Шпион и ветеран

Обама назвал кандидатов на посты глав ЦРУ и Пентагона

Чак Хейгел, Барак Обама и Джон Бреннан (слева направо)
Фото: Jason Reed / Reuters

Президент США Барак Обама 7 января объявил о выдвижении Чака Хейгела и Джона Бреннана кандидатами на посты министра обороны и директора ЦРУ соответственно. И если по поводу потенциального главы американской разведки ни у кого серьезных возражений нет, то против Хейгела ополчились сразу две группы, редко способные найти общий язык, - право-израильское лобби и левые прогрессивные пацифисты.

ЦРУ

Кандидатуру Джона Бреннана - нынешнего советника по борьбе с терроризмом - большинство американских наблюдателей назвали вполне адекватной посту директора ЦРУ. Свой путь к вашингтонским вершинам Бреннан начинал именно в этом ведомстве. Он неплохо знает Ближний Восток - в частности, арабский язык он совершенствовал во время учебы в Каире. Работал и оперативным сотрудником (проще говоря, шпионом), и аналитиком, занимал различные высокие государственные посты и руководил неправительственными аналитическими центрами, занимающимися ближневосточными исследованиями.

Еще одним плюсом кандидатуры Бреннана является то обстоятельство, что он - плоть от плоти и кровь от крови ЦРУ - ведомства, традиционно отторгающего "чужаков", пришедших туда работать, например, из ФБР, Пентагона или Государственного департамента. Последней жертвой этой нелюбви стал предыдущий глава ЦРУ армейский генерал Дэвид Петрэус, которого многие разведчики считали выскочкой, выбившимся в люди благодаря ранней женитьбе на генеральской дочке и умелому пиар-сопровождению карьеры. Он ушел в отставку после года работы в Лэнгли, после того как у него совершенно случайно обнаружилась любовница.

У Бреннана сложностей подобного рода возникнуть не должно: по данным многочисленных источников, в ЦРУ к нему относятся благожелательно, общего желания поскорее избавиться от него не наблюдается. У Обамы есть и еще один повод назначить одного из своих ближайших соратников начальником внешней разведки. В Вашингтоне все чаще говорят о необходимости пересмотра нынешнего стиля работы "конторы", ориентированной на спецоперации против террористов, и вернуть ей традиционные функции по сбору и анализу информации. Бреннан - фактический автор идеи использования беспилотников ЦРУ для борьбы с терроризмом - должен защищать любимое детище Барака Обамы от критиков, настаивающих на негуманности подобной практики. Раньше он это делал в должности советника по борьбе с терроризмом, но новое назначение добавит веса его словам.

Про бреннановскую программу использования БПЛА в контртеррористических целях надо сказать отдельно. Именно Обама подписал закон, позволяющий президенту (то есть ему же самому) "при наличии достаточной информации" безо всякого суда решать, кому из его сограждан жить, а кому - нет. Собственно, при действующем главе государства это право и было впервые реализовано. 30 сентября 2011 года ударом с воздуха впервые безо всякого суда преднамеренно был убит гражданин США Анвар аль-Авлаки.

Американские борцы за гражданские свободы очень недовольны подобными методами установления и наказания виновных. Обаме объектом их критики становиться совсем не хочется, поэтому огонь на себя должен будет принять Бреннан.

Единственным неприятным для американской элиты эпизодом, способным помешать протеже Обамы получить одобрение сенаторов, является не вполне ясная история его участия в пытках подозреваемых в терроризме. Бреннан категорически отрицает, что во времена Джорджа Буша санкционировал "усиленные методы допроса". Но никаких доказательств своей непричастности к пыткам людей в секретных тюрьмах и в Гуантанамо он так и не представил. По мнению правозащитных организаций и политиков левого толка, тут должна быть полная ясность, поскольку палачам не место во главе мощнейшей спецслужбы мира. К голосам недовольных присоединился даже республиканский сенатор Джон Маккейн, который во вьетнамской тюрьме на собственной шкуре испытал все прелести "усиленных методов допроса". По словам одного из главных "ястребов" Вашингтона, возможная причастность Бреннана к пыткам должна быть полностью опровергнута, иначе он не сможет проголосовать за него.

Однако большинство сенаторов не обладает столь богатым жизненным опытом, как сбитый над Ханоем пилот ВМС США Маккейн, поэтому никакой аллергии на Бреннана у них нет. Кроме того, за глаза о Маккейне говорят, что он до сих пор не может простить Обаме поражения на президентских выборах 2008 года, поэтому проголосовал бы даже против себя, если бы его выдвинул Обама. Назначение Бреннана в этих условиях - почти решенное дело. Но вот про Чака Хейгела того же не скажешь.

Пентагон

По странному стечению обстоятельств, жизненный опыт кандидата на пост министра обороны США ничуть не беднее маккейновского. В том же 1967 году, когда советская ракета нашла во вьетнамском небе самолет будущего сенатора, Хейгел ушел добровольцем на войну во Вьетнаме. Получив звание сержанта, он командовал взводом в составе 9-й пехотной дивизии, участвовал во многих сражениях - и в городах, и в джунглях. Интересная деталь: в его взвод случайно направили служить его младшего брата Тома. Братья не раз оказывались в тяжелых ситуациях, спасая друг другу жизнь. Старшему как-то раз пришлось вытаскивать младшего из горящего бронетранспортера, при взрыве которого оба были тяжело ранены. В общем, Хейгел имеет самое непосредственное представление о том, что такое война.

После Вьетнама идеологические пути Чака и Тома Хейгелов разошлись: первый обнаружил в себе интерес к идеям Республиканской партии и с гордостью заявлял, что защищал свою страну. Второй же назвал всю эту войну бесполезным бредом, отучился и остался преподавать в университете, заняв лево-пацифистскую позицию.

Пока Том Хейгел с университетской кафедры проповедовал мир и всеобщее благоденствие, его старший брат занялся благоденствием собственным: Чак Хейгел стал успешным бизнесменом и за два десятка лет заработал миллионы долларов, вовремя вложившись в только появившиеся сотовые сети. В 1996 году он оставил бизнес, избравшись сенатором от штата Небраска. В 2002 году его переизбрали на эту должность.

Все это время он, впрочем, не переставал интересоваться вьетнамской кампанией. По словам знающих его людей, "он читал каждую книгу о той войне, какую только видел". Постепенно взгляды Хейгела менялись, он стал выступать в Сенате с антивоенных позиций, чем неизменно вызывал недовольство администрации тогдашнего президента Джорджа Буша и однопартийцев-республиканцев.

Более того, интересы Хейгела вышли за рамки Вьетнама, он начал интересоваться ближневосточными конфликтами, в том числе - палестинско-израильским. Мысли Хейгела по поводу этого противостояния стали настоящей ересью для большинства его коллег. Слова о том, что палестинцы имеют не меньше прав на Святую землю, чем евреи, а также о порочности безусловной поддержки Израиля пробудили вулкан в виде Американо-израильского комитета по общественным связям (AIPAC). Эта организация считается крупнейшим и наиболее влиятельным лоббистом в США, отстаивающим интересы израильских правых. Мало кто может рассчитывать на хоть сколько-нибудь серьезную должность в Вашингтоне, если AIPAC по каким-то причинам недоволен этим человеком. В журналистской среде даже говорят, что Конгресс и Сенат "запуганы" всемогущими лоббистами. Иллюстрацией небезосновательности такого мнения может служить последнее выступление израильского премьер-министра Биньямина Нетаниягу перед обеими палатами Конгресса: американские законодатели устраивали ему стоячие овации на зависть советским партийным вождям.

Возможно, именно поэтому в 2008 году Хейгел не стал переизбираться на новый срок в Сенат и отказался от президентских амбиций, на которые ранее намекал. Кстати, разговоры о том, что Обама может назначить "доброго друга Чака Хейгела" министром обороны, начались еще после первой победы нынешнего хозяина Белого дома. Однако тогда свежеизбранному президенту было крайне опасно ссориться с влиятельными лоббистами - можно было и не переизбраться.

В результате Хейгел сконцентрировался на академической карьере, став преподавателем в Джорджтаунском университете. Кроме того, он вошел в руководство крупнейших компаний (например, нефтяного гиганта Chevron Corporation и не менее известного банка Deutsche Bank Americas). Однако долго прозябать вне центра политической жизни ему не пришлось.

Обама не забыл своего друга и стал готовить его к назначению на давно обещанную должность. Понимая сложность ситуации, Белый дом сначала пошел на "утечки" информации о выдвижении Хейгела. Это вызвало крайне негативную реакцию лоббистов. 3 января в печатной версии газеты The New York Times на правах рекламы была опубликована огромная статья на разворот, в которой Хейгел был выведен в исключительно зловещих тонах. Авторы предрекли развал Пентагона, крах израильско-американских отношений, ослабление США и прочие ужасы в случае назначения Хейгела министром.

Белый дом тем временем тянул с официальным выдвижением Хейгела, очевидно оценивая его шансы на утверждение Сенатом. По мнению специалистов, администрация "пересчитывала по головам" тех, кто все-таки проголосует за выдвиженца Обамы. По всей видимости, результат подсчетов оказался удовлетворительным: президент выдвинул Хейгела официально. При этом попросил не затягивать процесс - чтобы никто случайно не передумал.

Интересно, что претензии к Хейгелу высказали не только израильские лоббисты и неоконсерваторы, но и противоположный политический фланг - левые и пацифисты. Кандидату на пост главы Пентагона припомнили, что при всей своей миролюбивой риторике он голосовал за ввод войск в Косово, за вторую войну в Ираке, за все до единого увеличения военного бюджета, за ограничение прав и свобод американцев, за сокращение налогов на богатых и так далее. На деле же в Сенате Хейгел поддерживал практически все инициативы Джорджа Буша, хотя и любил его покритиковать. Для американских левых Хейгел - типичный приспособленец, у которого между словами и делами нет никакой связи.

На левом фланге американского политического спектра полагают, что с таким министром обороны продолжится необоснованный рост военных расходов, суицидальные военные авантюры по всему миру и создание бесполезных, но крайне дорогостоящих образцов оружия. Впрочем, скрепя сердце, они готовы не препятствовать назначению "ужасного" Хейгела. Тут очень любопытная мотивация: левым и пацифистам просто очень хочется посмотреть, как после такого плевка со стороны Обамы будут утираться американские неоконы, израильские лоббисты и лично Биньямин Нетаниягу.

Стоит также отметить, что в ближайшее время должно состояться еще одно важное назначение в американской администрации. Ожидается, что верхняя палата парламента безо всяких дебатов утвердит сенатора от Массачусетса Джона Керри государственным секретарем США. Против кандидатуры нейтрального и профессионального политика выступит, пожалуй, лишь его коллега - Джон Маккейн.