Полеты во сне и наяву

"Лента.ру" узнала, могут ли полеты на дельтаплане спасти стерхов

Еще неделю назад большая часть россиян понятия не имела, кто такие стерхи. Однако уже трое суток страна поглощена историей спасения этих журавлей. Пока Владимир Путин в белом халате на дельтаплане вел за собой птиц на зимовку, "Лента.ру" разбиралась, в чем смысл необычной акции, насколько вообще эффективны подобные мероприятия и удастся ли с их помощью все-таки спасти симпатичных пернатых.

История с сохранением внесенных в Красную книгу птиц началась неожиданно - с увольнения журналистки и писательницы Маши Гессен с поста главного редактора журнала "Вокруг света". Причиной отставки стало нежелание Гессен освещать в журнале экспедицию по спасению стерхов, в которой должен был принять деятельное участие президент Владимир Путин. Буквально через пару дней выяснилось, что спасать журавлей глава государства будет весьма необычным способом: надев белый халат и накладной клюв, Путин оседлает мотодельтаплан и, притворяясь вожаком птичьей стаи, поведет журавлей на зимовку (к счастью, в итоге обошлось без клюва).

Интернет заполнился комментариями разной степени остроумия, касающимися, скажем так, зрелищной части будущего полета президента. Чуть позже начали появляться более осмысленные сообщения, в которых люди, так или иначе имеющие отношение к экологии и стерхам, объясняли, что же на самом деле должно произойти в окрестностях орнитологической станции под Салехардом. В этих сообщениях эффектная акция нередко оценивалась с изрядной долей негатива. Основные вопросы критиков касались численности еще сохранившихся в природе стерхов: если птиц осталось слишком мало, то вернуть популяцию в ее естественный ареал обитания уже не получится - хоть с дельтапланом, хоть без него.

Стерхами, или белыми журавлями, называют эндемичный для севера России вид журавлей. Сейчас две изолированные друг от друга популяции стерхов обитают на северо-востоке Якутии между реками Яна и Колыма и на Западе Сибири в низовьях Оби. Одна из особенностей стерхов - чрезвычайно протяженный маршрут миграции, пролегающий через несколько стран. Якутские журавли отправляются зимовать в Китай, а западно-сибирские улетают в Иран и Индию.

Стерхи очень требовательны к местам обитания, и как только началось промышленное освоение Сибири, белые журавли начали вымирать. Кроме того, в Иране и Пакистане, через которые пролегает маршрут миграции западно-сибирской популяции, птиц нещадно отстреливали. Первые попытки остановить исчезновение пернатых относятся к 1970-м годам; тогдашние действия экологов можно назвать частично успешными. Сейчас стерхи, живущие в Якутии, чувствуют себя относительно неплохо: в этой популяции насчитывается от двух до трех с половиной тысяч особей. У западно-сибирских журавлей дела обстоят куда хуже: на официальном сайте Российского географического общества, например, сообщается, что на Оби осталось меньше 10 птиц - однако эта цифра в большой степени условна.

"Никто точно не знает, сколько птиц осталось в этой популяции, потому что мест учета стерхов нет, - объясняет Татьяна Кашенцева, ведущий научный сотрудник Окского государственного заповедника, где выращивают белых журавлей. - Зимой 2011-2012 годов на зимовку в Иран прилетел только один стерх, а в Индию стерхи не прилетают уже несколько лет. Но, судя по тому, что белые журавли встречаются на бескрайних просторах Западной Сибири, существует альтернативная неизвестная зимовка или зимовки. Специалисты ВНИИ природы при оценке численности стерха в Западной Сибири называют цифру 20". Орнитолог из Института проблем экологии и эволюции имени Северцова РАН Софья Розенфельд согласна с этим объяснением: "На пути к зимовке стерхи пролетают через Казахстан, и оттуда регулярно поступают сообщения о встречах с птицами. Люди видели там от двух до семи стерхов - хотя частично эти сообщения неподтвержденные, и люди часто путают, например, белых и серых журавлей. Но если хотя бы часть сообщений верна, а на зимовке в Иране птиц нет, то, возможно, существуют еще какие-то зимовки".

Количество белых журавлей в Западной Сибири - не просто очередная цифра для научной публикации. Этот показатель важен для того, чтобы понять, можно ли еще восстановить популяцию, и если да, то как именно это следует делать. Если число животных или птиц упадет ниже некоего критического порога, шансы популяции на выживание практически станут равны нулю. Даже не очень продолжительная засуха или, скажем, пожар могут убить всех немногочисленных особей популяции - и даже если погибнут не все, то нехватка самцов или самок все равно не позволит животным размножиться. "Для маленьких популяций высока вероятность вымереть от случайных причин. Кроме того, в таких популяциях очень сильно падает генетическое разнообразие, что тоже очень плохо - низкое генетическое разнообразие чревато быстрым накоплением вредных мутаций", - объясняет профессор биологического факультета Московского государственного университета Алексей Гиляров.

Проводились ли оценки минимально возможной численности диких стерхов в Западной Сибири - неизвестно, так что сейчас нельзя сказать, хватит ли 20 птиц для восстановления популяции. С другой стороны, такие расчеты в принципе проводятся довольно редко - для корректной оценки нужно учесть слишком много факторов. Поэтому экологи предпочитают просто выпускать в природу максимально много выращенных в неволе животных.

Вопрос о том, как именно экологи будут пытаться спасти находящуюся в опасности популяцию, каждый раз решается индивидуально. "Скорее всего, для стерхов альтернативных вариантов уже нет, поскольку их почти не осталось. Молодым птицам надо показать путь миграции - в природе это делают родители, а сами птицы найти их не могут", - поясняет Кашенцева выбор экзотического метода спасения птиц при помощи мотодельтаплана. В питомнике птенцов с детства приучают признавать в летательном аппарате вожака и следовать за ним на зимовку.

box#2093615

Чтобы сократить колоссальный путь миграции стерхов и увеличить их шансы добраться к месту зимовки, ученые решили вести журавлей не в Иран, а на юг Узбекистана. Но даже при таком сокращенном маршруте невозможно всю дорогу вести птиц за человеком, поэтому было решено присоединить стерхов к серым журавлям. По словам Кашенцевой, такой обман может сработать: "Они имеют визуальное сходство. Кроме того, вырастая в Питомнике редких видов журавлей, стершата слышали голоса серых журавлей. Также эти виды имеют сходные элементы поведения, суточные перемещения, например".

По мнению Розенфельд, отведение птиц на зимовку при помощи мотодельтаплана - слишком рискованный, сложный и дорогостоящий проект. "Да, каждая отдельная ветвь проекта отработана: в питомнике прекрасная методика выращивания стерхов в неволе без их импринтинга на человека, прекрасно отработана методика следования журавлей за дельтапланом. Однако есть примеры аналогичных чудесных проектов, которые, тем не менее, не получились. Слишком много в таких вещах не отработанных и непредвиденных заранее нюансов".

Несколько лет назад ученым не удалось довести до зимовки выращенных в неволе лысых ибисов - в какой-то момент птицы просто отказались следовать за вожаком, и их пришлось перевозить на машине. Иногда экологам удается восстановить дикие популяции птиц: скажем, удалось вернуть в природу алеутских канадских казарок, ведутся работы по выпуску в природу выращенных в питомнике пискулек для восстановления практически исчезнувшей фенноскандской популяции этого вида. "Но мировые примеры полностью аналогичных российскому 'Полету надежды' удачных проектов мне неизвестны", - констатирует Розенфельд. Кашенцева один сходный проект упоминает: программа "Operation Migration" предусматривает создание новой мигрирующей популяции американского белого журавля. Он будет гнездиться в Висконсине и зимовать во Флориде. По словам сотрудника заповедника, первые "выпускники" проекта уже самостоятельно совершают весенние и осенние миграции и даже начали размножаться.

Неизвестных, которые могут свести на нет все усилия ученых, в истории со стерхами немало. Начать с того, что экологи достоверно не знают, какой именно из факторов - сокращение доступных для обитания стерхов земель, охота и браконьерство или еще что-то - является основным "убийцей" журавлей. Если же не устранить главную причину (или причины) смертности, то можно бесконечно "вливать" в дикую природу новых особей, а популяция все равно будет вымирать.

Путина и раньше обвиняли в том, что он демонстративно участвует в спасении только самых "фотогеничных" животных: тигров, леопардов, теперь вот журавлей. Биолог Алексей Гиляров не видит в этом особой проблемы: для спасения крупных животных, особенно хищников, нужно параллельно сохранять множество окружающих видов, без которых "счастливчик" не сможет существовать. В реальности усилия по спасению даже "избранных" руководством страны зверей и птиц оказываются напрасными - из-за нежелания местных властей хоть сколько-нибудь думать о животных. Тот же амурский тигр будет спокойно размножаться, только имея в своем распоряжении значительные площади диких лесов. Трассы, проложенные сквозь тайгу, разрушают "владения" тигра, но мольбы зоологов - это последнее, что принимается во внимание при проектировании новых дорог.

В этом смысле очень показательны попытки восстановить на территории бывшего СССР популяцию сайгаков. "После того как в СССР была сильно ограничена охота на этих животных, их численность многократно выросла, и по Казахстану бродили стада в тысячи голов, - рассказывает Гиляров. Мой коллега с кафедры общей экологии Леонард Полищук провел анализ краснокнижных млекопитающих и выяснил, что у сайгаков есть критичный для выживания параметр - рождаемость в расчете на одну самку. По всем расчетам выходило, что эти парнокопытные должны быть в Красной книге, а их там не было. Но когда после распада СССР самцов сайгаков начали массово истреблять, - не в последнюю очередь из-за рогов, которые, якобы, могут повышать потенцию, - они туда попали как раз из-за падения рождаемости".

Все это не означает, что проект по спасению стерхов с использованием дельтапланов обязательно провалится. Вывод из всего, описанного выше, такой: восстановление находящейся в столь тяжелом положении западно-сибирской популяции потребует огромных усилий, как научных - по наблюдению за птицами в природе, отработке технологий их выращивания в питомниках и так далее, так и финансовых. Кроме того, спасти красивых журавлей не удастся ни за год, ни за два, ни за пять - это многолетняя, трудная и непрерывная работа. Одна яркая акция, пусть даже с участием президента, никоим образом не гарантирует успеха.

Очень сложно поверить, что демонстрационный полет более эффективно привлечет в экологию новых инвесторов - по сравнению, например, с масштабной государственной программой. Есть сомнения и в том, что именно стерхи заслуживают столь пристального внимания (хотя заниматься ими, безусловно, нужно). "Если говорить о широко мигрирующих птицах, то многие кулики и гусеобразные находятся в куда более плачевном состоянии, чем белые журавли", - уточняет Розенфельд из Института проблем экологии и эволюции. Кроме того, многие методики по спасению вымирающих видов отработаны намного лучше сложного дельтапланного лидерства, и их поддержка дала бы результаты с куда большей гарантией.