Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

В связи с утратой доверия

В Россию возвращаются госкорпорации

Минфин РФ, вслед за своим бывшим начальником Алексеем Кудриным, раскритиковал идею создания отдельной госкорпорации для реализации проектов развития Сибири и Дальнего Востока. Представители Владимира Путина не исключают, что нашумевший проект закона "О развитии Сибири и Дальнего Востока" может и не дойти до воплощения в жизнь. Действительно, документ этот грозит стать апофеозом российской модели ручного государственного управления, сторонник которой возвращается в Кремль на ближайшие шесть лет.

Государственные корпорации, созданные за время первых двух президентских сроков Владимира Путина, не раз становились объектом для критики. Так, президент Дмитрий Медведев, в 2008 году сменивший Путина на этом посту, немало говорил о необходимости демонтировать госкапитализм. Впрочем, это не мешало правительству в течение последних семи-восьми лет создавать крупные госкомпании, а также проводить политику бюджетного субсидирования и кредитования предприятий приоритетных отраслей. Но до сих пор госкомпаниям хотя бы старались не отдавать в управление региональные ресурсы и распределение налоговых льгот на значительной части территории России. Теперь же, с возвращением Путина в Кремль, может измениться и это.

После того как газета "Коммерсантъ" опубликовала выдержки из проекта закона "О развитии Сибири и Дальнего Востока", разработанного по поручению Путина экспертами из Минэкономразвития, на еще не оформленный законопроект обрушился шквал критики. В журнале Forbes даже была опубликована колонка, где прямо говорилось, что документ готовит для 16 субъектов Федерации, в которых госкорпорация будет реализовывать свои проекты, диктатуру восточного типа. Повышенная нервозность комментариев вполне объяснима. Суть проекта в том виде, в каком он просочился в СМИ, заключается в создании специфической компании, которая будет находиться в прямом подчинении у президента. Данная компания получит право распределять ресурсы Сибири и Дальнего Востока без конкурсов, без контроля со стороны не только региональных и местных властей, но и федерального правительства. Финансироваться ее работа будет, предположительно, из Фонда национального развития.

Окончательно правила игры еще не очерчены, но их идеологическая начинка вполне понятна. В интервью газете "Коммерсантъ" бывший глава МЧС Сергей Шойгу выразил ее фразой "малое правительство на Дальнем Востоке", которое будет заниматься десятками проектов, каждый размером с олимпийский Сочи. Речь, поясним, идет о миллиардах долларов, не подотчетных никому, кроме президента и топ-менеджмента будущей госкорпорации. Подобная политика, однако, чревата дальнейшим отставанием России от мировых стандартов конкурентоспособности, непрерывной государственной поддержкой экономики, увеличением государственных расходов, которое провоцирует рост инфляции и накопление государственного долга.

Бывший спасатель Шойгу представляет себе страну в виде огромного плацдарма, на котором наблюдается ЧП. Желание спасать людей достойно всяческой похвалы, однако логика спасателя авторитарна. А в условиях всякой авторитарной системы власти выше всего ценится возможность быть исключением из правил. Поэтому гигантское надрегиональное Сколково для Сибири и Дальнего Востока, по мнению Шойгу, это несомненное благо. Но подобная логика мало кому еще пришлась по душе. Даже замминистра экономики Андрей Клепач высказался о труде коллег скептически ("может, это не самый правильный шаг").

Будущую госкорпорацию, задачей которой станет освоение депрессивных, теряющих население восточных территорий страны, критики сравнили с колониальной Ост-Индской компанией и трестом Дальстрой. Экс-министр финансов Алексей Кудрин и вовсе заявил, что "не поверил в то, что написано", пока не увидел своими глазами законопроект Минэкономразвития. По его мнению, проект мегагоскорпорации чреват значительным ухудшением инвестиционного климата в стране из-за создания "особого игрока с особыми преференциями".

"Это гигантский затратный непросчитанный проект, структура, куда будет уходить огромное количество денег. О его качестве говорит то, что частные компании не хотят его финансировать", - утверждает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич, критикуя идеологию создания очередной госкорпорации. "Это одновременно легализация, или легитимизация, модели ручного управления. Окончательное объяснение, что обычные механизмы не работают", - полагает Кудрин.

В Минфине добавляют, что создание корпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока чревато масштабной правкой действующего законодательства, усложнением структуры госуправления, снижением эффективности и прозрачности бюджетных расходов. Создание подобного ОАО приведет к развалу российского экономического пространства на образования, границы которых не будут совпадать ни с границами регионов, ни с границами федеральных округов. Более того, специальная структура для реализации этих целей попросту не нужна, так как правительство уже располагает значительным набором инструментов для развития территорий. В конце концов, функционирует же госкорпорация ВЭБ (или "Банк Развития") с ее Фондом развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

С мнением Минфина солидаризовался и вице-премьер Игорь Шувалов, заявивший, что дополнительный механизм развития Дальнего Востока не должен "мешать в целом государственному управлению", однако призвал от идеи проработки такого механизма не отказываться. Между тем, в проекте создания ОАО "Корпорация развития Сибири и Дальнего Востока" действительно "зашиты" значительные риски для системы госуправления.

Во-первых, новый проект развития ставит в крайне неудобное положение будущего премьер-министра Медведева, который еще в 2009 году заявил о "бесперспективности" госкорпораций. Во-вторых, любая госкорпорация - это закрытая структура, решения в которой принимают всего несколько человек. В ситуации, когда именно им будет вверена судьба одного из крупнейших регионов России, цена ошибки становится слишком высока. Раздутые бюджеты Олимпиады в Сочи и саммита АТЭС во Владивостоке тому пример: не будут ли очередные 100 миллиардов рублей потрачены на застройку никому не нужного пустыря, вроде острова Русский? Не говоря о том, что капитализм закадычных друзей в России пока тоже еще, кажется, далеко не изжит. Где гарантии, что вывод Сибири и Дальнего Востока из правового поля не обернется аттракционом невиданной щедрости для "своих"?

В-третьих, будущая госкорпорация фактически ставит крест на планах по децентрализации российской политической системы, которые, вроде бы, угадывались за новой политической реформой (в частности, обеспечивающей выборность губернаторов). Новая госкомпания будет полностью выведена из-под контроля региональных властей, отвечающих за развитие практически 60 процентов территории России, и окажется напрямую подчинена даже не Москве, то есть федеральному правительству, а непосредственно Кремлю. Создание подобного "центра силы", отбирающего ресурсы у региональных и даже московских элит, в условиях отсутствия какого-либо публичного контроля - это по сути приговор регионам и воспроизводство модели ручного управления страной в невиданных доселе масштабах.

Из этого следует, в-четвертых, что Кремль, приняв подобный законопроект, фактически признает профнепригодность громадного количества ответственных лиц. Здесь и губернаторы регионов, которым нужна помощь, и федеральные чиновники, и разнообразные эксперты. Всем им впору обидеться. Президенту легче было бы откровенно вынести массовый вотум недоверия тысячам действующих на местах управленцев. Но и тут не все так просто: получается, что развитием, бизнесом и распределением ресурсов этим людям заниматься непозволительно, но при этом Москва, как и раньше, оставит в их ведении социальную инфраструктуру и сферу ЖКХ, за которые власти у нас в стране не ругает только ленивый.

Здесь впору вспомнить, что в ходе своей предвыборной кампании Владимир Путин написал целый ряд статей, раскрывавших, как предполагалось, идеологию его дальнейших действий по различным стратегическим направлениям жизни страны. В частности, читателей газеты "Ведомости" кремлевские райтеры порадовали статьей "Нам нужна новая экономика", в которой будущий гарант законности обещал, что "государство будет поддерживать крупные инфраструктурные проекты". В той же статье встречался и тезис о том, что "конкуренция лежит в основе современной экономики". Сегодня, накануне инаугурации Владимира Путина, проект создания очередной госкорпорации свидетельствует о том, что в основе "новой экономики" России лежит банальное недоверие к согражданам.

Создание госкомпании по освоению Дальнего Востока - это свидетельство того, что система, выстроенная властью в России, не работает. Поэтому высшие государственные чиновники и пытаются вот такими странными способами помочь инвесторам (причем своим же) перешагнуть через административные барьеры. Проект создания новой госкорпорации - сигнал о том, что Владимир Путин после 12 лет пребывания у власти стал доверять меньше не только федеративному устройству России, но и выпестованной им же "вертикали". "В связи с утратой доверия к регионам" - таков основной мотив создания госкорпорации в стране, где не действуют законы и институты на местах.

Россия00:0317 октября

«Вот я вынес смертный приговор, и кто выиграл?»

Россияне требуют казнить убийц и педофилов. Почему это не спасет детей