Новости партнеров

Мандат понятие растяжимое

Конституционный суд проверит процедуру лишения Гудкова депутатских полномочий

Конституционный суд России рассмотрел запрос по поводу законности лишения мандата депутата Госдумы Геннадия Гудкова. Заявители уверены, что нижняя палата парламента не может решать такие вопросы "без суда и следствия", причем одного следствия явно недостаточно. Представители власти убеждали заявителей: это не наказание, а "возвращение статус-кво" и вообще - помощь депутату в выборе жизненного пути.

Конституционный суд 20 ноября провел слушания по запросу группы 113 депутатов Госдумы, усомнившихся в конституционности пункта "в" части первой и части пятой статьи четвертой закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы РФ". Поводом для запроса послужила скандальная история с принудительным лишением полномочий замглавы фракции "Справедливая Россия" в Госдуме Геннадия Гудкова. На основании информации, полученной из Следственного комитета, думская комиссия по проверке доходов (комиссию контролирует фракция "Единая Россия"), обвинила Гудкова в занятии предпринимательством. В итоге 14 сентября 2012 года Госдума большинством голосов лишила Гудкова мандата - за "деятельность, несовместимую со статусом депутата". Гудков обвинения отрицал, а истинной причиной своих неприятностей называл сотрудничество с несистемной оппозицией и участие в многотысячных акциях протеста, начавшихся в декабре 2011 года.

Запрос о конституционности норм, на основании которых Гудков был лишен депутатских полномочий, изначально подписали 116 депутатов, но трое парламентариев позже отозвали подписи. В связи с этим полпред президента в КС Михаил Кротов вновь поднял вопрос о необходимости заверения подписей депутатов под запросами. 14 ноября, когда КС рассматривал запрос о конституционности положений о прямых губернаторских выборах, Кротов уже предлагал суду пересмотреть свой регламент в этом смысле. Ответа ни тогда, ни в этот раз он не получил.


Геннадий Гудков во время заседания Госдумы. Фото ИТАР-ТАСС, Станислав Красильников

В спорных положениях закона "О статусе члена Совфеда и депутата Госдумы" говорится об основаниях и порядке досрочного лишения полномочий парламентариев. Первая норма говорит, что полномочия парламентариев прекращаются, если депутат становится чиновником, входит в состав управления коммерческой организации или занимается "предпринимательской или другой оплачиваемой деятельностью". Депутату разрешено зарабатывать преподавательством, наукой "и иной творческой деятельностью"; главное, чтобы она полностью не финансировалась из-за рубежа. Процедура лишения депутатских полномочий подробно не прописана: в законе лишь сказано, что решение о прекращении депутатских полномочий по перечисленным основаниям "оформляется постановлением Госдумы". Предполагается, что этим документом определяется дата прекращения полномочий парламентария.

Группу депутатов-заявителей в КС представляла депутат от фракции справоросов Елена Мизулина и два адвоката - Елена Лукьянова и Вадим Прохоров. Представители заявителей просили КС расширить предмет рассмотрения, добавив в него взаимосвязанные положения, но суд им отказал. Глава КС Валерий Зорькин заявил, что противная сторона готовилась обсуждать только первоначально заявленные пункты законодательства. Кроме того, если заявители хотят оспорить еще какие-то пункты законодательства, им придется писать новый запрос, следовало из слов главы КС. Кроме того, суд не разрешил выступить эксперту Сергею Попову, пояснив, что вообще не назначал в этом деле экспертов, а лишь попросил профильных специалистов из двух вузов высказать свое мнение по поводу запроса.

Из выступлений заявителей следовало, что в их запросе о депутатском мандате нет ни слова о депутате Гудкове, запрос был подан "в порядке абстрактного нормоконтроля". Депутат Мизулина, выступавшая первой, предложила КС ответить на вопросы, допускают ли оспариваемые нормы закона "принудительное досудебное" лишение депутатских полномочий и является ли лишение депутатских полномочий за деятельность, несовместимую со статусом депутата, "мерой конституционно-правовой ответственности".

Конституция, как и закон о статусе депутата, запрещает депутату заниматься оплачиваемыми видами деятельности. Однако в основном законе ничего не сказано об ответственности за нарушение этих запретов, притом что порядок лишения парламентариев неприкосновенности в Конституции прописан отдельной статьей, напомнили заявители. Тем не менее, ответственность подразумевается самим фактом наличия запретов в Конституции, полагают юристы. Таким образом, у заявителей претензии не к наказанию, а к процедуре, в соответствии с которой оно было применено, в частности, к Гудкову.

Процедура эта была такой: из СК в Госдуму поступила информация о том, что Гудков совмещает депутатство и предпринимательство, затем последовали решение Госдумы о проверке этих сведений, комиссия по проверке доходов провела проверку и рекомендовала парламенту лишить Гудкова мандата. После этого информация была передана в СМИ, а Госдума приняла решение о лишении депутата мандата. Большая часть процедуры основывалась на "подзаконном акте даже не первого, а второго уровня" - положения о думской комиссии по проверке доходов, указывал адвокат Прохоров.


Вадим Прохоров, Елена Лукьянова и Елена Мизулина на заседании Конституционного суда. Фото Коммерсантъ, Александр Коряков

По мнению заявителей, процедура принудительного лишения депутатского мандата за нарушение конституционных запретов должна быть прописана так же серьезно, как процедура импичмента президента. Разве что вместо двух высших судов - КС и Верховного суда - в этой процедуре может быть задействован один. Его задачей должно стать установление факта нарушения депутатом конституционного запрета, считают заявители. В противном случае существующая процедура лишения мандата позволит думскому большинству "легко пересмотреть итоги свободных выборов", предсказывает Мизулина. Особенно с учетом того, что комиссия по проверке доходов создана на пропорциональной основе: восемь из 15 голосов в ней принадлежат депутатам-единоросам - и восьми голосов хватает как для работы комиссии, так и для принятия любого решения.

"Неправильная" комиссия, "нечеткие формулировки" законодательства, а также то, что сама Госдума может "размандатить" депутата простым большинством голосов, лишают депутатов от оппозиции законодательных гарантий деятельности и вынуждают подстраиваться под мнение думского большинства, обратила внимание Мизулина.

Представители президента и Госдумы в КС Михаил Кротов и Дмитрий Вяткин не согласились ни с одним из доводов заявителей. Их основной посыл: лишение депутатского мандата за действия, несовместимые со статусом депутата, - вовсе не наказание, а "возвращение статуса-кво". Более того, полпреды считают, что у оппозиции не может быть проблем из-за процедуры отъема мандата, поскольку мандат при пропорциональной избирательной системе остается все равно у той же партии. Вяткин доказывал, что лишение депутата полномочий является актом принуждения к самой Государственной Думе, а вовсе не к депутату. Кроме того, по словам Вяткина, депутату "дается выбор" - быть депутатом или, например, бизнесменом: "Мы речь ведем о том, чтобы дать возможность гражданам реализовать себя во всех сферах деятельности". А если воспринимать отъем мандата как санкцию - тогда нужно будет преследовать и депутатов предыдущих созывов, совмещавших работу в парламенте с предпринимательством, что, по мнению Вяткина, "было бы недопустимо".

Кротов предложил вообразить, что депутатом Госдумы избрался 18-летний подросток, который не знал, что родители приписали ему лишние три года, то есть по паспорту ему 21. Такому избраннику мандат не дадут, но это будет вовсе не санкцией, указал президентский представитель. Сравнивать процедуры лишения депутатских полномочий и импичмента президента защитники закона последовательно отказались, так как импичмент предполагает совершение президентом уголовного преступления, а в случае с депутатом никакого нарушения закона нет.

"Как же так, нарушение Конституционной нормы не является правонарушением?!" - возмутилась Лукьянова, обвинившая Кротова в отсутствии правовых знаний. Тем не менее, мнение полпредов поддержали и Генпрокуратура, и Министерство юстиции. При этом Минюст не стал объяснять адвокату Прохорову, как он умудряется поддерживать полпредов президента и Госдумы, если в своем письменном заключении он также рассматривает лишение мандата депутата за нарушения конституционных запретов как санкцию, а полпреды - нет. Лукьянова за нападки на оппонентов удостоилась отдельного замечания Зорькина, который извинился перед полпредами за то, что "не смог внушить" всем, что в КС нужно быть вежливыми. Свою позицию по этому запросу КС сформулирует на специальном закрытом заседании.