Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Из Зинтана с чистой совестью

В Ливии освободили сотрудников Международного уголовного суда

Четверо сотрудников Международного уголовного суда (МУС), почти на месяц застрявших в Ливии, 2 июля, наконец, смогли покинуть эту страну и отправиться к своим семьям. Причиной столь продолжительного пребывания иностранцев среди зинтанских гор стало желание разжиться высокопоставленным подсудимым - Сейф аль-Исламом Каддафи.

История, в которую попали россиянин Александр Ходаков, испанец Эстебан Перальта Лосийа, австралийка Мелинда Тейлор и ливанская переводчица Хелен Асаф, полна абсурдных обстоятельств. Начать можно с того, что Ливия входит в число семи стран, которые в 2002 году отказались признавать юрисдикцию Международного уголовного суда и проголосовали против его создания. Кроме того, уже новые ливийские власти твердо пообещали, что судить своих военных преступников собираются сами - без участия гаагских или каких-либо еще помощников. Таким образом, присутствие сотрудников МУС в этой стране с самого начала было труднообъяснимым. Однако смысл приезда этой четверки в Ливию все же имеется.

Международный уголовный суд отчаянно нуждается в подтверждении необходимости своего существования. О том, что эта структура обладает очень сомнительной ценностью, вслух заговорили еще в марте нынешнего года, когда десятилетие работы МУС ознаменовалось первым(!) в его истории приговором. Феноменальная неэффективность суда выделяется даже на фоне других малополезных и забюрократизированных международных организаций.

В этой связи гражданская война в Ливии стала настоящим подарком для гаагских судей. У них появился шанс отработать приемы мудрости и справедливости (а заодно - сделать себе имя) на самом экстравагантном из диктаторов мира - Муаммаре Каддафи. Такой процесс вызвал бы интерес во всем мире и возвел бы необходимость существования МУС в абсолют. Однако в силу известных обстоятельств в самом конце войны Каддафи предстал перед судьей более мудрым и справедливым, нежели гаагские. Руководству МУС пришлось обратить свои взоры на "утешительный приз".

Суд над сыном почившего диктатора - Сейф аль-Исламом Каддафи, конечно же, проиграл бы в зрелищности и резонансе, однако тоже обещал быть весьма интересным. Каддафи-младший во время войны был "лицом режима", почти не вылезал из телевизора, осыпая оттуда угрозами и проклятиями сограждан и их иностранных друзей. Этим он заработал себе репутацию одного из наиболее зловещих и ненавистных представителей власти, хотя в действительности ничего такого ужасного не совершал. Импозантный выпускник Лондонской школы экономики фактически отвечал лишь за пиар; войсками руководили совсем другие люди с соответствующим образованием.

Тем не менее, в отсутствие отца главным пугалом для ливийцев и всего остального мира был назначен именно Сейф аль-Ислам. Когда его поймали, МУС сразу же заявил, что любезно соглашается приютить Каддафи в одной из гаагских камер и провести справедливый судебный процесс мирового уровня. Однако тут начались затруднения. Как выяснилось, справедливых, суровых и честных судей и в самой Ливии пруд пруди, причем все они не прочь продемонстрировать свои достоинства на процессе по делу столь одиозной фигуры, как Сейф аль-Ислам. За Каддафи-младшего началась тихая, но серьезная схватка.

Борьба развернулась между тремя сторонами: Военным советом Зинтана, центральным правительством Ливии и МУС.

Военный совет Зинтана - это фактическое правительство северо-западной Ливии, региона под названием Западные горы. Местные туареги активно участвовали в штурме Триполи, а позднее взяли в плен Сейф аль-Ислама. Именно они удерживают его сейчас, раздумывая, чего бы такого выторговать за своего пленника. Зинтанцы не исключают передачу Каддафи-младшего для суда в Триполи, однако наотрез отказываются выдать его в Гаагу.

Центральное правительство Ливии в силу своей слабости не имеет возможности жестко потребовать у туарегов отдать их добычу и ведет с Зинтаном вялотекущие переговоры об условиях его выдачи в Триполи. Очевидного успеха пока, впрочем, нет. При этом власти страны также заявляют, что готовы лишь "сотрудничать" с МУС, а выдавать Сейф аль-Ислама Гааге не собираются.

Ну а МУС, понимая, какая крупная рыба ускользает из его рук, развернул в мировых СМИ кампанию под условным девизом: "Мы честнее любого ливийского суда, отдайте Каддафи нам". Кроме того, в Триполи зачастили представители суда, которые всеми правдами и неправдами пытаются как-то переубедить ливийцев.

Однако пребывание эмиссаров из Гааги в ливийской столице было совершенно бесполезным. Даже если бы они и убедили местное правительство отдать Каддафи, сделать этого Триполи не может: пленник находится в Зинтане. В этой связи МУС долго добивался возможности направить своих представителей в Западные горы для беседы с местными начальниками и собственно Сейф аль-Исламом. Когда разрешение было получено, в Зинтан выехала вышеупомянутая четверка. Переговоры с Военным советом Зинтана прогнозируемо прошли безрезультатно: выдавать Каддафи в Гаагу местные власти отказались. Но вот встреча иностранцев с пленником завершилась интереснее: австралийка Мелинда Тейлор и ливанская переводчица Хелен Асаф сами оказались в статусе арестованных.

Что именно привело к такому завершению свидания, доподлинно неизвестно. В Зинтане утверждают, что австралийка, которую МУС назначил представлять интересы Каддафи, пыталась передать ему две микрокамеры, зашифрованное послание с воли и какие-то секретные документы. В эту историю в стиле кино про Джеймса Бонда поверить трудно: ни фотокамера, ни секретные послания с документами положения Сейф аль-Ислама не изменят: как сидел, так и будет сидеть. По другой версии, Тейлор привезла своему подзащитному юридические документы, касающиеся судебных процедур в Гааге. Тексты подобного рода и юристу порой трудно разобрать, поэтому неудивительно, что бедуины увидели в них скрытые послания.

Как бы то ни было, обеих женщин посадили под домашний арест. Россиянин и испанец, которых никто ни в чем не обвинял, поступили по-джентльменски, отказавшись уезжать домой без своих коллег. Они также остались в Зинтане добиваться освобождения Тейлор и Асаф. Когда в мире узнали о задержании в Ливии двух сотрудниц МУС, в прессе начался небольшой переполох. МУС, ООН, Австралия, Россия, Испания и Ливан потребовали освободить женщин. На выручку Тейлор в Ливию даже прилетел министр иностранных дел Австралии Боб Карр. Зинтанцы, однако, на все эти шумы никак не реагировали и готовились предъявить обвинения арестованным.

Ситуацию смог изменить лишь приезд в Ливию президента МУС Сон Сан Хена (Song Sang-Hyun). Посредником на его переговорах с властями Зинтана выступило центральное правительство Ливии. Как строился разговор, официально никто не говорит, однако женщин вскоре отпустили. В ночь на 3 июля все сотрудники МУС покинули Ливию.

На каких именно условиях бедуины отпустили сотрудниц МУС, не сообщается. Однако все произошедшее выглядит так, будто Хену и его подчиненным попросту дали по тянущимся к Сейф аль-Исламу рукам. Более прозрачного намека придумать трудно. Как бы ни пытались руководители, возможно, самого неэффективного суда мира сделать себе репутацию на процессе над Каддафи, ничего у них не получится - придется им искать себе новых подсудимых.