Без паники

Россияне спокойно отреагировали на резкое ослабление рубля

Россия постепенно привыкает к новому курсу доллара, который в мае - начале июня скакнул на максимальные за последние три года четыре с лишним рубля. Однако по сравнению с ситуацией зимы 2008/2009 годов паники не случилось - россияне отнеслись к резкому повышению стоически. Тем не менее, потери от обвала рубля оказались ощутимыми, и почувствовала их немалая часть населения страны.

Как известно, с начала мая под давлением негативных новостей с мировых финансовых рынков доллар стремительно полез вверх. Особенно заметным повышение стало в первые дни июня, когда американская валюта превзошла отметку в 34 рубля, увеличившись по сравнению с состоянием до майских праздников на 4,6 рубля. Евро подскочил не столь решительно - "всего лишь" на три рубля. В последние пару дней российская валюта отыграла значительную часть обвала, но в любом случае осадок от таких скачкообразных изменений остался неприятный.

В этой связи можно было вспомнить 1998 год, когда объявление "валюты нет" в обменниках было совершенно обычным делом. Или менее истерическую, но тревожную ситуацию, случившуюся десятью годами позже. Тогда люди массово начали переводить сбережения из рублей в валюту (сработала эта схема лишь для тех, кто отреагировал на кризис достаточно рано).

Нынешний мини-кризис вряд ли можно сравнить с теми потрясениями - труба пониже, дым пожиже. Но реакция все-таки ощущается, хотя и массового ажиотажа по этому поводу банкиры не заметили. К примеру, зампред правления банка "Связной" Евгений Давыдович в интервью "Ленте.ру" подчеркнул, что, хотя продажи валюты и выросли, "никакой паники сейчас не наблюдается". "Объемы продажи иностранной валюты в последнее время выросли, как благодаря росту курса доллара и евро, так и благодаря фактору сезонности (перед отпускным периодом валюта всегда пользуется спросом). Но очередей желающих срочно обменять все свои рублевые накопления на валюту у касс мы не наблюдаем", - заявил банкир.

В свою очередь, Мария Четверикова, начальник управления комиссионных продуктов Банка "Открытие", сообщила, что рост спроса на валюту в мае в обменниках банка составил около 20 процентов. Тем не менее, и она отвергла предположения о паническом характере спроса. Лишь в Райффайзенбанке заметили кратковременный скачок покупки валюты в конце мая. "Некоторое увеличение активности клиентов в покупке валюты было отмечено в четверг 31 мая и пятницу 1 июня, однако называть это паникой было бы некорректно. Уже в пятницу вечером активный спрос на валюту пошел на спад, в настоящий момент ситуация абсолютно стабильна", - рассказал "Ленте.ру" Андрей Степаненко, заместитель председателя правления банка.

Интереснее ситуация с переводом гражданами сбережений из рублевых вкладов в валютные. Давыдович говорит, что наиболее выгодными вклады в валютах были на рубеже 2011-12 годов. Сейчас таких высоких ставок по депозитам на рынке просто нет. "Для неподготовленного вкладчика игра на валютных курсах, с учетом потерь на конвертации, неясных перспектив курса и невысокой ставки по валютным вкладам, все же не самый оптимальный способ инвестирования средств. Поэтому замещения рублевых вкладов валютными мы не наблюдаем", - сказал он.

В то же время, по оценке Четвериковой, некоторый рост валютных вкладов (особенно долларовых) все-таки наличествует. В мае он составил 6 процентов. Однако это может быть связано не только с ростом курса, но и с политикой поощрения размещения средств на валютных депозитах, проводимой банком в последнее время.

Гораздо сильнее падение рубля напрямую повлияло на еще одну финансовую отрасль - паевые фонды. В результате падения индексов фондового рынка и роста курса доллара бегство из них, как ни парадоксально звучит, приостановилось. В мае отток средств из ПИФов составил полмиллиарда рублей, что является минимальным результатом за 9 месяцев. Для сравнения, в апреле отток составил миллиард рублей, а в марте - 1,7 миллиарда рублей.

Специалисты отмечают, что из-за низкой стоимости бумаг, а также слабого рубля многим инвесторам для выхода из паевых фондов приходится фиксировать значительные убытки. К этому готовы далеко не все вкладчики ПИФов. Что любопытно: в фонды денежного рынка средства, наоборот, усиленно потекли. Это говорит о том, что значительная часть инвесторов решила сыграть таким образом на изменении курсов.

Что касается тех россиян, которые не слишком задумываются о валютно-финансовых операциях, то для них первейшим последствием обвала рубля стал рост стоимости путевок и авиабилетов за границу. За неделю с 28 мая по 3 июня они подорожали на 20 процентов, что оказалось даже выше суммарного роста курса доллара с начала мая, не говоря уж о евро.

Для наших соотечественников, забронировавших путевки и обменявших валюту на расходы в поездке заранее, никакой проблемы возникнуть не могло. Некоторые турфирмы, принимающие оплату по частям, могли создать дополнительные трудности, потребовав выплаты уже по новому курсу - но процент таких договоров на туристическом рынке сравнительно невелик. А вот тем, кто покупает туры сейчас, не повезло. К тому же, еще не факт, что туроператоры захотят снизить цены на путевки в случае обратного укрепления рубля так же резко, как они их подняли. Впрочем, статистика об объеме выездного туризма будет опубликована позже, так что сейчас какие-то выводы о влиянии скачка доллара и евро на данный рынок делать рано.

В любом случае, трудно сказать, является ли ослабление рубля долговременной тенденцией и зафиксируется ли он на новых уровнях в 31-32 рубля. Если что-то из этого все же произойдет, то последствия могут оказаться значительными для широкой экономики и так или иначе затронуть всех россиян. В частности, почти наверняка ускорится инфляция, пока являющаяся самой низкой в постсоветской истории. С другой стороны, параллельное снижение цен на нефть и более слабый рубль обрадует российских производителей, конкурентоспособность которых повысится как на внешнем, так и на внутреннем рынке.

Экономика10:19Сегодня
Председатель правления ОАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин

«Это одно слово — коррупция»

Игорь Сечин обвинил независимые сети АЗС в создании монопольных структур