«Революция сегодня говорит на языке Корана»

Карлос Шакал решил оспорить пожизненное заключение

Ильич Рамирес Санчес в ноябре 2000 года
Ильич Рамирес Санчес в ноябре 2000 года
Фото: Reuters

Французский суд 13 мая начал рассмотрение апелляции венесуэльского террориста Ильича Рамиреса Санчеса, более известного как Карлос Шакал. Преступник, в 2011 году во второй раз осужденный на пожизненное заключение, все еще надеется, что приговор будет пересмотрен. Однако шансов добиться оправдания у международного террориста, по мотивам биографии которого написаны книги и сняты фильмы, уже фактически нет.

Международный террорист

Санчес родился в 1949 году в Венесуэле в семье марксистски настроенного юриста и его жены-католички. Рамирес — фамилия отца, Санчес — матери. Имя же Рамиресу Санчесу было дано не случайно — в честь небезызвестного Владимира Ильича. О настроениях в семье можно судить и по тому, что двоих младших сыновей назвали Лениным и Владимиром. Неудивительно, что уже в десять лет Ильич присоединился к молодежной организации Коммунистической партии Венесуэлы.

Под псевдонимом Карлос он был известен среди своих палестинских собратьев по революционной борьбе, которые прозвали его так из-за его латиноамериканского происхождения. А прозвище Шакал он получил в западной прессе после появления информации о том, что в ходе обыска в его вещах был найден роман английского писателя Фредерика Форсайта «День Шакала».

Журналисты рассудили, что он чем-то похож на главного героя романа — наемного убийцу, скрывающегося под псевдонимом «Шакал». Согласно сюжету книги, французская подпольная Секретная вооруженная организация (OAS) нанимает профессионального киллера-англичанина, чтобы тот убил президента страны Шарля де Голля. Позднее стало известно, что «Днем Шакала» вдохновлялись и другие террористы.

Некоторое отношение к Великобритании Санчес, как и Шакал, все же имел. Проучившись некоторое время в Каракасе, он вместе с матерью отправился в Лондон, где стал студентом Лондонской школы экономики. В Великобритании Санчес так хорошо выучил английский, что его «прикрытием» долгое время являлось преподавание этого языка. Затем Санчес поступил в Московский университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, правда, через два года, в 1970 году, его оттуда исключили. По некоторым данным — за неуспеваемость, хотя сам Санчес утверждал, что за нежелание вновь вступать в Венесуэльскую организацию молодых коммунистов. С этой версией, однако, не соотносится его же собственный рассказ о том, как перед отъездом из Москвы его вербовали в КГБ. Один из проректоров университета якобы пытался привлечь Санчеса к работе на СССР, заявляя, что он в любой момент может вернуться и получить визу этой страны.

Впрочем, о своих отношениях с советскими спецслужбами Санчес рассказывал скупо. С одной стороны, по его словам, ни ГРУ, ни КГБ никогда не чинили ему препятствий, а он «всегда старался избегать любых конфликтов с этими организациями». В то же время он указывал на достаточно хорошее знакомство с умонастроениями российских спецслужб: «Многие в КГБ не слишком мне доверяли, но встречались и такие, кто был настроен откровенно "прокарлосовски" — и в частных разговорах они этого не скрывали».

Однако, вместо того чтобы остаться в СССР, в 1970 году Санчес присоединился к Народному фронту освобождения Палестины — радикальной марксистской организации, целью которой являлось создание независимого палестинского государства. В то время это была одна из самых грозных группировок, которые на Западе признавались и до сих пор признаются террористическими. Санчес проходил обучение в лагере НФОП в Аммане в Иордании.

Террористическая борьба

Карьера Санчеса как профессионального убийцы началась не слишком успешно. Считается, что первым его опытом стало покушение в 1973 году на бизнесмена еврейского происхождения Иосифа Сьеффа, который возглавлял торговый дом Marks & Spencer и был почетным вице-президентом Британской сионистской федерации. Санчес пробрался в лондонский дом Съеффа и выстрелил в него, когда тот принимал ванну. Затем Санчес скрылся. Бизнесмену же удалось выжить.

Считается, что Санчес был причастен к серии терактов в 1975 году в разных городах Франции и в Лондоне, хотя точных данных на этот счет нет. Кроме того, он якобы пытался угнать два израильских самолета в аэропорту недалеко от Парижа.

Самым крупным терактом, который, по распространенному мнению, удалось спланировать и совершить именно Санчесу, являлся захват заложников в штаб-квартире ОПЕК в Вене в декабре 1975 года. Это событие по нынешним меркам выглядит совершенно невозможным, а его замысел поражает воображение даже тех, кто пережил теракты 11 сентября 2001 года.

Санчес вместе с сообщниками хотел захватить в заложники делегацию министров различных государств-членов ОПЕК, потребовать самолет и, перемещаясь с места на место, освобождать чиновников по одиночке в их родных странах. В обмен на жизнь министров террористы хотели, чтобы правительства этих стран выпустили из тюрем их соратников по «революционной борьбе».

Задумку удалось осуществить лишь частично. Группа террористов из шести человек захватила здание, где проходил саммит ОПЕК. В заложники попали более 60 министров. Австрийские власти по требованию боевиков каждые два часа транслировали по радио сообщение захватчиков, посвященное судьбе Палестины, а затем предоставили им самолет. Освободив часть заложников, террористы отправились в Алжир, где отпустили почти всех, кто у них оставался, затем в Триполи и снова в Алжир. Всего в ходе теракта были убиты три человека.

Не менее удивительно и то, что сами террористы не были арестованы, а некоторым из них было предоставлено убежище в Алжире.

Для самого Санчеса операция оказалась не такой уж успешной. Его исключили из НФОП, потому что он не убил двоих заложников, как требовало того руководство фронта. Впоследствии в прессе муссировались слухи о том, что за сохранение жизней двух чиновников правительство одной из арабских стран выплатило Санчесу значительную сумму.

Оставшись один, Санчес пустился в свободное плавание и попробовал создать собственную революционную организацию. В конце 1970-х годов он стал сотрудничать со спецслужбой ГДР — Штази. Как стало известно из архивов этой спецслужбы, в Восточном Берлине у него было свое помещение и 75 помощников. Именно оттуда, предположительно, он планировал ряд терактов в Европе. Пытаясь добиться освобождения своих сообщников, в том числе своей подруги, Санчес в 1982-1983 годах осуществил четыре теракта во Франции на вокзалах и в поездах. Жертвами взрывов стали 11 человек, а ранено было около 150.

Из-за терактов давление на страны, где скрывался Санчес, усиливалось, и они отказывались предоставлять ему убежище. Сначала он два года прожил в Венгрии, потом пытался осесть в Ираке, Ливии и на Кубе. С 1985 года жил в Сирии, а когда его выслали и оттуда, скрывался в Иордании и затем в Судане.

Шакал в клетке

Именно в Судане Санчес и был задержан в 1994 году в ходе спецоперации, по некоторым данным, щедро проспонсированной властями Франции и США. Думал ли Карлос Шакал, подозревавшийся в совершении преступлений по меньшей мере в пяти европейских странах, что в итоге остаток жизни он проведет за решеткой? Сложно предположить, однако выбора у него не было — его экстрадировали во Францию.

В 1997 году Санчеса впервые приговорили к пожизненному заключению за убийство в 1975 году во Франции трех человек, в том числе двух сотрудников спецслужб, которые вышли на его след.

При таком полумифическом, полуреальном «послужном списке» было бы странно посадить Санчеса «всего лишь» за три убийства, и следователи продолжили работу. Часть материалов, для того чтобы подкрепить доводы обвинения, были получены из архивов Штази. Они стали доступны после объединения Германии, однако их анализ занял достаточно продолжительное время.

В итоге обвинители смогли доказать, что Санчес был причастен к четырем терактам, совершенным на территории Франции в 1982-1983 годах. По этому делу в 2011 году международный террорист вновь был приговорен к пожизненному заключению.

В ходе процесса Шакал не признал своей вины и подал апелляцию, надеясь на пересмотр дела. Другое его требование заключается в том, чтобы его экстрадировали на родину — в Венесуэлу. Однако это, как и изменение наказания, кажется крайне маловероятным.

«Я был и остаюсь революционером и коммунистом»

Главный герой «Дня Шакала» погиб достойной для людей таких профессий смертью, в ходе исполнения своего боевого задания — при покушении на убийство Шарля де Голля. У Карлоса Шакала такой возможности, вероятно, уже не будет.

Тем не менее за почти двадцать лет заключения при помощи автобиографии и многочисленных интервью Санчес сумел рассказать миру о том, за что он боролся и какие цели преследовал. Его идеология кажется не слишком понятной смесью марксизма, ленинизма, проповеди террористической борьбы и ислама.

Санчес объяснил, что боролся с империализмом, причем террористами, по его мнению, являются не такие «профессиональные революционеры», как он, а как раз правительства США и Израиля: «Цивилизованные натовцы для того, чтобы уничтожить одного человека, убивают сотню невиновных».

Как заявлял Санчес, ему близок марксизм в ленинской интерпретации. Идеалами революционеров, «посвятивших себя борьбе за освобождение человека», для него, помимо собственно Ленина, были Иосиф Сталин, Хорхе Эльесер Гайтан, несколько лет возглавлявший Либеральную партию Колумбии, а также президент Венесуэлы в начале XX века Сиприано Кастро и такие пламенные борцы за свободу, как Фидель Кастро и Че Гевара.

Коммунистические убеждения, по мнению Санчеса, религиозному мировоззрению совершенно не вредят — о своем переходе в ислам он говорил так: «Я был и остаюсь революционным борцом, а революция сегодня говорит на языке Корана».

Вот только вины в тех преступлениях, что ему инкриминировали, Санчес не признавал и, говоря о своих «революционных подвигах», был не слишком конкретен. Сначала он утверждал, что «руководил сражениями как в полевых условиях, возглавляя десантно-диверсионные группы, так и из оперативного штаба». Потом заявлял, что жертвами его терактов стали от полутора тысяч до двух тысяч человек. При этом только около 10 процентов из них были мирными жителями, и как раз об этих жертвах Санчес сожалел.

Стоит отметить, что, несмотря на довольно необычные взгляды, у Санчеса находилось много сторонников, в особенности в его родной стране. Одним из них был президент Венесуэлы Уго Чавес, который даже называл террориста своим другом и рассказывал, что переписывался с ним. В 2009 году венесуэльский лидер заявил, что Санчес был осужден несправедливо и является на самом деле настоящим «революционным борцом».

Однако Санчес уже давно удалился от дел, его времена явно уходят. «Я живой архив. Большинство людей моего уровня уже мертвы», — говорил он в своем последнем слове в ходе процесса 2011 года. В марте 2013-го скончался и его верный друг Чавес.

Заседание 13 мая в Париже началось с того, что подсудимый попросил назначить ему новых государственных адвокатов. От услуг старых ему пришлось отказаться, потому что венесуэльское правительство прекратило их оплачивать.

Обсудить
Бес из машины
Как устроена экономика киберпанка
«Мусор на входе — мусор на выходе»
Зачем Росстат отдают под управление Минэкономразвития
Слева направо: Дмитрий Козак, Ольга Голодец, Игорь Шувалов, Вячеслав Володин и Дмитрий  МедведевКостры компетенций
Ралли вице-премьеров: кого не уберегли руководители правительства
Эльвира НабиуллинаЖелезная Эльвира
Как и за что критиковали главу Банка России
Все там будем
Почему невозможно уберечься от рака
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
«Это было волшебно!»Дефект массы
Как продолжение культовой серии Mass Effect стало одной из худших игр в истории
Неиллюзорная красота
Как постичь тайны мироздания через женские формы
Девочки кровавые в глазах
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Манчестера у моря» до «Демона внутри»
«Оргиастический акт любви и счастья»
Дина Рубина о советских кулинарных традициях
Пижон Джон
Дикий сэр Элтон, каким его уже мало кто помнит
Рай на земле
Лучшие для жизни города мира
Там, где цветет иван-чай
Продолжение рассказа о путешествии по Колымской трассе
Германия по карману
Как попасть в Баварию за две тысячи рублей и получить удовольствие
«Мы делаем не крымское вино, а севастопольское»
Винодел Павел Швец — о месте России на винной карте мира
Отберут последнее
Коснутся ли новые правила перевозки электроники летящих в США россиян?
Идеал со сроком годности
От Монро до Кардашьян: как менялись пропорции женской фигуры каждые 10 лет
Luxury watches are seen at a shop window in Geneva August 2, 2011. REUTERS/Denis Balibouse (SWITZERLAND - Tags: SOCIETY BUSINESS)«Если русский — значит, соришь деньгами»
Рассказ финансиста из Самары, перебравшегося в Женеву
Новая американская мечта
Что такое Fuck You Money, или Как уйти на пенсию в 35 лет
Спортзал для двоих
Лондонская пара прославилась в сети как самая тренированная в мире
Восточные легенды
Культовые японские автомобили ушедших лет
Цвета для победителей
Самые известные гоночные раскраски в мире
Самые необычные ДТП
Автомобили на крышах, в бассейнах и другие непонятные аварии, достойные премии
Очень страшные «Рейндж Роверы»
Самые жуткие варианты тюнинга автомобилей Land Rover
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Фрэнк ГериСпугнули рыбу
Почему антисемиты изгнали из Канады создателя «танцующего дома»
«Наш дом — колония строгого режима»
История семьи, оказавшейся на грани распада из-за дачи
Цветам не место в доме
Почему дети мешают взрослым жить счастливо в собственных квартирах