Апраксин рейд

На петербургском рынке задержали сотни мусульман

Сотрудники ОМОНа проводят задержание на Апраксином дворе в Петербурге
Сотрудники ОМОНа проводят задержание на Апраксином дворе в Петербурге
Фото: Петр Ковалев / Интерпресс / ИТАР-ТАСС

8 февраля в молельной комнате в Апраксином дворе в Санкт-Петербурге были задержаны несколько сотен мусульман. Фигурантами уголовного дела об экстремизме в итоге стали только шесть человек — и те, как в итоге выяснилось, были задержаны в других местах. Аналитики связывают облаву с самыми разными событиями — от срыва реконструкции Апраксина двора до противостояния двух официальных российских центров ислама.

Апраксин двор — один из старейших российских торговых центров. Первые торговые лавки были построены на земле, принадлежавшей дворянскому роду Апраксиных, в 1754 году. В 1862 году рынок почти полностью был уничтожен пожаром, однако вскоре его отстроили заново. Корпуса, сооруженные в 1870-1880-х годах, сохранились до наших дней.

В советское время Апраксин двор фактически сохранил свое назначение, став центром комиссионной торговли. А после распада СССР «Апрашка» превратилась в один из «диких рынков», столь характерных для девяностых годов. Массовая постсоветская миграция не привела к созданию настоящих гетто — однако функции гетто во многом стали выполнять подобные рынки. Законы РФ действовали на их территории весьма ограниченно, а купить в их недрах, по слухам разной степени достоверности, можно было фактически что угодно: от наркотиков и оружия до запрещенной литературы и «живого товара».

В «нулевых» годах власти начали потихоньку ликвидировать «дикие рынки» — по крайней мере, в центральных районах больших городов. В частности, в 2009 году был со скандалом закрыт Черкизовский рынок в Москве. Однако с «Апрашкой» так просто справиться не получилось.

Сложность состоит в том, что Апраксин двор — это не бывший стадион или кинотеатр. Исторически это именно рынок, и превратить его во что-то другое было бы затруднительно. Снести павильоны и построить вместо них жилой квартал или вуз мешают защитники старинной архитектуры. Если бы речь шла о каком-то менее масштабном учреждении, то его можно было бы превратить в «музей русского купечества». Но 14 гектаров — это явно слишком много для музея подобной тематики.

Таким образом, речь могла идти только о реконструкции. Проще говоря — о замене «неправильных» торговцев «правильными», а стихийных рядов — современными витринами. Нетрудно догадаться, что у мелких рыночных бизнесменов, воспринимающих «Апрашку» как свою вторую родину, эти идеи не вызвали горячего отклика. Да и крупные бизнесмены, которые могли бы позариться на освобождающиеся площади, тоже не проявили особого энтузиазма. Дело в том, что неподалеку от «Апрашки» расположен дорогой универмаг «Гостиный двор», где достаточно площадей для «приличных» торговцев.

Тем не менее, в 2006 году городские власти потихоньку посоветовали бизнесменам готовиться к реконструкции. А в 2008 году тогдашняя губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, выступая на VI Форуме малого предпринимательства, фактически вынесла «Апрашке» приговор. «Туда войти страшно! Контрафакт, наркотики — и это в центре города! Я уже не говорю про внешний вид. Это территория в любом случае подлежит преобразованию, она не может находиться в историческом центре города в таком состоянии», — заявила губернатор.

В том же году определился победитель конкурса на реконструкцию рынка. Госконтракт был заключен с компанией «Главстрой-СПб», входящей в группу Олега Дерипаски «Базовый элемент». Компания обещала вложить в преобразование рынка до 40 миллиардов рублей. По планам проектировщиков, к 2013 году «Апрашка» должна была превратиться в подобие исторического центра Праги.

Однако уже через несколько месяцев «Главстрой-СПб» столкнулся с позицией городского Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Проведя экспертизу, чиновники пришли к выводу, что сносить и перестраивать на «Апрашке» нельзя фактически ничего. Проектировщикам пришлось срочно перерабатывать свои планы.

Еще труднее оказалось договориться с бизнесменами. По закону только государство имеет право принудительно выкупать имущество у владельцев. Однако в случае с «Апрашкой» власти отказались взять на себя переговоры с торговцами, и «Главстрою-СПб» пришлось действовать самостоятельно. Ни предложение альтернативных площадей на улице Руставели, ни отключение коммуникаций не подействовали на людей, привыкших к «Апрашке». Они запускали бензиновые электрогенераторы и продолжали торговать за строительным забором.

В итоге 8 февраля 2013 года администрация Петербурга объявила об отказе от продления контракта с «Главстроем-СПб». Власти отметили, что «реконструкция» не только не принесла пользы, но даже нанесла убыток бюджету: если бы рынок не был официально закрыт, бизнесмены за минувшие пять лет заплатили бы налоги на сумму пять миллиардов рублей. «Главстрой-СПб», в свою очередь, не намерен сдаваться без боя — компания заявила, что непродление главного договора не влечет за собой автоматического расторжения множества договоров об аренде участков, обеспечении сохранности помещений и инвестициях. Просто так отказываться от них компания не собирается. В «Главстрое-СПб» считают, что власти должны или компенсировать подрядчику затраты на сумму 1 миллиард рублей, или доказать в суде, что условия контракта не выполнялись.

И буквально в тот же день, 8 февраля, на «Апрашке» была проведена масштабная облава на радикальных исламистов. Утверждается, что между спецоперацией и срывом реконструкции нет никакой связи. Но в таком случае это очень поразительное совпадение.

В облаве участвовали 20 спецназовцев «Града» ФСБ, 40 бойцов СОБРа «Гранит», 40 сотрудников ОМОН «Бастион», 40 оперативников Центра «Э» МВД, а также представители Федеральной миграционной службы и Следственного комитета. В 14:30 они блокировали молельную комнату на втором этаже 15-го корпуса рынка. Примерно за час до этого в комнате началась молитва, на которой присутствовало большое количество людей. В ФСБ утверждают, что спецназовцы уважительно позволили верующим завершить молитву. В то же время некоторые очевидцы приводят некрасивые подробности. Кто-то утверждает, что людей заставили выползать из комнаты на коленях, кто-то жалуется на удары по ягодицам.

По официальным данным, в ходе облавы был задержан 271 человек. Неофициальные источники сообщали о 700 задержанных. Среди них были уроженцы Северного Кавказа, приезжие из Азербайджана и Средней Азии (в том числе глава таджикской диаспоры в Петербурге, имам Абдурахман Акилов), граждане Афганистана и Египта, а также, по некоторым данным, Нигерии. По случайности в число задержанных попал журналист издания «Фонтанка.ру» Тимур Зайнуллин. Журналист свидетельствует, что кто-то из его «товарищей по несчастью» требовал немедленного освобождения, в противном случае угрожая позвать на помощь лично главу Чечни Рамзана Кадырова. Силовиков эта угроза не впечатлила.

По словам Зайнуллина, в полиции интересовались вероисповеданием задержанных и спрашивали о членстве в религиозных организациях. Также им показывали фотографии и называли клички каких-то людей, требуя рассказать все, что о них известно. Напоследок полицейские проверяли страницы задержанных в социальных сетях и снимали отпечатки пальцев. Зайнуллин отмечает, что с ним лично полицейские обращались вполне дружелюбно. Ему объяснили цель дактилоскопии: «А вдруг ты по горам с автоматом бегал?» Под конец кто-то из полицейских узнал в нем журналиста, и спросил, не обижается ли он. Услышав отрицательный ответ, полицейский напутствовал Зайнулина: «Ну тогда иди, пиши репортаж».

В целом благополучно история окончилась для большинства задержанных. Примерно десятерых депортировали на родину, а остальных отпустили. Фигурантами уголовного дела, в рамках которого проводилась облава, в итоге стали всего шесть человек — причем они были задержаны не на рынке. Имена пятерых из них, обезвреженных в частном доме на Ладожской улице, не называются. Подробно рассказывается лишь об одном фигуранте — 24-летнем уроженце Кабардино-Балкарии Мурате Сарбашеве, задержанном в коммунальной квартире в переулке Гривцова.

По версии следствия, Сарбашев, нелегально проживавший в Петербурге с 2008 года, в 2010-2011 годах разместил в интернете экстремистскую литературу и видеозаписи терактов. Журналисты, успевшие просмотреть страницу Сарбашева «ВКонтакте» до ее блокировки, свидетельствуют, что молодой человек действительно выказывал интерес к радикальному исламу. Он называл себя Сайфуллах (Меч Аллаха), публиковал видеозаписи терактов и обращения лидеров экстремистов. В то же время Сарбашев не чурался и страниц с изображением полуголых девушек. Стоит отметить, что во «ВКонтакте» можно найти немало таких пользователей. Борьба с ними ведется — но обычно не сопровождается масштабными спецоперациями на рынках.

Предполагается, что Сарбашев имеет отношение к созданию интернет-страницы экстремистской организации «Петербургский джамаат» («Али сунна валь джамаа»). В 2007 году трех членов организации с таким названием заподозрили в подготовке покушения на Матвиенко, но в 2008 году суд признал их невиновными. Не совсем ясно, дожила до наших дней та самая организация или Сарбашев создал новый «джамаат». Так или иначе, предполагается, что организация может быть связана с международным экстремистским сообществом «Братья-Мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»). Отметим, что это сообщество было создано в начале XX века в Египте — а среди задержанных на «Апрашке» были граждане этого государства.

Другие источники утверждают, что спецоперация могла быть направлена на борьбу с салафизмом (одно из направлений в исламе, достаточно расплывчатая общность, но «Братья мусульмане» к ней точно не относятся). В Узбекистане и Таджикистане жесткие авторитарные режимы не позволяют поднимать голову сторонникам салафии, поэтому узбекские и таджикские салафиты предпочитают действовать на территории России. Возможно, ФСБ обратила на них внимание. Сторонники данной версии подчеркивают, что задержанный на рынке имам Акилов возглавляет именно таджикскую диаспору. С другой стороны, журналистам стало известно, что во время облавы единоверцы пытались спрятать Акилова, утверждая, что он уехал не куда-нибудь, а в Египет (то есть на родину «Братьев мусульман»).

Впрочем, не исключено, что на самом деле ни о каком экстремизме речи не идет. На «Апрашке» могли столкнуться интересы двух вполне законных исламских духовных центров: Духовного управления мусульман европейской части России (Московский муфтият) и Центрального духовного управления мусульман (Уфимский муфтият). Имам Санкт-Петербургской мечети Равиль Панчаев подчиняется уфимской организации, а в молельной комнате на «Апрашке» отстаивают интересы Москвы. В связи с этим глава Координационного совета мусульман Петербурга и Ленинградской области Шамиль Мугаттаров предположил, что Панчаев может иметь отношение к организации облавы.

Сам Панчаев назвал эту версию «безосновательными домыслами». Однако он не стал притворяться, что хорошо относится к «Апрашке». По словам имама, в прошлом в рыночной молельной комнате уже находили наркотики, экстремистскую литературу и патроны. Панчаев не преминул использовать беседу с журналистами для напоминания о том, что Московский муфтият был создан лишь после распада СССР (Уфимский муфтият отсчитывает свою историю с 1917 года).

Что будет с Апраксиным двором на фоне всех этих событий? Председатель городского комитета по инвестициям Ирина Бабюк заявила, что администрация намерена разработать новый проект реконструкции рынка, а затем будет объявлен новый конкурс на реализацию проекта. По закону конкурс не могут объявить, пока не будут расторгнуты все контракты с «Главстроем-СПб». А «Главстрой-СПб», напомним, собирается оспаривать решение администрации в суде. При этом другие компании вряд ли будут активно претендовать на подключение к столь неоднозначному проекту. В общем, похоже на то, что привычной полулегальной работе «Апрашки» в ближайшие годы будут мешать исключительно облавы силовиков.

Обсудить
00:06 2 декабря 2016

«По-другому было и нельзя»

Как потомки сотрудников НКВД оценивают деятельность своих родственников
Сергей Лавров и Джон Керри, архивВ центре внимания
Почему Лавров стал самым популярным политиком на СМИД ОБСЕ в Гамбурге
«Верните наше будущее!»
О чем мечтают альтернативные правые — друзья Трампа и враги политкорретности
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Крым с навигатором и без
Как туристы верят спутникам, а местные жители над ними смеются
Рыночные отношения
Лучшие рождественские ярмарки Европы
Просто ми-ми-ми
Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
Подмосковные вечера
Как провести каникулы недалеко от российской столицы
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Повторяй за мной
Чернокожая модель восстала против стандартов красоты
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Кровавая пенсия
Чем занимаются знаменитые преступники, ушедшие на покой
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Кёрлинг по-крупному
Массовые аварии и другие скользкие видео в честь прихода зимы
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями