Новости партнеров

Сделать город нестрашным

Главный редактор сайта «Большой город» о целях его перезапуска

Сайт "Большого города", перезапустившийся в сентябре 2011-го, год спустя снова обновил дизайн и содержание, расширив набор разделов и форматов. Главный редактор сайта Екатерина Кронгауз объяснила "Ленте.ру" причины столь скорых перемен, а также рассказала, как новый сайт может пригодиться москвичам и зачем "БГ" пытается искать "хорошее среди того, что принято считать беспросветным".

"Лента.ру": Это довольно неожиданное решение - перезапускать сайт всего через год после прежнего "перезапуска". Почему так вышло и планировалось ли это заранее?

Екатерина Кронгауз: Год назад, когда запускали сайт, нас было три с половиной человека, и никто из нас - ни дизайнер, ни я - особого представления о работе в интернете не имел, в смысле создания сайта. А потом чем дальше, тем больше нам хотелось содержательно и визуально все сделать по-новому. Мне очень нравится наш старый сайт, но он был скорее сайтом журнала, а хотелось - и пора было - делать что-то гораздо более оторванное.

То есть теперь вы воспринимаете себя как совсем отдельное СМИ? А что тогда объединяет журнал и сайт, кроме бренда "Большой город", и в чем они расходятся?

Ну, во-первых, все материалы журнала появляются на сайте. Но сайт шире, у него есть масса возможностей, которых у журнала нет, и не пользоваться ими глупо. Бумажное издание должно делаться очень по-особенному, иначе мало кому сейчас придет в голову специально его искать. Материалы сайта - это то, что у тебя так и так все время мелькает и в ленте новостей, в Facebook, "Вконтакте", и даже в Twitter. То есть сайт воспринимается иначе. Журнал же должен тебя заставить целенаправленно пойти и найти следующий номер. Журнал - гораздо более цельная вещь, потому что у него есть содержательное начало и конец, и есть временнóе начало и конец. У сайта нет начала и конца - ни временнóго, ни содержательного, есть только время выхода материалов и рубрикация. У сайта даже точка входа неизвестна: кто-то заходит с главной страницы, а кто-то - сразу в какой-то конкретный материал, по ссылке пришел.

Почему, собственно, вам было важно сделать его другим СМИ, не просто отражением журнала?

Случается какая-то новость, и бывают две ситуации: первая - у тебя сдача номера завтра, вторая - у тебя сдача номера через две недели. В первом случае ты сдаешь номер завтра, успеваешь сделать какую-то ерунду, а выходит он через неделю. Во втором случае, пока ты две недели делаешь что-нибудь хорошее, все остальные уже про это все давно написали. Кроме того, у всех сейчас бесконечная гонка за скоростью и форматами. К сегодняшнему вечеру ты про Самуцевич узнаешь все: что думают про ее освобождение ее адвокаты, ее старые адвокаты, как комментируют это другие адвокаты, что думают по этому поводу все правозащитники, увидишь сравнения, листалки из фотографий из СИЗО, инфографику и еще что-нибудь неожиданное. В таких случаях в журнале ты либо пропускаешь это, либо становишься повторюшкой, причем повторюшкой, которая через две недели еще что-то там бубнит. Поэтому в журнале совсем по-другому должны делаться материалы, а с сайтом мы как раз начинаем вступать в эту безумную гонку: "Давайте сделаем листалку, ах нет, колонку, ах нет, этому уже заказал тот-то, а мы закажем кому-нибудь еще".

Когда мы запускали сайт год назад, мы на самом деле понятия не имели, чем он будет отличаться от журнала. Мы понимали, что есть потребность быстрее выкладывать какие-нибудь истории, репортажи, с которыми бессмысленно тянуть две недели. За этот год стало понятно, что есть некие направления и типы материалов, которые нам интересно делать - и имеет смысл делать - именно на сайте.

Например, медицина, вся эта история с "Врачами Большого города". Это отдельное направление, которое, мне кажется, должно жить отдельной жизнью, потому что у людей есть интерес не только к так называемому "велнессу" (типа пейте свежевыжатый сок и худейте), а им интересно, кто их вообще может лечить в случае чего, к какому врачу обратиться, в какую клинику пойти. Система здравоохранения - это же абсолютно темный лес. Если у тебя что-нибудь серьезное, ты звонишь кому-нибудь из знакомых и спрашиваешь: "Скажите, у вас есть хороший гастроэнтеролог?" Допустим, мне есть кому позвонить, а кому-то - нет. А если у тебя несерьезное что-то, конъюнктивит, например, вот куда ты идешь? В районную поликлинику? Она хорошая? Может быть, она хорошая, а может быть, и нет. Ты этого не знаешь. Ты готова заплатить деньги, а в какую платную клинику идти? Все это мы хотим взять на себя и помочь людям сориентироваться. Мне это кажется ужасно интересной и вполне востребованной темой.

Та же история с образованием. Мне стало вдруг очень интересно, как МГУ так быстро потерял свою репутацию главного университетского бренда страны. Или вот история была с Еленой Вигдоровой (преподаватель литературы на подготовительных курсах РГГУ, которую сначала уволили, а после скандала в самом РГГУ и соцсетях пообещали восстановить в должности - прим. "Ленты.ру"). Это же на самом деле интересная вещь не потому, что уволили или не уволили, а потому, что стало понятно: никому нет дела, хороший преподаватель на этих подготовительных курсах или нет. То есть интересные и толковые абитуриенты для администрации вузов не приоритет. Или мне интересно, так ли хороша "Вышка" ("Высшая школа экономики" - прим. "Ленты.ру"), как о ней рассказывают. То же самое мы делаем про школы - в рубрике "Учителя Большого города".

Какие форматы вы собираетесь использовать в таких рубриках? Интервью с экспертами, что еще?

Мы собираемся использовать формат гидов - "БГ" проводит отбор за читателя, выбирает пять лучших отделений неврологии Москвы или пять агентств, которые отправляют лечиться за границу, - какие условия они предоставляют, сколько это стоит. Мы выдаем список, и это значит, что ты получаешь уже отрекомендованную информацию. Есть "Люди Большого города" - это профайлы, которые мы делаем на разных специалистов - врачей, учителей, ректоров, профессоров, юристов, воспитателей. Будут инструкции для решения самых разных бытовых и городских проблем - как оплатить штрафы, которые ты давно потерял, например.

Мы не выдумываем новых форматов, в этом смысле история - по-прежнему наша главная ценность. Вот с новостями нам приходится выше своей головы прыгать, выдумывать, выкручиваться. Когда одну и ту же историю рассказывают все подряд, тебе приходится выдумывать, что ты, например, ее расскажешь от лица дворняги, потому что от лица всех остальных ее уже все рассказали.

Вы хотите стать своего рода справочно-информационной службой? Новости и гиды будут приоритетом?

Это один из приоритетов. Второй приоритет - это раздел локальных новостей, который мы собираемся развивать. Это идея Филиппа Дзядко (главный редактор журнала "Большой город" с октября 2007 года по июнь 2012 года - прим. "Ленты.ру"), которая появилась около года назад. Уже год есть человек, который этим занимается. И мы никак только не могли понять, как это технологически сделать: должны ли добавлять туда новости редакторы или обычные люди и как им это делать. Потом мы просто решили, что есть человек и есть район, который он делает, вот у него Facebook - пусть тренируется. Сейчас у нас десять районов. Мы запустим "Локальные новости" и на сайте, как только доделаем все, что нужно технически для этого. И как только будут появляться люди, готовые вести другие районы, мы будем их добавлять. Управляет всеми этими людьми один редактор Серафим Ореханов.

Это история про твой район. Вот ты живешь на "Беговой", мы рассказываем про места там, про каких-то заметных персонажей, про старые дома, печатаем объявления, где по соседству ты можешь что-то забрать даром или купить. То есть "Большой город", только суженный до района.

В идеале вы хотите покрыть всю Москву так?

Да, да, у нас уже есть даже блог новой Москвы. Он пока покрывает всю новую Москву, это довольно смешно звучит, учитывая, что она гигантская.

"БГ" всегда ходил вокруг маленьких историй. Это наше бесконечное желание сделать живым пространство вокруг себя. Например, вокруг нас очень много стариков и мы на них смотрим, но ничего о них не знаем. Раз в год мы делаем номер, где рассказываем несколько историй их жизни, очень подробно, мы никогда их особо не отбираем, но каждая жизнь оказывается интересной. Или ты видишь кафе, а на самом деле у этого кафе есть владелец, и это молодая пара, которая набрала кредитов, чтобы его открыть, потом они поссорились и кафе чуть было не закрылось, но к ним зашел ты и заказал кофе, и они подумали: может, у нас еще есть шанс. Таким образом, места, истории и вещи вокруг тебя становятся более живыми и родными. Это попытка сделать город более человеческим, нестрашным и понятным.

Что будет с традиционными общественно-политическими репортажами "БГ", не уйдут ли они в тень на фоне всех этих "справочно-информационных" материалов?

В отличие от бумаги, сайт - пространство резиновое. Естественно, они никуда не уйдут, больные, ущемленные и оскорбленные всегда с нами. Нас все время обвиняли и коллеги, и читатели в том, что мы только и делаем, что боремся, и даже если и пишем про кого-то, то только потому, что он неудачник или смертельно болен. Мы пытаемся теперь сделать более свежее, веселое, добродушное, молодое лицо. Это не значит, что мы в душе стали какими-то другими, душу ради светлого, "воздушного" дизайна мы не продали.

То есть сирые и убогие в "БГ" остаются?

Да, просто мы теперь с немного американской улыбкой на лице это делаем.

Когда Филипп Дзядко уходил из журнала, одной из причин он называл как раз то, что инвесторы требуют от него большего уклона в "лайфстайл", тогда как ему такие изменения кажутся "неадекватными и, мягко говоря, неуместными" в нынешней ситуации. А перед вами ставили такие задачи? Вот чтобы вы стали более светлыми и воздушными?

Это очень сложно сказать. Когда тебя все время пинают, что ты мрачный и постоянно бубнишь про что-то грустное, тогда очень сложно отделить, сам ты решаешь стать более светлым или тебя вынудили.
Надо понимать при этом, что любой актуальный репортаж, скажем, Светланы Рейтер (специальный корреспондент "БГ" и Esquire - прим. "Ленты.ру") трафика набирает больше, чем любая ревизия штанов. Это вопрос внешнего впечатления, которое ты производишь. И в этом смысле мы никогда не откажемся от этого, и не только по идеологическим, но и по трафикообразующим причинам.

Ну а зачем вам вообще штаны тогда? Одно дело - ревизия больниц и учебных заведений, другое - штаны. На этом поле уже есть "Афиша", Look At Me...

У нас мало штанов. Но они нам тоже интересны, мы в них ходим, в конце концов. Мы не играем в специалистов в этой теме, и если мы поймем, что совсем глупость получается, то просто не будем этого делать.

За тот год, что существовал прежний сайт, были ли какие-то форматы или темы, от которых вы решили отказаться, потому что они не пошли?

Да, у нас был прекрасная "Утренняя хроника".

Как "Утро в городе" в The Village?

Это было до The Village. Но она превратилась в жутко криминальную сводку, настоящее НТВ: кто выпал из окна, кого застрелили, кого убили, кто чего украл. Несмотря на это, у нее была своя некая аудитория, люди, которые ждали ее по утрам. Но это был прямо настоящий криминальный час, и мы от нее отказались.

А какой формат, тема вам кажутся самыми удачными?

Я считаю, что одна из самых удачных и интересных читателю тем - "Люди Большого города", среди которых самые хорошие материалы про священников, врачей и учителей.

У вас, кстати, только православные священники?

Пока да. Но мы расширяем наши конфессиональные взгляды в рубрике "Вопросы мудрецам", когда мы обращаемся с вопросами о жизни к представителям разных конфессий. Пару лет назад делали большой материал: задавали разным мудрецам всякие жизненные вопросы, и политические, и семейные, и бытовые. К сожалению или к счастью, самыми интересными получились ответы священников и раввинов. И мы решили, что не будем делать многоконфессиональные материалы. Кстати, священников мы начали делать еще прошлой осенью, и какая тема-то оказалась актуальная к весне!

Мне кажется важным объяснить, почему нас так интересуют именно врачи и священники. Существует некоторый стереотип, что все врачи - убийцы, все священники - мракобесы, все учителя - звери. Наша задача - находить хорошее среди того, что принято считать беспросветным. Вот и все. Ведь про имамов такого стереотипа нет.

А "Полицейские Большого города" будут?

Мы думали про это, но это то, что очень сложно оценить.

В течение этого года вы активно использовали формат видео. Будете ли вы с ним и дальше работать, может, сделаете постоянный видеоблог?

У нас есть пара идей и есть видеоредактор Володя Афонский, который как раз снимает такие репортажи. Его видеорепортаж, когда случайно после выборов президента он увидел на "Китай-городе" толпу людей, которую собирали для митинга на Манежке, и затесался в нее, стал самым просматриваемым материалом на сайте вообще. Триста тысяч просмотров на YouTube. Поэтому для нас это важная вещь. С другой стороны, видео всегда смотрят хуже текста, потому что это требует от тебя гораздо больших усилий. Люди гораздо реже жмут на видео. Но в тех случаях, когда этим способом можно историю рассказать лучше, чем другим, мы, безусловно, будем использовать этот формат.

Вы же в одном холдинге с "Дождем", у вас не было идей насчет совместных видеопроектов?

У нас было довольно много идей, но ничего из этого не выходило. Несмотря на то, что мы, кажется, хорошо друг к другу относимся, у нас немножко разный стилистический взгляд на вещи. У них даже есть программа "День в большом городе", но она как-то отдельно существует. Без всякого злого умысла - никогда не получалось вместе что-нибудь сделать.

В ваших восьми фактах о новом сайте были заявлены подкасты и блоги. Это о чем?

Блоги - это, в первую очередь, районные блоги. Еще в каждом разделе свои блогеры будут, какие-то интересные нам люди. Например, мы договорились с учителем 57-й школы Сергеем Волковым, который активно участвует в общественном совете и следит за образовательной реформой. В разделе, посвященном детям, договорились попробовать с Людмилой Петрановской, психологом - я хочу, чтобы она делала подкаст, где дети будут звонить ей и задавать всякие вопросы. Еще у меня есть давняя мечта делать самой подкаст про отношения, когда звонят, задают тебе разные вопросы, а ты хоть и не психолог, не священник, не мама и не подружка, но у тебя же всегда есть, что посоветовать другим людям. Всегда же хочется сказать "Брось его, он тебе не пара", а не объяснять: "Вам надо тоже идти на компромиссы, не интриговать…" (смеется). Но пока, так сказать, не все еще продумано.

А журнал что-нибудь у вас перенимает - истории, форматы?

Да. Например, гиды изначально появились на сайте, а потом в журнале. Мы с Лешей Муниповым заходим друг к другу на редколлегию постоянно. Более того, Леша смотрит на сайт и говорит: "О, давайте возьмем!" или "Придержите врача, поставим в журнал". У нас нет отработанной системы. Иногда глупым образом получается, что мы заказываем один и тот же материал, и порой даже одним и тем же людям, поскольку очень давно работаем вместе.

В прошлогоднем интервью о перезапуске bg.ru Филипп Дзядко говорил, что сайт должен стать основной площадкой "Большого города". При этом весь последний год, естественно, все взоры были прикованы к журналу - спецвыпускам, обложкам, скандалам. Все-таки, где сейчас основная площадка "БГ" - на сайте или в журнале?

Я не маркетолог, не гендиректор и не бизнес-планер, и мне кажется всегда странным заявлять заранее, что станет основным. Есть какие-то факторы, влияющие на то, что людей в интернете становится больше, чем людей, которые читают бумагу. Или денег в интернете больше становится. Потом, опять же, понятно, что мы можем выдавать материалов гораздо больше и быстрее, чем это делает журнал.

Но мы, сайт, не конкурируем с журналом за право быть основной площадкой. Мы скорее должны и можем опираться друг на друга в это сложное для журналистской отрасли время, когда все конкурируют со всеми за все до последней капли желчи.