Время учить иероглифы

Китай заключил крупнейшую сделку с компанией из США

Любители порассуждать на тему глобального господства КНР получили очередной повод для дискуссии: 10 декабря китайские предприниматели побили рекорд пятилетней давности, заключив самую дорогую сделку с американской компанией. Группа инвесторов из КНР приобрела контрольный пакет акций крупнейшей после GECAS авиализинговой компании - ILFC. Стоимость сделки составила 4,2 миллиарда долларов. Китайцы продолжают скупать активы по всему миру, пользуясь открытостью рынков и экономическими трудностями, которые делают продавцов сговорчивее.

Экономические преобразования, осуществленные при Дэн Сяопине в 70-80-х годах, позволили Китаю к началу нового века достичь двузначных показателей экономического роста и выйти на второе место по ВВП в мире после США. Благодаря своим преимуществам в виде дешевой рабочей силы и наличия редкоземельных металлов КНР увеличила долю в мировом производстве с семи процентов в 2000 году до 19,7 процента в 2010 году.

За счет экономического роста и превышения экспорта над импортом КНР удалось накопить рекордные золотовалютные резервы. Часть средств Пекин через свои госкомпании инвестирует в зарубежные экономики. На первый взгляд может показаться, что Китай вкладывается во все сферы бизнеса без разбора - от энергетики и сырьевой промышленности до строительства яхт и виноделия. Тем не менее определенная логика у Пекина, безусловно, есть. К примеру, интерес к виноделию объясняется растущей популярностью вин в Китае - в стране все больше зажиточных людей, которые хотят тратить деньги "по-западному".

Коммунистическое правительство КНР как может поддерживает местные компании (преимущественно государственные) субсидиями и дешевым юанем. Благодаря заниженному, как считают во многих государствах, курсу национальной валюты китайские экспортеры получают конкурентное преимущество на зарубежных рынках. Правительство, в свою очередь, регулярно обращается к международным компаниям с просьбой научить своих финансистов правильно инвестировать за рубежом.

До 10 декабря рекордной американо-китайской сделкой считалась продажа доли в Blackstone Group корпорации China Investment за три миллиарда долларов в 2007 году. Еще до продажи ILFC 2012 год стал знаковым в торговых отношениях США и КНР. За первые восемь месяцев китайские компании заключили сделки на рынке слияний и поглощений на рекордную сумму - 7,8 миллиарда долларов.

Из последних крупных инвестиций КНР можно назвать покупку трети бразильской нефтяной компании Galp Energia за 3,5 миллиарда долларов. В феврале этого года PetroChina вложила, по данным СМИ, около миллиарда долларов в добычу сланцевого газа в Канаде.

В начале декабря стало известно, что также в Канаде одобрена крупнейшая зарубежная сделка китайской компании в сфере энергетики - государственная CNOOC купит нефтегазовую Nexen за 15 миллиардов долларов.

В целом бизнесмены из КНР в 2011 году вложили за рубежом 74,7 миллиарда долларов, что на 8,5 процента больше,чем годом ранее. Об этом, как сообщает China Daily, свидетельствуют данные министерства коммерции. Для сравнения, в 2002-2003 годах иностранные инвестиции КНР составили 2,7 миллиарда и 2,85 миллиарда долларов соответственно. То есть за девять лет показатель вырос в 27 раз.

Общий объем китайского капитала за рубежом по состоянию на конец 2011 года составил почти 425 миллиардов долларов. На государственные компании приходится около 90 процентов этой суммы. Частные организации пытаются сократить отставание: по итогам прошлого года они инвестировали за рубежом около половины от суммы всех вложений КНР.

По данным Министерства коммерции КНР, по итогам прошлого года Китай оказался на шестой позиции в мире по объему зарубежных инвестиций. КНР пока даже не в тройке лидеров, но это не должно смущать - когда-то и по размеру экономики Китай не входил в число гигантов. Во всяком случае, "китайская угроза" уже начала ощущаться многими западными компаниями. Особенно когда речь идет о борьбе за ресурсы.

Экономика не без политики

Приобретения КНР в традиционной сфере ее влияния - Азиатско-Тихоокеанском регионе, как правило, не вызывают бурного обсуждения в СМИ. Скупка же активов в США и Европе, напротив, привлекает к себе повышенное внимание, так как в этих случаях Пекин фактически действует на "чужой" территории, и к обсуждению сделок подключаются политики. В России китайцам и вовсе не удалось добиться существенных успехов; по крайней мере, в стратегические отрасли Москва пускает иностранцев неохотно.

Китайской экспансии способствуют долговой кризис в Европе и несговорчивость американских законодателей, которая фактически привела к понижению кредитного рейтинга США из-за затягивания обсуждения потолка государственного долга. На фоне нестабильности в Европе и США некоторые активы стали дешевле, а власти порой смотрят на бизнесменов из КНР как на спасителей. Ни Брюссель, ни Вашингтон, конечно, не хотят, чтобы все вокруг скупили китайцы, но в кризисные времена выбирать не приходится.

Их нежелание продавать все предприятия в одни руки понятно: в последнее время во всем мире твердят о грядущем экономическом господстве Китая. Одни утверждают, что Китай станет главенствующей державой к 2030 году, другие возражают, что эта страна уже захватила лидерство. Последние, как правило, ссылаются на тот факт, что Пекин является крупнейшим держателем американских гособлигаций после Федеральной резервной системы США и может, если захочет, распродажей этих активов устроить Америке полномасштабный кризис.

Индийский экономист Арвинд Субраманиан - один из ведущих экспертов по азиатскими экономикам - в прошлом году в одной из своих статей (.pdf) назвал доминирование Китая в мировой экономике неминуемым. Субраманиан рассчитал индекс влияния, в котором учтены три основных фактора: ВВП, объем торговли и объем долговых обязательств на балансе страны. Важность последнего фактора понятна; ВВП имеет большое значение, так как показывает объем ресурсов, которые страна может собрать для защиты интересов; второй фактор определяет, какое влияние государство может иметь на другие страны, закрывая или предоставляя доступ на свой рынок.

Экономист утверждает, что учел при своих подсчетах все, что можно учесть: старение населения, возможные спады в экономическом росте и другие факторы. Вывод получился неутешительным как минимум для США: к 2030 году ведущие позиции в мире будут принадлежать Китаю. ВВП КНР составит пятую часть глобального ВВП, тогда как доля экономики США во всем мире составит 15 процентов. Торговые объемы Китая превысят 15 процентов от мировых объемов, тогда как у США этот показатель будет в два раза меньше. К этому добавляется долг США, который только растет, в то время как Пекин, напротив, является крупнейшим в мире кредитором.

Самые убежденные конспирологи призывают остановить экспансию КНР на зарубежные рынки, которая, по их мнению, грозит чуть ли не уничтожить западную цивилизацию. Особенно в мрачных прогнозах преуспели американцы. Бывший кандидат в президенты США Митт Ромни выбрал борьбу с амбициями Китая в качестве одного из основных лейтмотивов своей предвыборной кампании (и проиграл).

Первенство Вашингтона в хоре критиков КНР, впрочем, не вызывает удивления: Америку может постичь та же участь, что и Великобританию во время Суэцкого кризиса в середине 60-х годов. Тогда США под угрозой отказа в финансовой помощи вынудили Лондон прекратить агрессию в отношении египтян, национализировавших Суэцкий канал. Великобритания отказалась от своих имперских амбиций фактически из-за денег. Америка сейчас находится в похожей ситуации, несмотря на все нынешние экономические преимущества.

ЕС и США ратуют за открытую глобальную экономику, но когда речь заходит о покупке их активов инвесторами из КНР, сразу же вспоминают о национальных интересах. Китайцы, напротив, свою экономику для иностранцев открывают неохотно и, приобретая зарубежные активы, требуют от иностранных партнеров еще большей открытости. Стороны пытаются оспорить протекционистские меры друг друга по линии ВТО, однако торговая организация вряд ли внесет существенные изменения в сложившуюся ситуацию - когда речь идет о политике, а не экономике, торговый клуб бессилен.