Открытое море

Месторождения на морском шельфе решили освободить от экспортной пошлины

Российское правительство приняло решение обнулить экспортные пошлины для новых проектов по добыче нефти и газа на шельфе. Фактически это сделано для стимулирования разработки гигантского Штокмановского месторождения в Баренцевом море. Однако параллельно отмена пошлин означает очередной шаг в либерализации нефте- и газодобычи на шельфе, которая началась еще в прошлом году.

Шельфовые углеводороды серьезно заинтересовали российские нефтегазовые корпорации в середине 2000-х годов. Примерно в этот период стало ясно, что большого количества новых сверхкрупных месторождений на суше открыть не удастся, а старые разработки постепенно начинают исчерпываться. Между тем, высокий спрос на сырье на мировом рынке и, соответственно, высокие цены стимулировали компании изыскивать способы увеличения объемов производства.

Возможности шельфа до конца не были изучены ни тогда, ни сейчас. Однако потенциальное богатство этих территорий поражало воображение. Еще в 80-е годы было открыто Штокмановское месторождение, где, как выяснилось после долгих лет исследований, запасы газа (без учета миллионов тонн конденсата) составляют 3,7 триллиона кубометров.

В этой связи наиболее могущественные российские компании решили застолбить за собой весь континентальный шельф. Власти их в этом стремлении поддержали. В середине 2009 года президент Дмитрий Медведев подписал указ, согласно которому участки недр федерального значения на континентальном шельфе России будут предоставляться госкомпаниям без проведения специальных аукционов. Таким образом, все интересные для разработки территории забрали себе "Газпром" и "Роснефть".

За последние несколько лет они вне конкурса получили множество перспективных блоков в акваториях Северного Ледовитого и Тихого океанов. Отдельные возгласы недовольства конкурентов были проигнорированы, так как лоббисты двух крупнейших компаний сумели найти способ убедить правительство не менять своего решения. Но лишь до поры до времени.

Дело в том, что шельф велик, а ресурсы даже у таких гигантов отнюдь не беспредельны. В Минприроды подсчитали, что при нынешних темпах на разработку морских месторождений у двух корпораций уйдет 165 лет. Это означает и снижение объемов добычи нефти, и падение доходов бюджета. Не самый лучший расклад в свете многочисленных предвыборных обещаний о том, что государство будет тратить все больше и больше.

В феврале 2012 года Владимир Путин, который по этой теме высказывался довольно редко, занял вполне однозначную позицию - законодательство нужно либерализовать. Он заявил, что ограничения, введенные в середине 2000-х годов, ограничивают развитие месторождений. В то же время существует множество фирм, которые готовы взять на себя разработку шельфа, да и иностранные компании проявляют к нему интерес. Достаточно вспомнить, как расстроился менеджмент британской BP, когда из-за позиции их российских партнеров из ТНК-ВР был сорван альянс с "Роснефтью", главной целью которого была работа на Карском море.

Нефтяные компании сигнал услышали и подали ответный голос. 12 апреля они написали коллективное письмо, в котором попросили разрешить им работать на континентальном шельфе. При этом они особо подчеркнули, что речь не идет о том, чтобы допускать до стратегических месторождений иностранцев (в то время как "Газпром" и "Роснефть" как раз-таки практикуют совместную с иностранными компаниями работу).

Бесплатная труба

В свою очередь, правительство сделало свой шаг к либерализации. 13 апреля Путин заявил, что экспортные пошлины в новых шельфовых проектах будут обнулены. При этом он выступил за сотрудничество с иностранцами с хитрой формулировкой - доля российских участников в стоимости конечной продукции должна составлять 70-75 процентов.

К слову, непонятная ситуация вокруг пошлин и ставки НДПИ стала ключевой причиной постоянной задержки реализации разработки Штокмановского месторождения. Иностранные партнеры отказывались принять решение до получения гарантий по налоговым льготам. Сейчас, с потенциально нулевой ставкой, работа по запуску добычи на Штокмане может резко ускориться, да и перспективы других проектов становятся куда более явственными.

Путин также предложил существенно сократить ставку НДПИ для некоторых месторождений. Речь идет о наиболее сложных проектах в Арктике, так что и Штокман может попасть в этот список. Премьер заявил, что для таких проектов налог снизится до 5 процентов (обычно она составляет многократно больший показатель как на нефть, так и на газ). Государство будет предоставлять льготные условия для шельфовых проектов, которые не будут меняться в течение пятнадцати лет с начала промышленной добычи.

Такие меры должны привлечь в разработку шельфа колоссальные средства - около полутриллиона долларов. По крайней мере, такова оценка правительства. Более того, речь идет лишь об инвестициях непосредственно в добычу. Если прибавить к этому еще и 300 миллиардов долларов, которые, по прогнозу Путина, поступят в смежные отрасли, прежде всего, связанные с переработкой, объем вложений действительно выглядит колоссальным. Для сравнения, российские госкомпании ежегодно тратят на шельф не более 100 миллиардов рублей, а общая сумма российских расходов на добычу на морском дне в ближайшие 30 лет составит не более 10 триллионов рублей (около 340 миллиардов долларов). Почувствуйте разницу.