Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Парадокс Мохнаткина

Дмитрий Медведев помиловал политзека, не признавшего свою вину

Президент РФ Дмитрий Медведев под конец своего срока помиловал Сергея Мохнаткина, который случайно оказался на Триумфальной площади, заступился за пожилую женщину и в итоге получил срок за нападение на милиционера. В заключении он провел почти два года. Больше месяца Мохнаткин отсидел в карцере, а месяц назад его перевели на строгий режим. Своей вины он не признал.

Вечером 31 декабря 2009 года Сергей Мохнаткин, разносчик пиццы с двумя высшими образованиями, шел с бутылкой шампанского на Красную площадь отмечать Новый год. Проходя мимо Триумфальной площади, где в тот момент проходил очередной митинг за свободу собраний, он увидел, как милиционер задерживает пожилую женщину. Мужчина вступился за нее и вместе с несколькими оппозиционерами оказался в милицейском автобусе.

Если верить милиционерам, оказавшись внутри, Мохнаткин напал на сотрудника милиции. По версии самого задержанного, милиционер сам начал его душить. Так или иначе, он оказался в отделении, где пожаловался на незаконное задержание. В результате его отпустили.

В июне следователь вызвал Мохнаткина на допрос. Как думал мужчина, речь пойдет о его задержании. Однако на допросе следователь сообщил, что полгода назад Мохнаткин сломал нос милиционеру Дмитрию Моисееву, ударив того "головой в лицо" - так говорится в обвинительном заключении. Кроме того, согласно материалам дела, Мохнаткин выхватил у криминалиста видеокамеру и разбил ее о перила.

Обвинялся он, впрочем, только в "применении насилия, опасного для жизни или здоровья, по отношению к представителю власти". Обвинение просило приговорить обвиняемого к пяти годам лишения свободы. Суд не стал слушать свидетелей защиты, но дал в два раза меньше. Заступившийся за женщину мужчина отправился в колонию общего режима в Торжок, что под Тверью.

Первое время о Мохнаткине вспоминали только благодаря немногочисленным акциям в его поддержку. Пикеты устраивались как в Москве, так и в регионах. В Новосибирске активисты митинговали с ковром, что добавило абсурдности и без того абсурдной истории.

Так получилось, что Мохнаткин оказался первым (и пока единственным) политическим заключенным "Стратегии-31", поэтому совсем про него не забыли. Идеолог этого движения Эдуард Лимонов время от времени напоминал о нем в своих интервью.

В ноябре 2011 года Сергей Мохнаткин сам напомнил о себе. Он объявил голодовку в колонии. Известно об этом стало только спустя десять дней после начала этой акции протеста, после того как адвокату с боем удалось прорваться к своему доверителю. Заключенный требовал, чтобы ему платили полную ставку за работу завхозом в школе при колонии (2100 вместо 500 рублей), а также соблюдали условия содержания (в его секции на 50 квадратных метрах размещались 34 человека). Голодовку он держал почти до конца 2011 года.

"По закону голодающего осужденного должны держать в отдельном помещении, изолировать от остальных. И администрация колонии не придумала ничего лучше, как изолировать меня в карцере", - писал Мохнаткин в письме, которое журналисты получили уже в январе 2012 года. В карцер его отправили за неправильно заправленную кровать. Сначала - на 15 суток, а затем нашли причину засадить еще на двадцать пять.

"Когда через 40 суток вышел из карцера, оказался без денег, все разворовали, вплоть до личных вещей и всех моих бумаг по делу, документов у меня теперь вообще не осталось", - рассказывал заключенный в том же письме. Вдобавок к этому в конце февраля сотрудник колонии избил Мохнаткина.

Требуя восстановить необходимые ему документы, Мохнаткин объявил новую голодовку и отказывался от приема пищи с 8 по 27 марта. Почти сразу после начала голодовки, 11 марта, его перевели в помещение камерного типа (ПКТ). Это тюрьма особого режима в той же колонии, где содержатся злостные нарушители порядка. Раньше ПКТ называлось БУР (барак усиленного режима).

"Единственного во всей колонии (а может и во всей России) меня посадили одного в камеру и установили видеонаблюдение, - написал Мохнаткин в письме петербургской активистке Татьяне Пашкевич. - С условиями содержания не знакомят. Но уже сообщили, что покупок якобы только на 500 рублей в месяц, что и на курево не хватит. И бандероли, передачи только по одной в полгода, а посадили на 4 месяца... Свидания тоже запрещены".

4 февраля в Москве состоялось массовое шествие по Большой Якиманке, завершившееся митингом на Болотной площади. Одним из требований мероприятия было освобождение политзеков. Список политических заключенных организаторы передали в администрацию президента.

В начале марта, еще до заключения во "внутреннюю тюрьму", Мохнаткин написал прошение о помиловании. На этот шаг он пошел после того, как представители оппозиции встретились с президентом РФ и поговорили, в том числе, и о возможном освобождении политических заключенных. "Например, Таисия Осипова может быть помилована, может быть помилован Сергей Мохнаткин, может быть Валентин Данилов помилован и еще ряд людей, которые явно не входят в сферу интересов гражданина Путина", - предполагал после той встречи Борис Немцов.

В итоге же был помилован один Мохнаткин. При том, что своей вины он так и не признал. По словам адвоката заключенного Валерия Шухардина, в прошении о помиловании содержалась только просьба Мохнаткина об освобождении, "поскольку он не представляет никакой социальной опасности для общества". На свободу он выйдет, как только необходимые документы поступят в колонию. "Вот выйду за ворота колонии, тогда, наверное, взлечу в воздух от радости", - передал слова Мохнаткина его адвокат.

В списке политзаключенных, которых требовали освободить участники митинга за честные выборы, были имена Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, жены оппозиционера из "Другой России" Таисии Осиповой, которую судят за продажу героина, ученого Валентина Данилова, осужденного на 14 лет за шпионаж, несколько нацболов и других активистов. Всего 39 человек.

Дмитрий Медведев поручил Генпрокуратуре проверить дела 32 политзеков (из первой версии списка вычеркнули тех, кто уже был на свободе, и тех, приговор кому еще не вступил в силу). Ведомство нашло нарушения только в приговоре Таисии Осиповой (которой, что интересно, не было в списке для проверки, поскольку ее дело направлено на новое рассмотрение). Приговоры остальным фигурантам списка, в том числе и Мохнаткину, с точки зрения прокуроров, были вынесены законно.

"Если говорить о помиловании кого бы то ни было, Ходорковского, других лиц, то эта процедура осуществляется в соответствии с <...> правилами. Лицо должно обратиться к президенту, признать себя виновным в совершении преступления и испросить соответствующего решения", - говорил ранее президент. Совсем недавно он дал понять, что не станет миловать никого, кто не просил об этом.

После случая с Мохнаткиным стало ясно: Медведев может помиловать и без признания вины, тем более, что необходимость признания вины не прописана ни в уголовном, ни в уголовно-исполнительном кодексе (УИК). В то же время в УИК сказано, что ходатайство "о помиловании осужденный подает через администрацию учреждения". Тем не менее, в Конституции необходимость такого обращения не оговаривается. В соответствии с Основным законом, президент просто "осуществляет помилования".

Таким образом, помиловав Мохнаткина, Медведев показал, что признание вины не является обязательным условием для помилования. Получается, что те же Ходорковский и Лебедев вполне могут, ни в чем не раскаиваясь, обратиться к президенту с просьбой освободить их, поскольку они "не представляют никакой социальной опасности для общества". В свою очередь, ничто не мешает Медведеву помиловать их просто так, не дожидаясь, пока самые известные заключенные России подадут свои прошения "через администрацию учреждения". Было бы желание.

Россия00:0112 октября

«Тем, кто послабее, приходится туго»

От этих россиян отказываются при рождении и держат взаперти. Но есть те, кто хочет помочь
Россия00:0410 октября

Пробил Дно

Фотограф поехал в самый матерящийся город России и чуть не @#$%%!