Одна большая ложь

Лэнс Армстронг признался Опре Уинфри в применении допинга

Лэнс Армстронг и Опра Уинфри
Фото: George Burns / AP

Американский велогонщик Лэнс Армстронг, лишенный семи титулов победителя «Тур де Франс» и бронзовой медали Олимпийских игр 2000 года в Сиднее за применение допинга, впервые публично признал факт использования запрещенных препаратов. Свое признание Армстронг сделал в интервью Опре Уинфри, первая часть которого вышла в эфир в ночь на 18 января.

Интервью

«Давайте начнем с вопросов, ответы на которые хотят услышать люди со всего мира. Я жду ответов типа "да" или "нет"», — говорит, пожалуй, самая известная телеведущая в мире.

Напротив нее сидит 41-летний подтянутый мужчина с короткими волосами, слегка покрытыми сединой. Он нервно улыбается и время от времени прикрывает рукой рот (считается, что такой жест люди бессознательно делают, когда пытаются скрыть ложь). На мужчине нет галстука, он старается выглядеть расслабленным, но сидит в закрытой позе: нога на ногу, скрестив пальцы. Этот мужчина — Лэнс Армстронг, бывший герой мирового спорта, образец для подражания и кумир миллионов. Он пришел к Опре, чтобы впервые признаться в том, что на протяжении многих лет обманывал весь мир.

Опра начинает серию вопросов с самого главного: «Да или нет: употребляли ли вы когда-либо запрещенные вещества для улучшения спортивных результатов?» Армстронг кивает: «Да». «Да или нет: был ли одним из этих запрещенных веществ эритропоэтин?» — «Да». «Использовали ли вы кровяной допинг или переливание крови, чтобы улучшить ваши результаты?» — «Да». «Использовали ли вы другие запрещенные вещества, такие как тестостерон, кортизон, гормон роста?» — «Да».

Опра переходит к более конкретным вопросам — о том, когда и как именно он применял допинг, и Армстронг немного расслабляется — кажется, эту часть интервью он долго репетировал. Спортсмен рассказывает, что он начал использовать запрещенные вещества «в середине 1990-х», а закончил в 2005 году. После возвращения в спорт в 2009 году Армстронг, по его словам, допинг не применял, и третье место в «Тур де Франс» занял тогда честно. Между тем в докладе Антидопингового агентства США (USADA) говорится, что, судя по «паспорту крови» спортсмена, вероятность того, что в 2009 и 2010 годах он был «чистым», — один на миллион.

«Как по-вашему, можно ли выиграть «Тур де Франс» семь раз подряд, не применяя допинг?» — интересуется Опра. «По-моему, нет», — улыбаясь, отвечает велогонщик. Армстронг признается, что для побед допинг ему был необходим: «Это как накачивать шины или наполнять бутылки водой. На мой взгляд, это было частью работы».

«Я рассматриваю всю эту ситуацию как одну большую ложь, которую я повторял много раз», — говорит Армстронг, добавляя, что рак, который у него диагностировали в 1996 году, превратил его в человека, желающего победы любой ценой.

Велогонщик рассказывает о том, как он использовал допинг, и кажется, что он всячески пытается преуменьшить свою вину — например, говорит, что применял эритропоэтин, но «в небольших количествах». Сообщает, что его допинговая программа была «очень консервативной». Отрицает обвинения в том, что склонял к использованию допинга товарищей по команде. Опра смотрит на гонщика с недоверием, и Армстронгу приходится пояснять, что он был лидером команды, а лидер становится примером для остальных — и тут уж ничего не поделаешь.

Информацию о том, что он пытался подкупить Международный союз велосипедистов (UCI), спортсмен опровергает. Пожертвование в размере 100 тысяч долларов было именно пожертвованием, а не взяткой, подчеркивает Армстронг.

Велогонщик признается, что вел себя грубо по отношению к тем, кто обвинял его в применении допинга — например, по отношению к массажистке Эмме О'Рейли, которую он обозвал проституткой и алкоголичкой, а затем еще и подал на нее в суд. «Я проведу остаток своей жизни, пытаясь вернуть обратно доверие к себе и извиниться перед людьми», — уверяет Армстронг.

Реакция

Международный союз велосипедистов оценил признания Армстронга как «важный шаг вперед», но вряд ли можно сказать, что мнение руководства мирового велоспорта разделяют все — признания Армстронга вызвали неоднозначную реакцию. Многие обозреватели сочли, что они были запоздалыми и неполными, а Армстронг скорее играл в раскаяние, чем раскаялся по-настоящему — то есть сделал признание в «одной большой лжи» частью этой лжи.

Одним из тех, кто обвинял Армстронга в употреблении допинга, был его бывший друг и партнер по команде велогонщик Фрэнки Андреу. По его словам, в 1996 году, когда у Армстронга обнаружили рак яичек, спортсмен признался врачам, что принимал эритропоэтин, гормон роста, тестостерон, кортизон и другие стероиды.

В интервью Опре Уинфри Армстронг сказал, что пытался помириться с Фрэнки и его женой Бетси, которую он в прошлом оскорблял, но примирение не состоялось, поскольку Бетси была слишком обижена. После выхода интервью в эфир Бетси Андреу пришла в студию CNN и заявила, что она разочарована высказываниями Армстронга, так и не признавшегося, что в 1996-м, в больничной палате, ему уже приходилось рассказывать об использовании допинга.

«Ты был обязан мне, Лэнс, и ты облажался, — сказала Андреу. — Теперь ты думаешь, что мы тебе поверим? У тебя был один шанс сказать правду. Если он не собирается говорить правду, если он не может сказать: «Да, этот случай в больничной палате действительно произошел», — как мы можем верить всему остальному, что он говорит?» Свою речь Андреу закончила, едва сдерживая слезы.

Армстронгу не поверила не только Андреу, но и Всемирное антидопинговое агенство (WADA), глава которого Джон Фейхи заявил, что признание спортсмена является половинчатым, а его попытки оправдать свое поведение — это, по сути, мошенничество.

«USADA убедительно доказало, что Армстронг принимал допинг и после 2005 года. Поверить USADA или поверить Армстронгу? Я знаю, кому верить», — сказал Фейхи. Глава антидопингового агентства предположил, что велогонщик мог отрицать факт употребления допинга после возвращения в спорт, чтобы не попасть в США под уголовное преследование (по более ранним фактам применения допинга срок давности истек). По словам Фейхи, Армстронг изобразил сожаление в своих действиях только после того, как попался, а в своих признаниях не добавил ничего к тому, что уже было известно после публикации доклада USADA.

На то, что Армстронг не рассказал ничего нового, указал и автор The Washington Post Эрик Уэмпл. «Только официальному отчету, а не самому Армстронгу, можно доверять в попытке обозначить контуры аферы Армстронга», — пишет Уэмпл, комментируя интервью спортсмена.

Впрочем, не исключено, что часть признаний гонщика просто не вошла в эфир, ведь пока зрители увидели только половину интервью. Вторая часть будет транслироваться в ночь на 19 января. Однако, судя по первой половине программы, ожидать от Армстронга новых откровений не стоит. В конце концов, как написал сайт Deadspin.com, главное преступление Армстронга заключается в том, что он был большим засранцем. Судя по интервью Опре, таким он и остался.

Спорт00:07 8 апреля
Тора Брайт

«Я ломала челюсть и снова выходила на трассу»

Она принесла Австралии первое олимпийское золото в сноуборде. Но переехала в США