Все средства хороши

Стороны сирийского конфликта перестали стесняться в методах

Сирийская гражданская война развивается по худшему из возможных сценариев: в отсутствие малейшего прогресса на дипломатическом фронте стороны сделали ставку на силовое решение конфликта. В условиях полномасштабного конфликта действующие лица сбросили маски и начали добиваться своих целей, не брезгуя никакими методами.

Первой жертвой любой войны, как известно, становится правда. Сирия в этом смысле не стала исключением, там врут все: власти о "горстке иностранных террористов", повстанцы о "приверженности демократии", Москва о своей "нейтральной" позиции в конфликте, Запад о своей "заботе о несчастных сирийцах".

Особенно размашистые ангельские крылья стороны прикручивают себе в начале любого конфликта, когда остальной мир только пытается разобраться, кто там прав, а кто - неправ. Однако когда война уже набрала обороты, а мир более или менее определился с симпатиями и антипатиями, надобность в подобном маскараде отпадает: радикально что-то изменить в своем имидже или имидже оппонента уже невозможно. На этой стадии белые одежды отправляются в мусорный бак, поскольку воевать в них не слишком удобно.

Ситуация в Сирии как раз достигла этого момента. Дипломатические усилия ООН официально провалились, это признал даже Кофи Аннан, чьим именем был назван соответствующий мирный план. Он еще разъезжает по миру и встречается с различными лидерами, но, по-видимому, уже махнул рукой на происходящее. Сирийцы, выступающие против нынешнего режима, горячо поддержали пессимизм спецпосланника ООН: митинги протеста 13 июля прошли под лозунгом "Долой Кофи Аннана!". Вполне очевидно, что с таким отношением к дипломату и его работе существенных результатов добиться будет непросто.

Почти одновременно с заявлением Аннана в Париже прошла встреча группы "Друзей Сирии" (в действительности являющихся недругами Башара Асада), на которой произошло очень интересное событие. Представитель маленького, но очень делового Катара призвал собравшихся прекращать спектакль под названием "Мы уважаем международное право". Шейх Хамад бин Джасим аль-Тани заявил: "Можем ли мы что-нибудь предпринять вне рамок Совета безопасности? Да. Делали ли мы это ранее? Да, и тому много примеров". Суть его слов проста: раз в СБ ООН Россия и Китай блокируют вмешательство в сирийские дела, тем хуже для ООН - мы можем и забыть о ее существовании. В Ливии, например, Катар именно так и поступил.

Турция распрощалась с "нейтральным" образом чуть ранее, когда ее самолет был сбит в воздушном пространстве Сирии. Несмотря на очевидную провокативность полетов над чужой территорией, это происшествие вызвало бурю возмущения со стороны Анкары. Турция использовала этот инцидент для обращения в НАТО с просьбой установить над соседней страной "бесполетную зону". Партнеры по альянсу, конечно, всегда готовы вступиться за своего союзника и ужас как хотят помочь сирийцам, сражающимся против "страшного тирана". Но, как выяснилось, только на словах: туркам сказали, что нет, никаких бесполетных зон не будет. Анкара, скрипнув зубами, решила действовать самостоятельно. Подогнав к сирийской границе войска и средства ПВО, она дала понять Дамаску, что любой сирийский самолет или вертолет, пролетающий даже над своей территорией в зоне досягаемости турецких ПВО, будет сбит. Естественно, что это абсолютно противозаконно с точки зрения международного права, но Асад решил подчиниться: окончательно ссориться с Анкарой ему сейчас совсем ни к чему.

Американцы, которые все более откровенно лоббируют военное вмешательство в сирийские дела, тоже постепенно сбрасывают маски. Государственный секретарь Хиллари Клинтон, плохо скрывая раздражение, заявила, что Россия и Китай "заплатят" за свою поддержку Асада. По ее словам, если они не задействуют свое влияние, чтобы убрать его сейчас, то в "новой Сирии" Москва и Пекин не будут иметь никакого влияния вовсе. Дипломатия, конечно, дипломатией, но эти слова уже напоминают старый добрый шантаж. Одновременно с этим на уже упоминавшейся встрече в Париже Клинтон горячо одобрила выделение сирийским повстанцам массированной "нелетальной помощи". Впрочем, согласно никем не опровергнутым данным, ЦРУ помощь в Сирию уже поставляет, причем вполне себе летальную - гранатометы и пулеметы трудно отнести к "средствам связи", например.

Позиция России во всей этой истории тоже заслуживает отдельного описания. МИД РФ "категорически отвергает постановку вопроса о том, что Россия в ситуации, которая сложилась в Сирии, поддерживает режим Башара Асада". Более того, "позиция РФ заключается в том, чтобы процесс урегулирования был поставлен на нормальную, политическую основу". Позиция, в сравнении с катарской или турецкой, очень миролюбивая. А убедительности ей призваны придать комплексы "Бук-М2", "Печора-2М", "Панцирь-С1" и ударные вертолеты Ми-25. Заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Вячеслав Дзиркалин уже пообещал, что Россия выполнит контракты по поставке Дамаску средств ПВО и вертолетов.

Еще более миролюбиво со стороны России выглядит отправка к сирийским берегам военно-морской флотилии невиданных по нынешним временам масштабов. Дюжина кораблей, собранных с трех флотов, - Северного, Балтийского и Черноморского - в течение недели должны собраться в Средиземном море. Там они будут отрабатывать "совместное плавание в ордере под единым командованием, противовоздушную и противолодочную оборону, а также действия по защите гражданских судов от пиратов". В перерыве между занятиями корабли зайдут в порт Тартус, где у России осталось то, что когда-то было пунктом материально-технического обеспечения.

Тут, правда, надо отметить необычный состав кораблей, направленных для отработки приемов защиты от пиратов и всего остального: едва ли не половину флотилии составляют большие десантные корабли (по сути - транспорты). Согласно официальной информации, десант на этих кораблях имеется: по палубам и в трюмах БДК слоняются "подразделения морской пехоты". Какое отношение морпехи имеют к отработке упомянутых выше приемов ведения морского боя, не очень понятно. В этой связи появились подозрения, что морпехи занимают далеко не весь объем БДК, а основная его часть отдана под "Панцири", "Печоры" и другие средства перевода конфликта "на нормальную, политическую основу". Основания для бесспорно клеветнических мыслей имеются, так как первая попытка доставить в Сирию ударные вертолеты провалилась: судно, на котором Ми-25 следовали в Тартус, в Северном море развернули британцы. С "Адмиралом Чабаненко" у Лондона такой фокус едва ли получится.

Из всего этого можно сделать вывод, что те, кто, как, например, сирийские оппозиционеры, заявляют о поддержке Кремлем эскалации насилия в Сирии, рискуют вскоре познать суровость новых российских законов. Представитель Сирийского национального совета Бурхан Галиун, посетивший Москву 11 июля, в частности, заявил: "Мы отвергаем российскую политику. Какие бы маски она ни надевала, это политика поддержки режима, и она дает возможность продолжаться насилию". После этого Галиун совсем забылся: "Давайте говорить откровенно. Мы не должны прятаться от истины. Если бы не политическая, культурная, нравственная, военная поддержка со стороны России, то сирийский режим не смог бы продолжать свою политику, направленную против сирийского народа". В общем, сирийские оппозиционеры тоже оставили реверансы и дали понять: Россия для них - пособник ненавистного режима и, соответственно, враг.

Тем временем в самой Сирии события развиваются не менее динамично. Под защитой турецких средств ПВО на севере страны (в провинциях Идлиб и Алеппо) появились обширные "зоны безопасности" - районы, где правительственные войска вообще не появляются. Аналогичные территории (хоть и меньшие по размерам) образовались и у границы с Ливаном и Иорданией. В тех областях, куда из-за границы идет устойчивый поток оружия, боеприпасов, медикаментов и продовольствия, повстанцы начали чувствовать себя хозяевами положения.

В западной и северной частях страны ситуация сейчас складывается так: правительственные войска окопались в крупных населенных центрах, откуда без острой необходимости стараются не выходить. Вся сельская местность, небольшие городки и деревни - под контролем вооруженной оппозиции. Ни одна из сторон не решается предпринять массированного наступления против оппонентов, осознавая ограниченность своих средств. Сирийцы и иностранные журналисты, побывавшие на месте событий, все чаще говорят о "войне на истощение". И правительственные силы, и повстанцы ждут, что у противника иссякнут ресурсы и воля к победе, после чего добить противника будет делом техники.

Оппоненты режима уже не скрывают, что готовятся именно к военному решению конфликта. По их словам, никакого соглашения, при котором Асад или кто-то из его приближенных остался бы у власти, быть не может. В то же время сам президент никуда уходить не собирается. Да ему и некуда: сейчас он воюет даже не столько за себя, сколько за единоверцев-алавитов, которых в случае победы революции ничего хорошего не ждет. Исламисты, сражающиеся на стороне повстанцев, открыто выражают намерение "отплатить неверным" после победы.

При том, что обе стороны ограничены в ресурсах, время сейчас играет в пользу оппонентов режима. Дело в том, что им оказывается все более существенная поддержка из-за рубежа, а финансовые и военные резервы режима медленно, но верно истощаются. Тем временем на защищенных турками территориях полным ходом идет создание единой системы управления войсками повстанцев. Сейчас они уже в состоянии осуществлять координацию действий на батальонном, а изредка - полковом уровнях. Если у них будет достаточно времени, то ничто не сможет помешать выстраиванию более сложной командно-организационной структуры.

Правительству Сирии, конечно, не очень нравится наблюдать за тем, как на севере страны создается настоящая вражеская армия. Но в условиях нехватки сил и средств войскам Асада приходится довольствоваться карательными операциями. По городам и поселкам, поддерживающим оппозицию, наносятся точечные удары. Очередной жертвой этой тактики стало селение Тремсех в провинции Хама. Правительственные силы действовали по уже отработанной схеме: поселок окружили войска, подвергли его обстрелу из танков, артиллерии и вертолетов, после чего запустили туда отряды "Шабихи" - алавитского ополчения. Последние перерезали всех, кого смогли найти, после чего операция завершилась. Ее итог - две сотни трупов. Власти, конечно, списали жертвы на вооруженные банды, хотя о подозрительных передвижениях "Шабихи" в провинции Хама активисты сообщали еще незадолго до резни. Произошедшее в Тремсехе - это уже третий эпизод подобного рода за лето. Если первый - резня в Хуле - вызвал огромный резонанс в мире, то сейчас реакция уже намного спокойнее: идет война, а чего еще от нее ожидать?

Тем не менее, глядя на происходящие события, некоторые верные слуги режима стали задумываться о стратегической целесообразности сделанного выбора. Оставаться в рядах сторонника Асада становится все более опасно и бесперспективно, поэтому многие пересматривают свои взгляды по вопросу лояльности режиму. Солдатами и офицерами, переходящими на сторону повстанцев, уже давно никого не удивишь. Однако сейчас начался куда более интересный процесс: от президента бегут представители сирийской элиты. Знаковым событием в этом смысле стал переход в оппозицию бригадного генерала Республиканской гвардии Манафа Тласса. Человек из семьи, десятилетиями приближенной к Асадам, бросил все в Дамаске и сбежал со своими близкими в Париж. Важно то, что Тлассы на протяжении современной сирийской истории олицетворяли поддержку режима со стороны богатых суннитских торговцев и предпринимателей - очень влиятельного в Сирии класса. Поступок Тласса может свидетельствовать о том, что бизнесмены, терпящие из-за войны гигантские убытки, отвернулись от режима.

Еще более серьезным может оказаться переход в оппозицию Навафа Фареса - посла Сирии в Ираке. Этот человек известен не только своими свершениями на ниве дипломатии, но и тем обстоятельством, что является лидером альянса восточносирийских племен, проживающих на границе с Ираком. Если эти племена откроют против правительства "восточный фронт", то Дамаску придется очень несладко. Фарес, кстати, не сильно скрывает намерения сделать именно это. В своей речи по поводу перехода в оппозицию он призвал всех сирийцев последовать своему примеру и обратить оружие против "преступного режима". Осчастливив соотечественников этим советом, он укатил из Багдада в Катар, где, видимо, обсудит технические аспекты избавления Сирии от Асада.

Кстати, оппозиционеры, воодушевленные поддержкой со стороны Тласса и Фареса, уже объявили, что сирийские послы в разных странах начнут переходить под их знамена едва ли не взводами. Пока этого не происходит, но ситуация сейчас очень запутанная: исключать нельзя ничего.

Как бы то ни было, сирийский конфликт перешел в ту фазу, когда намерения и способы действия сторон, в общем, стали ясны. Поскольку необъявленная война не просто идет, но и набирает обороты, для достижения своих целей в методах стесняться никто не собирается: в таких условиях все средства хороши.

Мир00:0115 ноября

Корейский мясник

Он предал американцев и жестоко казнил всех несогласных