Вины не признали

Закончился первый месяц слушаний дела о крушении теплохода «Булгария»

Работы по подъему «Булгарии»
Фото: РИА Новости / Валерий Мельников

В Казани закончился первый месяц слушаний дела о крушении теплохода «Булгария», в результате которого в июле 2011 года погибли 122 человека. На скамье подсудимых находятся пять человек: субарендатор судна, чиновники и старпом, выживший при крушении. Из-за большого количества потерпевших и журналистов заседания приходится проводить в концертном зале. Потерпевшие выражают недовольство затягиванием процесса и требуют расширения круга обвиняемых.

Московский районный суд Казани не располагает помещением, в которое могли бы вместиться сотни потерпевших и журналистов. Поэтому заседания проходят в выездном режиме в концертном зале дворца культуры «Юность». Для обвиняемых в зале соорудили клетку. По мнению журналистов, она предназначена не столько для предотвращения побега, сколько для защиты подсудимых от потерпевших.

Фигурантами уголовного дела стали пять человек: субарендатор «Булгарии», глава ООО «АргоРечТур» Светлана Инякина, старший эксперт Камского филиала Российского речного регистра Яков Ивашов, сотрудники Казанского линейного отдела Ространснадзора Владислав Семенов и Ирек Тимергазеев, а также старший помощник капитана «Булгарии» Рамиль Хаметов. Формально в список фигурантов были занесены также капитан Александр Островский и старший механик Владимир Подъячев, но их преследование прекращено в связи со смертью: они крушения не пережили. Инякина, Ивашов, Семенов и Тимергазеев содержатся под арестом, а Хаметов — под подпиской о невыезде. Он после крушения прошел курс лечения в психиатрической клинике.

По мнению потерпевших, в деле слишком мало фигурантов. В частности, потерпевшие считают, что на скамье подсудимых должен был оказаться председатель совета директоров ОАО «Судоходная компания Камское речное пароходство», член «Единой России» Михаил Антонов. Именно Камское речное пароходство являлось владельцем «Булгарии» и сдавало судно в аренду. Также потерпевшие считают, что к ответственности следовало привлечь сотрудников казанской фирмы «ИнтурВолга», которая продавала билеты на круиз. В прокуратуре потерпевшим предлагают подавать по этим вопросам отдельные заявления, не пытаясь присоединить их к текущему процессу.

Впрочем, и без дополнительных обвиняемых рассмотрение дела, мягко говоря, затянулось. Следствие было завершено в феврале 2013 года. 6 мая суд провел первое заседание, но сразу же объявил перерыв по ходатайству подсудимых Тимергазеева и Семенова. Они заявили, что не успели до конца ознакомиться с материалами дела. Лишь 27 мая процесс стартовал по-настоящему (причем выяснилось, что одна из потерпевших успела умереть; вдовец одной из погибших предпочел выйти из процесса в связи с тем, что обзавелся новой семьей; замначальника отдела Волжского управления Госморречнадзора Александр Храмов, проходивший по делу свидетелем и рисковавший стать подозреваемым, в 2011 году покончил с собой).

Как нетрудно догадаться, в ДК «Юность» воцарилась весьма гнетущая атмосфера. Один за другим выступают люди, вспоминающие, как два года назад потеряли своих близких или сами чуть не погибли. У здания ДК дежурит машина «скорой помощи», и как минимум один раз врачам уже пришлось поработать: плохо стало Лилии Салахиевой, у которой погибла беременная дочь. Женщина схватилась за сердце сразу после оглашения показаний.

В принципе ничего нового потерпевшие и свидетели не рассказывают. К настоящему времени крушение «Булгарии» уже стало историей, его подробности едва ли не внесены в учебники. Сама «Булгария» давно поднята со дна. После нескольких месяцев отстоя в доке она была отправлена на утилизацию в связи с тем, что Камское речное пароходство не оплатило аренду дока. Но затем утилизацию отложили до завершения судебного процесса, деньги на оплату дока выделили из резервного фонда РФ. На берегу напротив места крушения открыт мемориальный комплекс, а на воде установлен буй, при прохождении которого все суда дают гудки в память о погибших.

«Булгария» была построена в 1955 году в Чехословакии. До 2010 года судно носило название «Украина». Сначала теплоход принадлежал Волжскому объединенному речному пароходству, а в 1962 году был передан Камскому речному пароходству. С 2000 года судно сдавалось в аренду, и в 2010 году арендатором стало ООО «Бриз» (которое возглавляет гендиректор Камского речного пароходства Валерий Незнакин). «Бриз» передало «Булгарию» в субаренду «АргоРечТуру». Эта фирма не входила в единый реестр туроператоров и не имела права работать с туристами, однако регулярно организовывала круизы.

55-летний теплоход находился не в лучшем техническом состоянии. Там не пытались сделать даже косметический ремонт: в частности, на многих элементах отделки сохранилась надпись «Украина» (старое название судна). Так что и говорить о ходовой части. Судя по материалам следствия, в сезоне 2011 судно буквально разваливалось на ходу. В рейсе из Перми в Казань (15-17 июня) начались неполадки в работе левого вспомогательного двигателя и сломался топливный насос; в рейсе Казань-Пермь-Казань (27-28 июня) вышли из строя два вспомогательных и два главных двигателя; в рейсе в Зеленодольск (8 июля) сломался левый главный двигатель. Тем не менее, 9 июля судно отправилось в новый двухдневный рейс до города Болгар.

Команда была подобрана под стать теплоходу. Основную ее массу составляли очень молодые ребята, возможно, даже несовершеннолетние. По мнению пассажиров, матросы были набраны из студентов техникумов. Но даже таких работников на судне не хватало, и им приходилось трудиться удлиненными 12-часовыми сменами. Дисциплина при этом оставляла желать лучшего: пассажиры регулярно видели членов экипажа нетрезвыми. Выжившая при крушении Фания Миндубаева рассказала в суде, что ее сестра, отбившись от приставаний пьяного матроса, с горечью сказала: «Посмотри на него — этому человеку ты доверяешь свою жизнь». Сестра Фании не подозревала, что ее слова окажутся пророческими: она крушения не пережила.

Бытовое обслуживание на «Булгарии» тоже оставляло желать лучшего. В каютах было грязно, пища подавалась несвежая, члены экипажа регулярно хамили пассажирам.

Так почему же люди вообще поднимались на борт этого судна? Причин две. Во-первых, низкая стоимость круиза. «Хотели сначала поехать в Чебоксары. Но путевки были дорогие. Решили в Булгары. Путевка всего 1700 рублей стоила, но мы отказались от питания и поэтому еще дешевле получилось — 1100 рублей», — объяснила выжившая пассажирка Гульнара Зарипова.

Во-вторых, пассажиры утверждают, что сотрудники «ИнтурВолги» немного мошенничали, демонстрируя при продаже билетов не соответствующие действительности фотографии. На эту удочку попался Николай Макаров, поехавший в круиз с семьей и коллегами. «Это был корпоратив. 38 билетов купили, из них 15 вернулись с того рейса», — вспоминает Макаров. По словам Николая, уже по приезде в порт он понял, что его обманули с фотографиями. Для этого не надо было даже заходить в каюты: достаточно было видеть судно, отчетливо кренившееся на правый борт. Однако он решил не обращать на это внимания, чтобы не портить себе настроения. Что же касается безопасности, то пассажир рассудил, что раз ответственные лица признали крен допустимым — значит, все в порядке.

В итоге в свой последний рейс «Булгария» отправилась даже с переизбытком пассажиров: на борт поднялись 163 туриста вместо 128 разрешенных. Всего же, вместе с членами экипажа, на борту находился 201 человек.

До Болгара судно дошло нормально. Пассажиры спустились на берег и посетили местные достопримечательности. Утром 10 июля теплоход, несмотря на плохие погодные условия, отправился обратно в Казань. Примерно через два часа после выхода из порта крен на правый борт настолько усилился, что в открытые иллюминаторы хлынула вода. Моментально оказалась затоплена радиорубка, так что экипаж даже не успел подать сигнал бедствия. Не более чем за две минуты судно полностью затонуло.

Все пассажиры отмечают крайне непрофессиональные действия экипажа. В общем и целом действия матросов сводились к тому, чтобы спасти собственные жизни. Пассажиров пытались использовать как балласт, заставив их переместиться на левый борт для выпрямления крена. Ситуацию усугубил тот факт, что в начале круиза с туристами не провели никакого инструктажа на случай чрезвычайного происшествия. С командой инструктаж проводили, однако пользы это принесло мало. Пассажиры утверждают, что в начале крушения лишь какие-то женщины из команды (вероятно, буфетчицы или официантки) пытались вычерпывать воду ведрами из-под майонеза.

В момент крушения на теплоходе проводился детский праздник, несовершеннолетние пассажиры находились в отдельном помещении. Поэтому многие родители не имели никаких шансов помочь своим детям: они их просто не видели. Да и те, кто был рядом с детьми, зачастую просто не могли их удержать. Один мужчина уже после того, как судно затонуло, выпустил своего малолетнего сына просто потому, что у него замерзли руки. Впоследствии, когда мужчину подняли на борт другого судна, капитан был вынужден приставить к нему матроса: он заметил, что спасенный ведет себя неадекватно.

У потерпевших действительно было время, чтобы как следует замерзнуть. Два судна, сухогруз «Арбат» и толкач «Дунайский 66», прошли мимо «Булгарии» и не оказали помощь потерпевшим (впоследствии капитаны этих судов были приговорены к штрафам). Спасло потерпевших третье судно, теплоход «Арабелла» (его капитан впоследствии получил премию имени Владимира Высоцкого). Всего выжили 79 человек — чуть более трети находившихся на борту. Они дожидались спасения на дырявых спасательных плотах и шлюпках, вычерпывая воду обувью. В воде разлился мазут, и многих потерпевших долго рвало этой водой.

По версии следствия, глава «АргоРечТура» Светлана Инякина виновата в том, что устроила круиз на заведомо небезопасном судне. Ивашов, старший эксперт Российского речного регистра, является хорошим знакомым Инякиной. Он подделал сертификат о ремонте двигателя. Следователи полагают, что Ивашовым двигали не только дружеские чувства: показатели его работы зависели от количества выпущенных в плавание судов. Сотрудники Ространснадзора –Семенов и Тимергазеев, по версии следствия, не уследили за соблюдением закона на вверенном им участке. Ну а старпом Хаметов, находясь на борту «Булгарии» и наблюдая все происходящее, не попытался сделать что-то для предотвращения крушения. Кроме того, во время крушения он покинул судно без разрешения капитана (хотя одна выжившая женщина говорит, что Хаметов спас жизнь ей и чьему-то ребенку).

В ходе судебного разбирательства свою вину признал только Семенов, и то лишь частично. Остальные подсудимые считают, что их обвинили в смерти людей несправедливо. Это возмущает потерпевших, которые и без того недовольны слишком малым числом обвиняемых и медленным рассмотрением дела. По информации СМИ, на последнем заседании потерпевшие уже начали вспоминать историю Виталия Калоева, убившего швейцарского авиадиспетчера после катастрофы, в которой погибла вся его семья.