Новости партнеров

Суд добавил прокурору

Таисии Осиповой дали восемь лет колонии

28 августа Заднепровский районный суд Смоленска вынес новый приговор Таисии Осиповой, обвиняемой в торговле героином. Судья Игорь Кожевников дал жене одного из лидеров оппозиционной партии "Другая Россия" восемь лет колонии, хотя даже прокурор просил в два раза меньше. Таким образом, срок заключения Осиповой сокращен на два года - в конце 2011 года тот же Заднепровский суд назначил ей 10 лет заключения.

Дело Таисии Осиповой началось в ноябре 2010 года, когда к ней с обыском пришли оперативники. Согласно обвинительному заключению, в комоде у Осиповой нашли пять пакетиков с героином, общим весом около 10 граммов. Как отмечается в этом же документе, эти наркотики подсудимая "приобрела у неустановленного в ходе следствия лица в неустановленном в ходе следствия месте". В деле также фигурировали четыре контрольные закупки, во время которых агенты оперативников покупали героин у Осиповой.

С ноября позапрошлого года Таисия Осипова находится за решеткой. Суд неоднократно продлевал ей срок ареста, несмотря на наличие у нее ряда тяжелых заболеваний. Сторонники "Другой России", в свою очередь, требовали освободить жену одного из лидеров партии на многочисленных акциях. Наиболее заметной из них (до этого про Осипову СМИ почти ничего не писали) стала многодневная сидячая забастовка у Соловецкого камня в Москве. Летом 2011 года активисты день за днем приходили на Лубянку, полицейские столь же методично их задерживали.

Первый приговор Осиповой Заднепровский районный суд вынес 29 декабря 2011 года. Судья Евгений Дворянчиков признал ее виновной по всем эпизодам и приговорил Осипову к 10 годам колонии. Прокурор требовал назначить подсудимой 12 лет и восемь месяцев лишения свободы. Приговор был суровым, но вписывался в сложившуюся практику взаимоотношений прокуратуры и суда: суд либо дает столько, сколько просят, либо чуть меньше.

Сама Таисия Осипова, сторонники "Другой России" и адвокаты настаивают на полной невиновности обвиняемой, а также утверждают, что наркотики ей подбросили. И аргументов у них не один и не два. Во-первых, обыск проводили не сотрудники ФСКН, а оперативники Центра "Э", с которыми Осипова была знакома еще с тех пор, когда была активной участницей политических акций. Во-вторых, следствие так и не сравнило отпечатки пальцев на найденных пакетиках из-под наркотиков с отпечатками пальцев Осиповой. В-третьих, данные биллинга говорят о том, что участники контрольных закупок в те моменты, когда, как утверждают следователи, они находились у дома Осиповой, были вообще в других частях города.

В-четвертых, следствие так и не обнародовало материалы прослушки телефона Осиповой. Как утверждает подсудимая, на записях было бы слышно, как ее подруга предупреждает ее о готовящейся провокации. В итоге эта подруга, полагает Осипова, и стала засекреченным свидетелем, на показаниях которого строится обвинение в торговле наркотиками. В-пятых, купюры, которые обвиняемая якобы получила от подруги за наркотики, не были помечены специальным составом и на руках у нее ничего не осталось. Вдобавок дома у Осиповой нашли всего одну купюру из тех, которыми с ней якобы расплатились за наркотики. Сторонники Осиповой уверены, что купюра была подброшена вместе с героином. Адвокаты могли бы легко продолжить список своих аргументов.

В январе 2012 года тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев прокомментировал дело Осиповой. "То, что 10 лет получает мать, у которой малолетние дети, дочь... если говорить о субъективных ощущениях, это очень много, даже если она виновата", - сказал он на встрече со студентами МГУ и пообещал разобраться в этом вопросе. Уже в начале февраля Смоленский областной суд отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение. Медведев, в свою очередь, поручил Генпрокуратуре проверить ряд дел, которые правозащитники сочли политическими. Только в деле Осиповой надзорное ведомство нашло недостатки, остальные - в том числе второе дело "ЮКОСа" - оказались безупречными.

Новый процесс по делу Осиповой проходил также в Заднепровском суде Смоленска, но под председательством другого судьи - Игоря Кожевникова. Ко второму процессу из дела были исключены несколько эпизодов - остались только контрольные закупки 27 и 29 октября и найденные дома наркотики. На втором же процессе следствие признало, что в момент обыска у Осиповой в доме находился Антон Мандрик, который, в свою очередь, подтвердил, что героин ей подкинули. В первоначальных показаниях этого не было, но, по его словам, их он давал под давлением. Во время второго процесса Мандрика даже проверили на детекторе лжи, чтобы убедиться в том, что он говорит правду (исследование на полиграфе по закону не является доказательством, но может быть учтено судом).

На прениях прокурор потребовал приговорить Таисию Осипову к четырем годам лишения свободы, таким образом более чем в три раза снизив первоначальные требования прокуратуры. Суд, однако, позволил себе не согласиться с гособвинителем и назначил жене оппозиционера наказание в виде восьми лет колонии. Почти два года из назначенного наказания Осипова уже провела в СИЗО. Сторонники Осиповой продолжают считать дело политическим и настаивают, что истинной целью оперативников является муж подсудимой Сергей Фомченков.

Сейчас все судебные процессы волей-неволей приходится сравнивать с делом Pussy Riot. За исполнение песни в Храме Христа Спасителя трех девушек приговорили к двум годам заключения. Уровень их поддержки мировым сообществом был колоссальным: за них вступились топовые музыканты и политики с именами. Известные газеты и журналы ставили участниц Pussy Riot на обложки. По запросу Pussy Riot в новостях Google находится 15 с половиной миллионов материалов. По запросу Osipova - меньше тысячи, при том что некоторая их часть Таисии Осиповой не касается (плюс 2 тысячи сообщений на русском).

Вероятно, нынешние российские власти, которые всегда показательно отказываются прогибаться под давлением общественного мнения, иногда все же немного прогибаются. Не будь столь широкой мировой и внутрироссийской поддержки, Pussy Riot могли бы дать и три, и пять, и все максимальные по их статье семь лет, а российское руководство спокойно сказало бы, что это дело суда - назначать наказание. Отсутствие же поддержки и огласки, как показывает практика, неизбежно ведет к более суровому наказанию.

К примеру, кто знает о нацболах Михаиле Пулине, Павле Жеребине и Алене Горячевой, которые получили по 3,5-4 года заключения за банальную драку? Драка произошла на Болотной площади в Москве в 2008 году из-за конфликта между двумя нацболами из компании, которая возвращалась с дня рождения. Молодежь с Болотной бросилась их разнимать. В результате завязалась драка, в ходе которой, как установило следствие, нацболы избили молодых людей по мотивам идеологической и национальной ненависти. Сроки Пулин, Жеребин и Горячева получили несмотря на то, что потерпевшие на суде отказались признать себя таковыми. И это только один случай из множества подобных.

Дмитрий Медведев, теперь занимающий пост премьер-министра, через своего пресс-секретаря передал, что его позиция по делу Осиповой не изменилась: "Дмитрий Медведев считал и продолжает считать недопустимым вмешательство в дела суда и оказание на него давления. Тем не менее, он по-прежнему считает, что приговор должен быть адекватен содеянному, и его позиция по делу Осиповой осталась неизменной", - цитирует "Интерфакс" слова Натальи Тимаковой. В то же время председатель совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов назвал новый приговор Таисии Осиповой ошибкой, выразив надежду, что кассационная коллегия ее исправит.