Война Севера и Юга

В Африке набирает обороты очередной конфликт

Самая молодая международно признанная страна мира - Южный Судан - на полных парах летит к первой в своей истории войне. Врагом обещает стать Судан - бывшая метрополия, с которой у южан осталось очень много нерешенных вопросов. При этом конфликт, поражающий своей бессмысленностью, очень больно бьет по Китаю, немало вложившему в оба Судана.

Строго говоря, начинающаяся война - это лишь продолжение прежней. Южный Судан вел войну за независимость от северян с 1983 по 2005 год. Эта гражданская война, кстати, тоже была продолжением предыдущей (1955-1972). Причин для взаимной нелюбви у сторон было предостаточно. Но главные - три: разница в религиозно-этническом происхождении, нефть и границы.

На севере, в основном, живут мусульмане, считающие себя арабами, а на юге - негры-христиане и язычники. Эти две категории граждан испытывали глубокую взаимную неприязнь и с увлечением убивали друг друга еще до появления в регионе огнестрельного оружия. Замена копий и луков на автоматы Калашникова значительно расширила возможности сторон, позволив им истреблять оппонентов в промышленных количествах. Для сравнения: во время первой гражданской войны было убито около полумиллиона человек, во второй - уже около двух. В обоих Суданах это все прекрасно помнят, поэтому даже сейчас, после провозглашения независимости Юга, им так непросто выстраивать отношения в духе братства и добрососедства.

Тут, кстати, кроются корни второй проблемы: неспособности Хартума и Джубы разделить доходы от нефти. Основные месторождения находятся на юге, но нефтепровод и экспортный порт - на севере. В нормальных условиях две страны договорились бы о приемлемой для обеих цене перекачки нефти и наживали бы себе добра. Но нет. Север заломил за транзит космическую цену, Юг отказался ее платить, Хартум начал воровать нефть из трубопровода, Джуба перестала этот трубопровод наполнять. В результате все остались и без нефти, и без денег. Очевидно абсурдная ситуация, но изменить ее пока никак нельзя: стороны на весь мир проклинают друг друга за алчность, недоверчивость и нежелание идти на компромисс. Это, в свою очередь, никак не способствует переводу диалога в конструктивное русло.

Но и это еще не все. Хотя Судан в 2011 году официально разделился на две части, линию границы между двумя странами прочертили очень приблизительно. В результате сейчас ее кто как хочет, так и трактует. При этом, как на беду, многие нефтяные месторождения находятся в приграничной полосе. Договориться о единой точке зрения на линию разграничения стороны не могут по описанным выше причинам: взаимная неприязнь и просто нежелание говорить друг с другом.

Как известно, неспособность соседей вести цивилизованный диалог - очень нехороший симптом. И действительно, вслед за отказом сторон от переговоров начались боевые действия. 10 апреля войска Южного Судана захватили приграничный город Хеглиг и одноименное нефтяное месторождение. Их принадлежность международно не признана, но де-факто Хеглиг находился под контролем северян.

Парламент Судана отреагировал на произошедшее объявлением Южного Судана вражеским государством. Президент Омар аль-Башир объявил соседям "джихад", пообещав "проучить насекомых" и "освободить" Джубу от ее нынешних правителей. После этого авиация северян стала на регулярной основе бомбить Юг, а с обеих сторон границы навстречу друг другу потянулись войска. Новости о боях в приграничных городах и провинциях стали поступать каждый день. Как правило, стороны рапортуют о своих великих победах и горьких поражениях оппонентов. Тут, правда, надо отметить, что в регионе, о котором идет речь, иностранных журналистов совсем немного, поэтому достоверную картину происходящего составить непросто. Похоже, что боевые действия ведутся с переменным успехом, как это было и во время прошлых войн.

Тем не менее, никаких танковых клиньев, сотен бомбардировщиков и миллионов солдат в регионе пока не наблюдается. На полноценное противостояние ни те, ни другие решиться не могут и не хотят. За все десятилетия гражданской войны никто из них так и не смог одержать убедительную победу. Существенных изменений в балансе сил с тех пор не произошло, поэтому рассчитывать на быстрый успех сейчас было бы очень неразумно. Поэтому стороны просто копят силы.

Судя по поступающим сообщениям, и Север, и Юг воюют по старинке: захватывают населенный пункт, грабят его, затем переходят к следующему. Мирное население, прекрасно осведомленное о методах ведения боевых действий обеими сторонами, спешит покинуть обжитые места, чтобы не попасться под руку очередному "освободителю".

Мировое сообщество, понимая, что дело идет к очередному африканскому геноциду, забеспокоилось. ООН, США и Африканский Союз, как водится, призвали стороны прекратить насилие и вернуться за стол переговоров. Однако ни в Хартуме, ни в Джубе останавливаться пока и не думают. В обеих столицах, похоже, решили захватить как можно больше спорных территорий перед началом серьезных переговоров. А начаться они все-таки должны, причем по очень веской причине: из-за нового противостояния сильнее всего страдает Китай.

Именно китайцы вложили огромные средства в развитие нефтяной инфраструктуры, когда Судан еще был единым. И именно они являются основным покупателем суданской нефти. После разделения страны Пекин старался поддерживать деловые отношения как с Хартумом, так и с Джубой. Долгое время это удавалось: Пекин совершенно не интересовало, как у его деловых партнеров соблюдаются права человека и что там происходит с их политическими заключенными. Китайцы, не мучая руководителей обеих стран неудобными вопросами, получали свою нефть, за которую исправно платили. Но нынешнее положение вещей Пекин совершенно не устраивает. По мнению многих наблюдателей, сейчас Пекин будет оказывать мощнейшее давление и на северян, и на южан с требованием немедленно прекратить бессмысленную драку.

Как ожидается, президент Южного Судана 23 апреля прибудет в КНР с шестидневным официальным визитом. Понятно, что у руководителя государства, стоящего на пороге серьезной войны, должны быть очень серьезные основания для того, чтобы провести неделю на другом конце Земли. Есть все основания полагать, что китайские товарищи не пожалеют сил, дабы объяснить Сальве Кииру все преимущества добрососедства. Аналогичная работа, скорее всего, будет проведена и с аль-Баширом, президентом Судана.

Рычаги давления найдутся. Например, южанам Пекин может пригрозить военной помощью Хартуму, а северянам - строительством нефтепровода из Южного Судана в Кению. Кроме того, Китай сейчас настолько прочно утвердился в Африке, что портить с ним отношения не захочет даже самый отчаянный из местных диктаторов.

Пока, правда, даже китайское влияние не может остановить кровопролитие. В понедельник на границе обоих Суданов снова возобновились столкновения.