Короткая и беспощадная

Как медиасообщество отреагировало на закрытие «Русской жизни»

Логотип «Русской жизни»

О закрытии интернет-журнала «Русская жизнь» было объявлено 14 марта. Инвестор — медиагруппа «Событие» — сообщил о выходе из проекта из-за «недостаточной динамики сборов от рекламы». Права на бренд и публикации компания обещает передать журналистам; пока возобновить работу на прежнем сайте журнал не сможет — редакции закрыли доступ к домену russlife.ru.

«Русская жизнь» перезапустилась в октябре 2012 года. Проект стал сетевым продолжением бумажного журнала с таким же названием, который издавался с апреля 2007-го по июнь 2009-го, после чего закрылся. В качестве интернет-журнала «Русская жизнь» проработала меньше пяти месяцев, но успела за это время обзавестись значительной аудиторией (по заявлению издателя, 250 тысяч уникальных пользователей в месяц) и создать себе заметное имя.

Для нового сайта писали, среди прочих, Захар Прилепин, Татьяна Толстая, Олег Кашин. Каждому из постоянных авторов предлагалось в течение дня публиковать по несколько заметок на интересующие их темы (14 марта твиттер-аккаунт РЖ направил желающих почитать весь день Олега Кашина на сайт Kashin Daily). «Русскую жизнь» называли самым удачным примером переноса бумажного издания в Сеть и даже просто лучшим интернет-изданием последнего времени.

Известие о закрытии РЖ стало полной неожиданностью как для самих сотрудников, так и для их коллег из других изданий. В социальных сетях оно вызвало бурную реакцию, причем свои чувства представители медиасообщества выражали довольно непосредственно, не стесняясь в выражениях и не забывая личных обид — видимо, опять же, от неожиданности.

Наиболее популярная точка зрения такова: относиться к «Русской жизни» можно по-разному, но закрывать проект через четыре месяца — в любом случае не дело. Скоропалительность, с которой было принято это решение, больше говорит не о «Русской жизни», а об инвесторе.

Так, бывший генеральный директор ИД «Коммерсантъ» Демьян Кудрявцев, который, по его собственному признанию, не был большим поклонником ни одной из версий РЖ, замечает тем не менее, что люди, которые нанимают сотрудников, а спустя четыре месяца «сходят с ума, врут о причинах, не могут выйти и своими словами объясниться перед публикой — такие „инвесторы“ должны быть названы по имени и наказаны публичным презрением, потерей репутации, а по возможности — и денег».

Не менее решительно настроен медиа-менеджер Павел Власов-Мрдуляш: «Закрыть интернет-издание из-за „существенного отклонения от плановых экономических показателей“... через 4,5 месяца после запуска, вырубив при этом сервер? С намеком, что сайт заработает после передачи прав на архив редакции? Ну, молодцы, показали кому надо трюк „я не я, корова не моя“. Вы трусы, господа. И зачем было соваться, если не то что железных, а никаких яиц нет?»

Об этом же пишет и Глеб Морев (проект Colta.ru, в котором он работает, искал финансирование осенью 2012 года — одновременно с «Русской жизнью»): «Зато теперь мы так сказать видим, что такое цивилизованный испуганный/уставший русский инвестор и дикарь. Почувствуйте разницу» (пунктуация оригинала сохранена — прим. «Ленты.ру»). Примерно с тех же позиций выступил и журналист Георгий Биргер (GQ): «Инвестор, который перекрывает кислород проекту через 4,5 месяца после старта — вредитель, паразит и т.д. Ваш К.О.» Впрочем, в сценарии, который Биргер дает во втором посте на эту тему, виноваты обе стороны — и инвесторы, и редакция.

Противоположную точку зрения сформулировал Леонид Бершидский, работавший над запуском многих отечественных изданий, включая «Ведомости», Newsweek и Slon. «Закономерно, — написал он в Фейсбуке. — Туда никто не ходил, динамика отсутствовала тоже. Если при продаже проекта инвестору многое обещалось, а через три-четыре месяца уже очевидно, что обещания эти были нереалистичными, чего еще ожидать».

Наконец, главный редактор GQ Михаил Идов не стал анализировать случившееся, а предпочел свести личные счеты с главным редактором РЖ Дмитрием Ольшанским. В своем посте в Фейсбуке (впоследствии удаленном) он написал: «Это ведь Ольшанский, кажется, писал в FB недели этак две назад, что „Идов уже уволен, но еще этого не знает“? Удачи в поисках восемнадцатого инвестора — не сомневаюсь, вы его найдете. А я пойду закажу новые колонки Кашину и Давыдову, bitch».

Упомянутый в записи журналист Олег Кашин (сотрудничавший с РЖ) отреагировал довольно резко: «Не в моем положении вые**ваться, но я таких шуток не понимаю, и мой ответ — "Ну попробуй, закажи, а я посмотрю, как у тебя получится". Извинити».

Видимо, Кашин оказался не единственным, кто не оценил высказывание Михаила Идова, поскольку вскоре на странице главреда GQ появилась новая запись: «Ладно, пристыдили, снес предыдущий статус, что не умаляет ни моего уважения к авторам „Русской жизни“, ни отвращения к персонажам вроде Ольшанского».

А вот ни Ольшанский, ни шеф-редактор «Русской жизни» Александр Тимофеевский в обсуждения не вступают — по словам Тимофеевского, молчание связано с тем, что редакция по-прежнему надеется на благополучное разрешение ситуации.

Постскриптум

Интернет и СМИ00:0118 ноября

«Ой, а разве “Работница” еще жива?»

Этот журнал пережил войну и советскую пропаганду. И до сих пор на плаву