа - в это понятие входят и гостайна, и коммерческая тайна, и персональные данные. Так что никакой ясности, будут ли результаты проверок открытыми, все еще нет.

Иван Ниненко указывает еще на один важный пункт в законопроекте "О контроле за расходами" - кто будет проверять. Согласно статье 3 - те же, кто уже обязан проверять чиновничьи декларации о доходах и имуществе, то есть, главным образом, кадровые службы и специальные антикоррупционные советы в ведомствах. "Наше основное предложение - для категории высших должностных лиц и лиц с высоким риском коррупции создать отдельный орган, который бы проверял их декларации, у которого были бы достаточно широкие полномочия и который был бы достаточно публичен и подотчетен обществу, с которого мы могли бы спрашивать. Сейчас даже спросить с кого-либо трудно - все ведомства друг на друга показывают пальцем".

Отдельный вопрос - увязка вводимой системы контроля над расходами с уже существующей системой декларирования доходов и имущества. "Сейчас получается, что чиновнику лучше скрыть что-то в декларации о доходах и имуществе, потому что максимум, что будет за сокрытие, - это увольнение. А если задекларировать - то придется еще и доказывать законность приобретения, - замечает Ниненко. - Нужна норма, что если чиновник что-либо сокрыл в декларации, то он потом тоже должен каким-нибудь образом доказать законность приобретения".

"Если этот законопроект будет в предложенном виде принят - это, конечно, печально будет, - заключает Ниненко. - Это серьезный замах, а удар - на копеечку". Впрочем, предложения о его правке принимаются от всех желающих на сайте "Открытое правительство" до 5 апреля.

Как бы там ни было, стоит отдать должное Дмитрию Медведеву: за четыре года своего президентства он создал законодательную рамку для борьбы с коррупцией - появилась обязательная антикоррупционная экспертиза законопроектов, понятие "конфликт интересов", система декларирования доходов и имущества, теперь вот ожидается и система контроля над расходами и криминализация незаконного обогащения. Эти инструменты несовершенны, ими почти никто не умеет и не хочет пользоваться, но четыре года назад их ведь вовсе не было. Громогласно заявляя в начале президентства о своей личной ответственности в сфере борьбы с коррупцией, Медведев не мог не понимать, что подставляется: ни за один президентский срок, ни за два коррупцию все равно не победить, но нетерпеливые сограждане будут смеяться и требовать всего и сразу. И тем не менее, Медведев, начав свое пребывание на высшем государственном посту с антикоррупционных инициатив, ими же и заканчивает.