Новости партнеров

Кудринская пропаганда

ЦСР представил доклад о политическом кризисе в России

Центр стратегических разработок по заказу Комитета гражданских инициатив подготовил экспертный доклад "Общество и власть в условиях политического кризиса". Доклад содержит любопытный анализ ситуации, сложившейся в России в последние полгода, однако выводы его подозрительно предсказуемы.

Заказчики и исполнители

Алексей Кудрин создал Комитет гражданских инициатив весной 2012 года. В него вошли, среди прочих, губернатор Кировской области и бывший лидер партии "Союз правых сил" Никита Белых, экономисты Евгений Ясин, Евгений Гонтмахер и Игорь Юргенс (последние двое считались этакими "придворными экспертами" Дмитрия Медведева в бытность его президентом), телеведущие Владимир Познер и Николай Сванидзе. Ощущение, что в комитете собралась компания "старых либералов", усугубляется присутствием бывшего сопредседателя "Союза правых сил" Леонида Гозмана и "гайдаровского" министра экономики Андрея Нечаева.

Этот комитет вознамерился "создать инфраструктуру поддержки гражданских инициатив, открыто оппонировать действиям власти и предлагать для публичного обсуждения и гражданской экспертизы альтернативные варианты решения политических, экономических и социальных проблем".

Кудрин покинул посты первого вице-премьера и министра финансов в сентябре 2011 года из-за конфликта с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым. Комитет гражданских инициатив стал для него инструментом реализации новой роли, которую он для себя избрал - посредника между властью и "рассерженными горожанами", вышедшими на протестные митинги после думских выборов 4 декабря 2011-го. В этом качестве Кудрин выступил 24 декабря минувшего года на митинге на проспекте Сахарова в Москве - и был освистан как "человек Путина". А после раздал несколько программных интервью.

Комитет гражданских инициатив позиционируется как внепартийная организация. Но Кудрин особо и не скрывает, что у него есть амбиции и планы создать правоцентристскую партию. Еще до его отставки из правительства, весной 2011 года, ходили упорные слухи, что Кудрин поведет на выборы партию "Правое дело". Однако переговоры сорвались, "Правое дело" досталось Михаилу Прохорову, и чем все кончилось - известно. Так что Комитет гражданских инициатив можно с полной уверенностью рассматривать как базу для новой кудринской партии.

Среди членов комитета - Михаил Дмитриев, президент Центра стратегических разработок (ЦСР). Эта организация в нулевые считалась едва ли не главным экспертным центром при российском правительстве. В совете центра председательствует глава Сбербанка и бывший министр экономического развития и торговли Герман Греф.

Именно ЦСР провел по заказу Комитета гражданских инициатив исследование политической ситуации в России. Партийно-политические цели заказчика, при всей стройности и обоснованности этого исследования, делают доклад "Общество и власть в условиях политического кризиса" документом преимущественно пропагандистским.

Что есть

Доклад ЦСР констатирует, что Россия переживает политический кризис. Он выражается, прежде всего, в размывании поддержки действующей власти обществом. Несмотря на то, что интерес к активным протестам (митингам и демонстрациям) в обществе спал, а вторая волна уличных акций, начавшаяся в Москве в мае, не находит широкого отклика в регионах, эксперты центра утверждают, что пресловутый запрос на перемены стал гораздо более массовым. Причем запрос этот имеет прагматичный, неидеологический характер. Неважно, как зовут президента и премьер-министра и как позиционирует себя в системе "право-лево" партия власти. Важно, чтобы в школах нормально учили, в больницах нормально лечили, чтобы в домах были вода, свет и тепло, чтобы по дорогам можно было спокойно ездить, чтобы полицейские ловили преступников и не брали взяток и чтобы суд был справедливым.

В то, что нынешняя элита в состоянии обеспечить этот "прожиточный минимум", общество, как утверждается в докладе ЦСР, уже не верит. Более того, общество раздражено кадровой политикой, состоящей из беспрестанных "рокировок", и отсутствием новых лиц во власти. Жители регионов еще больше раздражены губернаторами-"варягами". В докладе в качестве характерного отзыва о губернаторе, назначенном Москвой, приводится следующее высказывание жителя Тольятти: "У меня сразу было отношение к нему отрицательное, потому что он назначенец из Москвы. [...] Для местных он ничего делать не будет, потому что он не заинтересован - он не местный человек, [...] он здесь не живет, - он здесь отработает, срок подойдет, и он уедет в Москву обратно. Его, однозначно, там поставят еще куда-то дальше рулить".

ЦСР признает, что рейтинг поддержки действующей власти (президента Владимира Путина, премьера Дмитрия Медведева, партии "Единая Россия") остается на довольно высоком уровне, однако утверждает, что это немотивированная поддержка, следствие когнитивного диссонанса. То есть, с одной стороны, всё плохо и хочется перемен, но с другой - никаких альтернатив не просматривается (в соответствии с известной максимой "Если не Путин, то кот"), вот и приходится уговаривать себя, что поддерживаешь Путина и его команду. Эта поддержка, по очевидным причинам, неустойчива.

В поисках возможных альтернатив ЦСР исследовал отношение общества к некоторым институтам и политическим деятелям - и, в общем, подтвердил то, что и так было понятно интуитивно или исходя из здравого смысла. Все действующие партии испытывают кризис политического лидерства: их первые лица либо слишком давно находятся на своих постах, либо никому не интересны, либо то и другое вместе. По утверждению экспертов, единственная российская партия, которая состоялась как политический институт, - это КПРФ. Это означает, что она пользуется устойчивой поддержкой вне зависимости от представляющих ее персон. Более того, даже сторонники КПРФ склонны считать Геннадия Зюганова "лидером вчерашнего дня", которому следовало бы уйти, чтобы освободить дорогу лидерам будущего. Что касается других оппозиционных парламентских партий, "Справедливой России" и ЛДПР, то они полноценными политическими институтами не являются, и их поддержка всецело зависит от харизмы их лидеров.

В докладе отмечается, что смена поколений политических лидеров в России грядет уже по естественным причинам: и Владимир Путин, и Геннадий Зюганов, и Владимир Жириновский, и их окружение - люди, прямо скажем, немолодые. В числе возможных лидеров новой формации эксперты ЦСР называют и Алексея Навального, и Сергея Удальцова, и Евгения Ройзмана, и других оппозиционных деятелей федерального и регионального уровня. Однако ни один из них в обществе не воспринимается как состоявшийся лидер: Навальный неопытен, Удальцов радикален и эксцентричен, Ройзмана подозревают в связях с криминалом. "Массовое сознание все еще находится в состоянии поиска лидеров новой формации, а политики с трудом нащупывают перспективные стили коммуникации и поведения", - заключают эксперты ЦСР.

Плохо закамуфлированные в тексте советы Алексею Кудрину, как стать таким лидером новой формации, сводятся к тому, что надо предлагать внятную программу и вести себя адекватно. По первому пункту: российское общество, по мнению экспертов, уже достаточно политически зрелое, чтобы не "вестись" на левый популизм в духе "отнять и поделить", но ожидает от политиков умения эффективно решать сугубо прикладные вопросы типа состояния ЖКХ или дорог. По второму пункту: не надо быть ни слишком заумным, ни слишком простецким, - как ни странно, заигрывание с собой толпа не любит почти так же сильно, как презрение к себе.

Еще один существенный вывод доклада заключается в том, что, вопреки всем усилиям прокремлевских пропагандистов в период предвыборной кампании, раскола общества по классовому признаку не произошло. Прагматичный запрос на перемены и на кадровое обновление оказался более или менее одинаков во всех слоях общества - и в среднем классе (который считается самым оппозиционным), и среди "других массовых слоев населения" (тут, пожалуй, уместнее была бы классификация "белые воротнички - синие воротнички", которой эксперты ЦСР не пользуются).

Что будет

Сложившаяся в России ситуация в докладе рассматривается как неустойчивая, переходная. Выходов из нее эксперты ЦСР насчитали четыре.

Первый сценарий они окрестили "Политическая реакция". Противостояние между властью и протестующими переходит в силовую фазу; во власти на первый план выдвигаются "силовики", сторонники "твердой руки", среди протестующих - радикалы, сторонники насильственного свержения власти. Протестующих достаточно много, чтобы власть не могла от них просто отмахнуться, но недостаточно, чтобы победить в силовом противостоянии с нею. Так что в этом сценарии побеждают "силовики" и "твердая рука", и тогда даже разговоры про модернизацию можно будет забыть.

Сценарий второй - "Ускоренная модернизация". Протесты сохраняют мирный характер, власть вступает в диалог с протестующими, формируется "коалиция активных сторонников модернизации" - и торжествуют разум и дружба. Этот, явно предпочтительный для себя, сценарий эксперты ЦСР расценивают как маловероятный, поскольку эскалация насилия уже началась после беспорядков на "Марше миллионов" 6 мая.

Более вероятным представляется третий сценарий - "Радикальная трансформация". Она наступит, если на политический кризис наслоится кризис экономический. А это все более и более реальная угроза: в Европе усугубляется долговой кризис, Греция обещает стать "первой ласточкой" распада зоны евро, а российская экономика сильно зависима от европейской и истощена первой волной мирового финансового кризиса, так что на сей раз никакой "тихой гавани" уж точно не получится. Как конкретно будет выглядеть реализация этого сценария, в докладе ЦСР не уточняется, есть лишь мрачные намеки: "Сочетание экономического и политического кризиса с высокой вероятностью приведет к быстрой утрате политического контроля и к радикальной трансформации системы власти".

Четвертый возможный сценарий - "Инерционный": все остается как было, протесты постепенно затухают, глухое недовольство Путиным, Медведевым, "Единой Россией" и всей действующей элитой нарастает, на местах постепенно формируются новые "центры легитимности" (по мере того, как там на выборах побеждают "альтернативные" кандидаты) - и система в конце концов (нескоро) приходит к коллапсу, как поздний СССР.

Из этих четырех сценариев наиболее вероятными ЦСР называет "Политическую реакцию" и "Радикальную трансформацию". И хотя эти прогнозы выглядят, в общем, вполне обоснованными, пропагандистский характер доклада заставляет относиться к ним особенно критично. Слишком многое в выводах доклада совпадает с тем, что ранее говорил Кудрин, и это в равной степени может означать как политическую прозорливость бывшего министра финансов, так и то, что эксперты ЦСР заранее знали, к каким выводам они придут по итогам исследования.

Так или иначе, главные слова, которые интересовали Алексея Кудрина, произнесены: прагматичный запрос на перемены, разделяемый всеми массовыми социальными группами, плюс политическая зрелость общества, делающая его невосприимчивым к левому популизму, дает возможность создать новую партию большинства - правоцентристскую. Вследствие кризиса доверия к власти, такая партия не может быть создана сверху, она должна возникнуть из коалиции местных "альтернативных" лидеров и организаций.

Красиво - и, мягко говоря, не ново. И уж совсем непонятно, куда в этой замечательной новой партии большинства пристроиться многолетнему путинскому другу и подручному.