Чертова служба

Майкл Макфол подвергается все новым нападкам в России

В России развернулась кампания против посла США Майкла Макфола. На него пытаются давить с разных сторон: МИД называет его непрофессиональным, НТВ назойливо его преследует, Макфола снова и снова обвиняют в поддержке российской оппозиции и в подготовке в России "оранжевой революции". Очевидно, впрочем, что собственно к российско-американским связям это все имеет лишь косвенное отношение.

Российское внешнеполитическое ведомство не устает осыпать Майкла Макфола упреками. 28 мая МИД в официальном заявлении обвинил посла ни много ни мало в непрофессионализме. Речь шла о выступлении Макфола перед студентами Высшей школы экономики, в котором он, в частности, рассказал, что Россия "подкупила Киргизию, чтобы американцев вышвырнули из Манаса" (авиабаза на территории аэропорта под Бишкеком, которая с 2001 года использовалась для перевалки грузов и переброски солдат в Афганистан и для базирования американских топливозаправщиков). Еще Макфол сказал, что Россия регулярно играет в "размены" на международной арене: ужесточение своей позиции по "иранскому вопросу" пытается увязать с отказом США от всесторонней поддержки Грузии, а ужесточение по "северокорейскому вопросу" - с отказом США от критики по поводу соблюдения прав человека в России. Кроме того, посол нелестно отозвался о работе российского государственного англоязычного телеканала Russia Today, который Россия норовит использовать в качестве пропагандистского инструмента на Западе.

В заявлении МИДа используются весьма резкие формулировки для этого ведомства, славного своим особо витиеватым языком: оценки Макфола "по форме выходят далеко за грань дипломатического этикета, а по сути представляют собой преднамеренное искажение ряда аспектов российско-американского диалога"; "утверждения Макфола прозвучали непрофессионально"; "заявления и действия господина Макфола, находящегося на столь ответственном посту, вызывают оторопь".

Американский посол сам неоднократно признавал и даже подчеркивал, что он не профессиональный дипломат, а политолог-международник, поэтому дипломатическим языком еще не овладел и запросто говорит что думает.

В качестве директора по делам России и Евроазиатского региона в Совете национальной безопасности при президенте США Бараке Обаме Макфол был главным идеологом политики "перезагрузки". Долгое время Обама, которого в преддверии вторых для него президентских выборов оппоненты много критикуют за неудачи на международной арене, именно "перезагрузку" отношений с Россией предъявлял в качестве своего внешнеполитического успеха. Однако то, что стало происходить с Макфолом после прибытия в Москву в качестве посла, вынуждает даже обамовский Госдепартамент сокрушаться по поводу трудно объяснимого антиамериканизма, царящего и в российской власти, и в российском обществе. То есть косвенно признавать, что и "перезагрузка" тоже провалилась.

Российский МИД охотно пользуется как недостаточным дипломатическим опытом и тактом Макфола, так и шаткой позицией американских поборников "перезагрузки". Едва ли не каждое заявление посла по ключевым вопросам российско-американских отношений (а это в первую очередь проблема американской ПРО в Европе и разногласия по "сирийскому вопросу") встречает отпор российских дипломатов, причем зачастую с переходом на личности. Так, министр иностранных дел России Сергей Лавров, комментируя в интервью РИА Новости слова Макфола о том, что США не приемлют ограничений по ПРО, сказал: "Вчера наш коллега - посол США - очень аррогантно заявил, что изменений по ПРО не будет, хотя, казалось бы, посол - друг государства - должен понимать, что нужно учитывать интересы соответствующего государства". Даже нарочитое использование словечка "аррогантно" (то есть "высокомерно") в этом заявлении смотрится издевкой над "простоватым" Макфолом.

Это могло бы быть просто попытками найти взаимно приемлемый новый стиль общения. Но некоторые факты, напрямую не относящиеся к российско-американским отношениям на уровне внешнеполитических ведомств, заставляют подозревать, что в России развернута кампания по дискредитации посла США. Еще 29 марта Макфол пожаловался, что его повсюду преследуют и настойчиво лезут с расспросами журналисты телеканала НТВ. В частности, они приставали к нему, когда он направлялся на встречу с правозащитником и своим давним знакомцем Львом Пономаревым. Посол намекнул, что информацию о его перемещениях они получают от российских спецслужб. Ответ пресс-службы НТВ, что-де у канала "обширная сеть информаторов", также содержал прозрачный намек, что догадка посла верна. Этот скандал вылился в официальный протест американской администрации.

В истории с НТВ примечательно еще и то, что примерно в то же время журналисты этого телеканала досаждали и некоторым деятелям российской несистемной оппозиции, в частности Алексею Навальному и Евгении Чириковой. А учитывая заявленную в скандальном фильме НТВ "Анатомия протеста" позицию, согласно которой деятельность российской оппозиции направляется Госдепартаментом США, это позволяло заподозрить, что канал готовит очередное шитое белыми нитками "сенсационное разоблачение".

Частью той же пропагандистской кампании стали акции прокремлевских молодежных движений, в рамках которых активисты, опять же, намекали на то, что Макфол поддерживает российскую оппозицию. Да и вообще, когда новый посол еще только получил назначение в Москву, привластные политологи наперебой стали утверждать, что к нам едет американский специалист по "оранжевым революциям". Макфол, приехавший в российскую столицу в разгар протестов зимы 2011/2012 годов, вынужден был начинать свое общение с российской общественностью с заверений, что никакой революции он не готовит.

Пожалуй, самым громким скандалом вокруг Макфола стал самый первый. Вскоре по приезде он встретился с российскими политиками и активистами. Вообще-то это традиционный формат для американских дипломатов и высоких гостей: они встречаются с представителями власти (Макфол повидался с Сергеем Лавровым, вице-премьером Игорем Шуваловым, внешнеполитическим советником президента Сергеем Приходько и другими чиновниками), а потом гражданского общества (в данном случае это были, среди прочих, "несистемные" оппозиционеры Борис Немцов и Владимир Рыжков, лидер "Яблока" Сергей Митрохин, депутаты Госдумы от "Справедливой России" Оксана Дмитриева и Илья Пономарев). Из-за этого совершенно дежурного мероприятия в Думе поднялся небывалый шум: встречавшимся с Макфолом депутатам вынесли порицание, а пресса и блоги еще долго бурлили дискуссиями, не являются ли оппозиционеры агентами Госдепа.

Забавно то, что когда в мае на встречу с Макфолом отправился лидер думской фракции "Единой России" Андрей Воробьев, требования парламентской оппозиции провести аналогичное разбирательство ни к чему не привели. Глава комиссии Думы по этике Владимир Пехтин (тоже единорос) заявил, что Дмитриеву и Пономарева порицали за отказ давать объяснения в связи с их визитом к послу (те посчитали, что этот вопрос не входит в компетенцию комиссии по этике), а Воробьев их дал, поэтому все в порядке.

Короче говоря, травля нового американского посла стала для российской власти инструментом решения внутриполитических проблем: с одной стороны, пользуясь его "простодушием", можно было показать себя крутыми дипломатами и сильными игроками на международной арене; с другой, его оказалось удобно выставить этаким демоническим кукловодом активизировавшейся оппозиции.

Российские власти не в первый раз прибегают к такому приему. Во-первых, сразу вспоминается кампания против британского посла Энтони Брентона в 2006 году. В июле этого года Брентон выступил на конференции "Другая Россия", на которой присутствовали Эдуард Лимонов, Михаил Касьянов, Гарри Каспаров и многие другие оппозиционеры, в очередной раз пытавшиеся тогда объединиться против власти Владимира Путина. На Брентона натравили молодежное движение "Наши" - его тогда еще возглавлял Василий Якеменко, и оно было в полном расцвете сил. Под абсурдным лозунгом "Брентон, извинись!" (за то, что выступал с одной трибуны со "сторонниками фашизма и тоталитаризма") "нашисты" пикетировали британское посольство, срывали публичные выступления посла, подкарауливали его у входа в театр и вообще преследовали повсюду. Продолжалось это несколько месяцев и никакого эффекта, в общем, не возымело: Брентон, не в пример Макфолу, профессиональный дипломат, и с выдержкой и этикетом у него оказалось все в порядке, он ни разу не сорвался и не наговорил лишнего.

Другой жертвой подобной травли стала посол Эстонии в России Марина Кальюранд весной 2007 года, после переноса памятника Воину-освободителю в Таллине с площади Тынисмяги на военное кладбище. Официальная Москва объявила этот перенос попранием памяти солдат, сражавшихся против фашизма, официозные СМИ принялись клеймить Эстонию чуть ли не как фашистское государство. "Нашисты" стали устраивать акции в Таллине, а в Москве организовали настоящую блокаду эстонского посольства и повсюду преследовали Кальюранд, как раньше Брентона, добиваясь от нее непонятно чего.

Легко заметить, что у кампаний против Брентона и против Кальюранд были, в общем, те же цели, что и у нынешней кампании против Макфола: выставить оппозицию врагами России, которых пестуют недоброжелательные внешние силы, и поиграть на нервах "наших зарубежных коллег и партнеров". Радует хотя бы то, что за последние пять лет методы стали менее топорными.