Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Нечто не из области экономики

«Лента.ру» попыталась узнать, когда «Газпром» будет стоить обещанный триллион долларов

Оператор по добыче нефти и газа ООО «Газпром добыча Ямбург»
Фото: Пресс-служба «Газпрома»

По итогам торгов 2 апреля капитализация «Газпрома» — самой дорогой компании России — впервые с первой половины 2009 года упала ниже 100 миллиардов долларов. Таким образом, газовая монополия все дальше уходит от заявленной цели подорожать до триллиона долларов и стать самой дорогой компанией мира. «Лента.ру» спросила у экспертов рынка о том, будет ли «Газпром» когда-нибудь стоить триллион долларов и почему его акции сейчас дешевеют.

Когда в июне 2008 года председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер говорил, что через 7-8 лет концерн будет стоить триллион долларов, капитализация компании составляла 360 миллиардов. С тех пор ценные бумаги газовой монополии подешевели более чем в три раза: если в первой половине 2008 года они торговались на уровне в 300-360 рублей за акцию (максимум был достигнут в мае), то сейчас они стоят по 132,4 рубля за штуку.

Основной удар по бумагам «Газпрома» был нанесен осенью 2008 года, когда цена одной акции компании упала до 114 рублей. Тогда это объяснялось резким снижением цен на энергоносители на мировом рынке, связанным с финансовым кризисом. «Послекризисный» максимум цен на акции газовой монополии был достигнут в апреле 2011 года: тогда за бумагу давали 234 рубля. Но потом капитализация «Газпрома» вновь начала снижаться, и это превратилось в тенденцию. Только с начала 2013 года акции концерна подешевели на 10 процентов. О том, насколько устойчива эта тенденция и сможет ли «Газпром» все-таки достичь стоимости в триллион долларов, «Лента.ру» спросила у рыночных экспертов и аналитиков.

Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «Финам»

Сумма в триллион долларов является очень смелой оценкой. Я бы не стал говорить о том, что у «Газпрома» сейчас есть драйверы для роста капитализации в десять раз. Конечно, в настоящее время компания недооценена, у нее есть фундаментальный потенциал для роста, но достижение такой высокой стоимости возможно только при «качественном прорыве», при внедрении каких-то новых технологий. Это даже не из сферы экономики, а скорее из области научно-технического прогресса.

Возможно, сильно увеличить капитализацию удастся в результате какого-то крупного поглощения типа покупки ТНК-BP «Роснефтью» либо серии поглощений. Но все равно должны включиться новые «прорывные» технологии; нужен рост рынков сбыта в два-три раза; необходимо увеличение рентабельности компании. Для того чтобы стоить триллион, она должна приносить огромные деньги. Нельзя забывать, что это классическая компания реального сектора, и в ней сложно добиться «мнимого» роста капитализации, как это было с доткомами или с Apple, которая в какой-то момент тоже оторвалась от реальной оценки. Я думаю, что достижение такой отметки точно не является ближайшей перспективой.

Разве что рассматривать какие-то катастрофические сценарии. Например, доллар резко обесценится в несколько раз и, соответственно, вырастет стоимость энергоресурсов. То есть капитализация изменится чисто формально. Но маловероятно, что при подобном сценарии развития ситуации в США потрясения минуют страны, являющиеся потребителями продукции «Газпрома», да и спрос на нефть и газ в такой ситуации существенно сократится.

Или, предположим, фондовые рынки развитых стран обрушатся и средства перетекут на развивающиеся рынки. Но и при таком раскладе, вероятно, коллапс затронет весь мир, а ликвидность на рынках скорее схлопнется, чем перераспределится, ведь в значительной степени все эти средства заняты в банках развитых стран и под залог активов в тех же развитых странах. Относительно «безоткатный» сценарий такого роста капитализации «Газпрома» может реализоваться разве что в случае каких-то серьезных потрясений в странах, являющихся крупными экспортерами углеводородов, — революций, войн, в том числе и гражданских, причем сразу в нескольких регионах — на Ближнем Востоке, в Латинской Америке, в Северном море…

С чем связано снижение капитализации «Газпрома» сейчас?

У этого есть целый ряд причин: проблемы газовой монополии, усиление конкуренции с «Роснефтью» и «Новатэком» и общее снижение потребления газа в Европе. Большой объем инвестиций «Газпрома» (направленные раньше и планируемые сейчас) начнет давать отдачу только через какое-то время, и для этого нужен быстрый рост мировой экономики. «Газпром» заточен на мировое потребление, это не локальный игрок, а транснациональная компания, сильно зависящая от мировой конъюнктуры, а вот она сейчас как раз не самая лучшая.

Насколько влияют на капитализацию текущие финансовые показатели?

По итогам прошлого года прибыль «Газпрома» снизилась на 37 процентов, что связано и с большими объемами инвестиционной программы, и с локальными проблемами компании. Но если посмотреть на другие крупные компании того же калибра, то мы увидим, что многие из них показывают снижение. Так, котировки металлургов в последние месяцы падают быстрее рынка. Нефтегазовый сектор сейчас находится не в лучшей форме. Потребление нефти и газа зависит от общего развития мировой экономики, ресурсы потребляются в момент подъема, чего пока не происходит. Я думаю, что в ближайшие годы акции «Газпрома» покажут тенденцию к улучшению, но чтобы достичь капитализации в триллион долларов, этого пока недостаточно.

Антон Старцев, ведущий аналитик инвестиционной фирмы «Олма»

Когда «Газпром» будет стоить триллион, сказать с точностью невозможно. Если бы можно было точно это знать, то компания, наверное, столько бы и стоила, поскольку инвесторы воспользовались бы такой возможностью. Почему капитализация компании снижается? Здесь влияют общие для рынка факторы. Если мы сравниваем текущую стоимость компании с показателями начала 2008 года, то за это время сильно изменилась картина на мировых финансовых рынках. В 2008 году произошел кризис и весь фондовый рынок сильно пострадал в плане оценок инвесторами, в том числе пострадал и «Газпром».

Сейчас «Газпром», если сравнивать его с мировыми компаниями-аналогами, торгуется по низким финансовым коэффициентам. Например, соотношение цена к прибыли меньше трех — это довольно низко. Компания недооценена, и потенциал для роста цен на акции есть, но он пока не реализован.

Чем это вызвано?

На мой взгляд, это связано с рисками, которые влияют на рынок акций по всему миру: речь идет о замедлении мировой экономики и ситуации в еврозоне. Это влияет на активность инвесторов, они предпочитают пока не наращивать позиции в акциях, а выводить средства из развивающихся экономик в защитные активы.

В «Газпроме» инвесторам также не очень нравятся стагнация добычи и сокращение чистой прибыли (по РСБУ). Последнее ставит под вопрос размер дивидендов. Но эти факторы, судя по низким сравнительным коэффициентам, уже отражены в котировках акций компании.

Николай Подлевских, начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент»

У «Газпрома» в последнее время много проблем: это и сокращение доли на газовом рынке Европы, и падение абсолютных продаж в 2012 году, и уменьшение на этом фоне прибыли, и снижение дивидендных выплат. Еще пару месяцев назад ожидалось, что дивидендная доходность будет достигать 5,5-6 процентов, но после выхода финансовой отчетности по РСБУ за 2012 год стало понятно, что она не превысит 4,5 процента.

Не следует забывать и о нарастающих угрозах для газовой компании. Масштаб их пока неизвестен, но их активно продвигают СМИ, что нервирует инвесторов и заставляет снижать вложения в акции. Напомню только основные из этих угроз: активная разработка сланцевых месторождений газа в США, замещение энергоносителей в Европе (за счет в том числе и сланцевой революции) и резкий рост рынка сжиженного природного газа по всему миру. Есть и более экзотичные новости, которые на кого-то достаточно сильно действуют. Например, добыча газа из метангидратов, которую недавно показали японцы. Здесь до реальных значимых цифр добычи еще как минимум десяток лет, но тем не менее такого рода сообщения могут оказывать эмоциональное воздействие на инвесторов.

Что касается прогнозов Миллера, то пока, на мой взгляд, перспективы для акций «Газпрома» скорее отрицательные. Я думаю, что на рынках грядет коррекция, и она будет сопоставима с тем ростом, который произошел с 2009 года (я напомню, что S&P сейчас находится на максимальных отметках). А вот дальше будет рост цен на все активы, включая и акции «Газпрома». Я полагаю, что если финансовая система не развалится через 3-5 лет, возможность триллионной капитализации «Газпрома» исключать нельзя. Хотя в такого рода прогноз уже не верит и сам Миллер — и я, скорее всего, окажусь в одиночестве.

Насколько принятие решений в самой компании соответствует цели увеличить ее капитализацию? Я говорю, например, о большой инвестиционной программе при снижении прибыли?

Конечно, здесь тоже очень много вопросов, в первую очередь по строительству газопроводов. С одной стороны, трубопроводная программа решает задачи диверсификации маршрутов поставок. Но, во-первых, она слишком затратная, а во-вторых, проводится на грани «непосильности». Если вспомнить планы по расширению «Северного потока», по строительству «Южного потока», по Восточной газовой программе, то становится понятно, что там можно закопать деньги в любых количествах. С другой стороны, какая должна быть альтернатива такой политике, сразу сказать непросто. Навскидку я бы забраковал «Южный поток», но в основном не берусь говорить, что в трубопроводных программах есть много лишнего.

С чем связано снижение объемов торгов акциями «Газпрома»? Как это влияет на цену?

Объемы торгов ценными бумагами снижаются на всей Московской бирже. То, что происходит с акциями «Газпрома», на мой взгляд, является одним из отражений общего тренда на снижение интереса к российским акциям. Если объемы торгов ценными бумагами «Газпрома» сравнить с динамикой торгов на Московской бирже, то мы увидим явную корреляцию. Снижение объемов торгов напрямую не влияет на динамику цен на акции компании. Скорее наоборот — это снижение объемов является индикатором снижения интереса и к акциям «Газпрома», и к нашему фондовому рынку в целом.

Экономика10:00Сегодня
Министр экономического развития РФ Максим Орешкин

Трансформация как путь к диалогу

Цели и механизмы масштабного проекта «Трансформация делового климата»