Восемь с половиной за семерых

Вынесен приговор виновнику ДТП на Минской улице

Александр Максимов
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

22 мая в Москве к восьми с половиной годам колонии был приговорен Александр Максимов, насмерть сбивший пятерых детей-инвалидов, их преподавательницу и ее мужа. Судебный процесс выглядел довольно неприятно: в СМИ появлялась информация то о недостаточном раскаянии подсудимого, то о корыстной заинтересованности потерпевших.

30-летнего Александра Максимова характеризуют как весьма импульсивного и неблагополучного человека. Он очень много пил, регулярно получал сотрясения мозга, в связи с чем жаловался на сложности с памятью. У мужчины был ребенок, но он не участвовал в его воспитании. Материальное благосостояние Максимова оставляло желать лучшего, самым ценным его имуществом был автомобиль Toyota Crown. Права Максимов получил в 2009-м, а в 2010-м на полтора года лишился их за вождение в нетрезвом виде. Весной 2012 года права были возвращены, после чего водитель за короткий срок 12 раз был оштрафован за превышение скорости и попал в небольшое ДТП.

В субботу, 22 сентября 2012 года, Максимов в очередной раз катался по Москве в пьяном виде. Согласно результатам экспертизы, он находился также под воздействием марихуаны (хотя сам он этого не признал). На пассажирском сидении «Тойоты» разместился друг Максимова, 29-летний Николай Радов.

Супруги Ольга и Сергей Ширшовы проводили ту субботу совершенно иначе. 31-летняя Ольга работала педагогом в школе-интернате номер семь для детей с задержками в развитии. По словам коллег, она уделяла очень много внимания творческому развитию детей и регулярно тратила свое личное время, чтобы водить подопечных в кружки и на конкурсы. Сергей, работавший учителем истории в одной из московских школ, часто помогал жене.

Вот и в этот день Ширшовы повезли пятерых воспитанников интерната 15-17 лет на церемонию награждения Шестого московского фестиваля прикладного искусства и ремесленничества для детей и молодежи с ограниченными возможностями здоровья «Мы вместе». Двое учеников Ольги заняли на этом фестивале первые места в различных номинациях. Дети получили свои призы в Музее славы на Поклонной горе, после чего направились на остановку 130-го автобуса, чтобы вернуться в интернат.

Именно эту остановку буквально снесла «Тойота» Максимова. Дети, педагог и ее муж погибли на месте. Водителю и пассажиру иномарки повезло гораздо больше: Максимов получил очередную травму головы, а Радов — тупую травму живота. По словам Максимова, момента аварии он не помнит. Его воспоминания ограничиваются тем, что он выпивал с другом, а потом оказался в больнице, где ему накладывали швы на голову. Впрочем, водитель не стал отрицать свою вину: он сразу выразил раскаяние и даже сам попросил для себя меру пресечения в виде ареста. Суд эту совместную просьбу следствия и обвиняемого удовлетворил.

Отдельные черты характера Максимова вызвали вопросы у следствия, и его направили на психиатрическую экспертизу. Однако в итоге мужчину признали вменяемым.

Конечно же, эта авария вызвала огромный резонанс. Погибших было не просто много — они были, во-первых, несовершеннолетними, во-вторых, инвалидами, в-третьих, талантливыми, в четвертых, сиротами (реальными или социальными). Образы Ширшовых также однозначно вызывают симпатию. Все как будто специально сошлось для того, чтобы вызвать в обществе горячее обсуждение проблемы пьяного вождения.

И обсуждение началось. Президент РФ Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев совместно поручили Госдуме разработать поправки в законодательство, ужесточающие ответственность за вождение в нетрезвом виде. В марте 2013 года был в первом чтении принят законопроект, согласно которому штраф для пьяных водителей повышается до 50 тысяч рублей, а для пьяных водителей без прав — до 200 тысяч рублей. А вот от идеи повысить для виновников «пьяных» ДТП максимальный срок заключения с девяти до пятнадцати лет Госдума отказалась. Депутаты ограничились введением нижней планки наказаний: не менее двух лет за ДТП с одним погибшим и не менее четырех лет за нескольких погибших (до сих пор наказание могло быть сколько угодно легким, теперь же хотя бы какой-то срок подсудимые обязательно должны получать).

Журналисты отмечают, что на судебном процессе по делу Максимова все в итоге также было сведено к деньгам. От Максимова потребовали более 80 миллионов рублей. Едва ли не каждый из родственников Ширшовых (мать и брат Ольги, сестра Сергея) захотел получить отдельную компенсацию. При этом, по словам журналистов, плакала на процессе только мать Ольги, остальные истцы сохраняли спокойствие.

Впрочем, львиная доля суммы исков приходится не на Ширшовых, а на детей, у которых вообще не было никаких родственников. В роли потерпевшей стороны выступил интернат. Директор учреждения весьма прагматично объяснила в суде, что государство тратило на сирот деньги и теперь Максимов должен их вернуть. Затем истица попыталась занять более человечную позицию и сказала, что понесла моральный ущерб. Впрочем, от этого стало только хуже: судью удивило, как юридическое лицо может понести моральный ущерб — ведь директор выступала не от себя лично, а от имени интерната.

Так или иначе, но даже представляющий интересы потерпевших знаменитый адвокат Игорь Трунов признал, что компенсациям, скорее всего, суждено остаться на бумаге. Адвокат посетовал: «Пока мы не можем найти никакого имущества у господина Максимова. Он бедный человек, алкоголик и наркоман, у него осталась только разбитая машина. Конечно, на нем повиснет исполнительный лист, после отбывания наказания он будет отрабатывать всю жизнь, но сейчас родственникам пострадавших помочь нечем».

На фоне всех этих бухгалтерских расчетов Максимов, полностью признавший свою вину и на всех фотографиях запечатленный в весьма подавленном настроении, начинал выглядеть едва ли не выигрышно. Адвокаты потерпевших пытались спасти ситуацию, утверждая, что подсудимый якобы увядает только перед камерами, а в отсутствие представителей прессы ведет себя довольно-таки бодро. Кроме того, адвокаты предполагали, что причиной, по которой Максимов попросил упрощенного порядка судебного разбирательства (без рассмотрения доказательств), стало не раскаяние, а надежда на полагающееся в таких случаях смягчение наказания. По просьбе потерпевших в упрощенном разбирательстве было отказано.

Извинения Максимова, озвученные в ходе судебного процесса, потерпевшие не приняли. Мать Ольги заявила: «Живи теперь за семерых, с их кровью на руках, отморозок», — и демонстративно закрыла уши руками. В итоге в конце процесса Максимов отказался от последнего слова. Он пояснил: «Я все уже сказал».

Прокурор потребовал приговорить подсудимого к максимально возможному сроку — девяти годам колонии-поселения. Потерпевшие настаивали на том, чтобы Максимова поместили в колонию общего режима. Сам обвиняемый согласился с позицией прокурора. Судья пошел на компромисс: он приговорил Максимова к восьми с половиной годам колонии общего режима. Максимов с этим несогласен, он собирается обжаловать приговор, настаивая на поселении.

Что касается денежных компенсаций, то суд удовлетворил лишь иски троих родственников Ширшовых, присудив им по миллиону рублей. Для рассмотрения иска интерната, согласно заключению судьи, потребуются дополнительные экспертизы. Об итогах финансовых споров нам еще предстоит услышать.

Россия00:0124 сентября

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача