Новости партнеров

Давайте захватим Белый дом

Киргизских депутатов задержали за штурм парламента

Госкомитет национальной безопасности Киргизии задержал трех депутатов от оппозиционной партии "Ата Журт" ("Отечество"). На них заведено дело о попытке насильственного захвата власти. Накануне, 3 октября, оппозиционеры устроили митинг, в ходе которого повели толпу на Белый дом - здание, в котором расположены парламент и администрация президента. О серьезно подготовленном штурме, впрочем, речи не было. Группе митингующих удалось перелезть через забор Белого дома, но затем ее остановила охрана, а вскоре участников штурма разогнал подоспевший спецназ.

Митинг, переросший затем в беспорядки, был организован оппозицией под лозунгами о "возвращении народу" рудника Кумтор - крупнейшего золотого месторождения страны. Месторождение принадлежит канадской компании Centerra (в которой Киргизия имеет долю в 33 процента), добытое золото продается киргизской госкомпании "Кыргызалтын". Золото с "Кумтора" обеспечивает около 10 процентов ВВП Киргизии, налоговые и другие отчисления, выплачиваемые иностранным инвестором, составляют значительный вклад в киргизский бюджет (в первой половине 2012 года, по данным компании, выплаты составили около 77 миллионов долларов).

С киргизской стороны в адрес иностранной компании постоянно звучат упреки. Иностранцев обвиняют в том, что они "грабят народ", утаивают золото и вредят окружающей среде. Для проверки деятельности компании, владеющей рудником, неоднократно создавались комиссии. Одна из последних комиссий, возглавляемая депутатом от упомянутой партии "Ата Журт" Садыром Жапаровым, выступила за национализацию рудника (как отмечает агентство "Прайм", это произошло после того, как компания-владелец рудника отказала киргизским властям, просившим у нее льготный кредит и дивиденды за пять лет вперед).

Руководство Киргизии тогда выступило против национализации, признав, что это отпугнет иностранных инвесторов. Однако оппозиция не успокоилась. Свою роль сыграла и политическая ситуация. После парламентских выборов 2010 года партия "Ата Журт" на некоторое время попала во власть, однако затем разругалась с соратниками по правящему альянсу и снова перешла в оппозицию. Недавно правящая коалиция развалилась, на ее месте была создана новая, но туда "Ата Журт" также не попала.

На митинге 3 октября (в котором, по разным данным, приняли участие от 500 до 1000 человек), оппозиция потребовала, чтобы месторождение было немедленно национализировано. Выступавший перед толпой Садыр Жапаров объявил при этом, что золотой рудник "принадлежит евреям". А лидер партии национального возрождения "Асаба" Салмоорбек Дыйканов заявил, что доходы от Кумтора якобы до сих пор поступают семьям бывших президентов страны - Аскара Акаева и Курманбека Бакиева (проживающих за рубежом). Для того чтобы вернуть бывших президентов с семьями из-за границы, он предложил взять в заложники их родственников (очевидно, тех, кого удастся найти в Киргизии). "Я знаю, что по нашим законам так нельзя, но по нынешним обычаям кыргызов - можно", - объяснил Дыйканов.

Все это, впрочем, было лишь прелюдией. Раззадорив участников митинга, лидеры оппозиции призвали их к активным действиям. "Звоните близким, родным, - заявил Садыр Жапаров, который является лидером парламентской фракции "Ата Журт", - мы должны зайти в Белый дом и сесть в кабинеты депутатов, президента, премьер-министра. Кто готов, поддержите меня". "Кумтор должен быть в собственности народа, - вторил ему лидер партии Камчибек Ташиев. - Мы должны сменить сегодня власть, которая погрязла в коррупции".

Толпа двинулась к Белому дому. Митингующие, оттеснив милицию, стали перелезать через забор, вместе с ними полез и лидер партии "Ата Журт". За ограждение попали несколько десятков человек, но там они были остановлены охраной. Против мятежников был применен слезоточивый газ. Сообщалось также, что на площади у Белого дома началась стрельба ("Коммерсант", в частности, ссылаясь на свидетельства очевидцев, пишет, что первыми открыли огонь митингующие). Позднее, правда, в МВД Киргизии заявили, что огнестрельное оружие против митингующих не применялось, в Минздраве республики также отметили, что ранения нескольких пострадавших, первоначально названные огнестрельными, были получены в результате попадания резиновых пуль.

Участники беспорядков были вытеснены с прилегающей к парламенту территории, а затем - вместе с остальными сторонниками оппозиции - разогнаны подоспевшим спецназом и силами конной милиции. Последовала еще одна попытка штурма, она также была отражена. Вокруг Белого дома было выставлено усиленное милицейское оцепление. Милиция попыталась задержать грузовик, с которого выступал Камчибек Ташиев, однако машина вместе с лидером оппозиции уехала в неизвестном направлении.

Как сообщили на следующий день в МВД Киргизии, за участие в беспорядках были задержаны более 20 человек, включая трех депутатов парламента (Камчибека Ташиева, Садыра Жапарова и еще одного оппозиционера Таланта Мамытова). У задержанных, по данным милиции, имелось огнестрельное оружие: при обыске машины одного из депутатов, в частности, были найдены пистолет, автомат и десять бронежилетов. Возбуждены уголовные дела по статьям "Призывы к свержению конституционного строя" и "Попытка насильственного захвата власти".

Трое депутатов задержаны пока на 48 часов. Официальные обвинения, по информации на первую половину дня 4 октября, им пока предъявлены не были. Конституция Киргизии вообще защищает членов парламента от уголовного преследования: привлечь депутата к уголовной ответственности можно только в случае, если на это даст разрешение большинство от общего числа парламентариев. Есть, правда, исключение: согласие парламента не нужно, если речь идет об особо тяжких преступлениях. Министр юстиции Киргизии Алмамбет Шыкмаматов, в свою очередь, заявил, что депутатская неприкосновенность "не распространяется, если парламентарий задержан на месте преступления" (хотя в данном случае депутатов задержали не на площади, их взяли под стражу позднее, после допроса в Госкомитете национальной безопасности).

Впрочем, вопрос заключается, скорее, в том, решатся ли власти арестовывать депутатов от оппозиции и предъявлять им официальные обвинения. В Киргизии распространена практика, при которой в ответ на задержание политика или чиновника его соратники и земляки выходят на митинги и перекрывают дороги, требуя его освобождения. Власть с этим фактором вынуждена считаться. Примечательно осторожное заявление пресс-секретаря Генеральной прокуратуры Киргизии, прозвучавшее 3 октября, после попытки штурма парламента. "К вечеру будет принято решение, привлекать ли кого-либо к ответственности, - заявил он, - и если да, то кого".

В партии "Ата Журт" уже объявили, что начинают бессрочные митинги в поддержку задержанных соратников (сами Ташиев и Жапаров, кстати, теперь уверяют, что к захвату власти никого не призывали). Анонсированы акции в Бишкеке, а также в областных центрах на юге страны (партия "Ата Журт" считается ориентированной как раз на южные регионы Киргизии): Ош, Джалалабад и Баткен. Обещанная акция в Бишкеке, состоявшаяся 4 октября, получилась довольно слабой: у здания Госкомитета национальной безопасности собрались всего несколько десятков оппозиционеров.

В Джалалабаде митинг, проходивший у здания областной администрации, был более многочисленным: в нем приняли участие до тысячи человек. После завершения митинга сторонники оппозиции перекрыли стратегическую трассу Бишкек-Ош. Местный журналист сообщил, что протестующие уже устанавливают на трассе юрту. В целом протесты оппозиционеров, требующих освобождения депутатов, пока проходят мирно.

"От того, насколько массовыми станут эти протестные акции, - отмечает главный редактор агентства "Фергана" Даниил Кислов, - зависит и реакция властей, и политическое будущее самих неудавшихся 'революционеров'. Если на улицы Джалалабада и Оша выйдут тысячи и десятки тысяч, то центральная власть будет вынуждена с Ташиевым договариваться".

Мотивы оппозиции, устроившей плохо организованный штурм парламента, в Киргизии объясняют по-разному. Распространенным является мнение, что один из оппозиционеров - Садыр Жапаров - таким образом ответил на возбуждение против него уголовного дела (депутата некоторое время назад обвинили в том, что после "революции" он незаконно приобрел недвижимость, принадлежавшую семье Бакиевых).

Едва ли, конечно, это единственная причина: депутат от оппозиции не мог не понимать, что неудачная попытка мятежа лишь ухудшит его положение. Если бы оппозиционеры всерьез собирались захватить власть, они бы наверняка привлекли и своих сторонников на юге страны, собрали бы побольше людей для захвата Белого дома, использовали бы оружие, в конце концов.

По другой версии, беспорядки 3 октября изначально планировались как подготовка к более масштабному мероприятию. По словам политолога Табылды Аскерова, он располагает информацией, что оппозиция уже запланировала очередную акцию на 10 октября. "Изначально был план направить собравшихся людей на штурм, чтобы на это отреагировали правоохранительные органы, чтобы пролилась кровь, были раненые, чтобы на следующий этап таких митингов пришло больше людей, чтобы можно было потом расправиться с властью", - считает он. Иными словами - получить "жертв режима", гибель которых в дальнейшем можно было бы использовать как символ "революции".

В неудавшемся мятеже, впрочем, можно усмотреть и определенную выгоду для власти. Он выставляет оппозицию слабой и неадекватной, а в перспективе может быть использован для торга с компанией-владельцем Кумтора (учитывая, что митинг, переросший в беспорядки, был связан с этим месторождением). Теперь представители власти, добиваясь от иностранцев пересмотра соглашения, дополнительных выплат или чего-то в этом роде, смогут при случае напомнить о событиях 3 октября: смотрите, мол, народ наш недоволен, волнуется, требует национализации, вы уж лучше договаривайтесь с нами по-хорошему. А оппозиционеров из-под стражи можно будет отпустить. Для создания фона к переговорам с инвестором они еще пригодятся.

Бывший СССР00:0212 августа

Хинкальная дипломатия

Туризм, «Боржоми» и вино. Как складываются отношения России и Грузии после войны