Кавказ подо мною

Чем обернулся эксперимент с отправкой Александра Хлопонина в СКФО

Александр Хлопонин
Александр Хлопонин
Фото: Эдуард Корниенко / Коммерсантъ

Александр Хлопонин, вице-премьер и полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО), с 2010 года олицетворяет собой надежды власти на экономическое и политическое замирение Северного Кавказа. Но эксперимент с «кавказским наместничеством» в условиях нынешней России не оправдал себя, показав, что внятной политики в отношении своих граждан на Кавказе власть пока не сформировала. Кажется, что и сам округ обречен исчезнуть, случись его руководителю отправиться в отставку.

Колокол имени Хлопонина

В праздник Благовещения, 7 апреля, звонницу восстановленного пятигорского Спасского собора в столице СКФО Пятигорске украсили три колокола: Кирилл, Лев и Александр. Имена колоколам даны в честь главных жертвователей и инициаторов восстановления величественного храма, разрушенного в 1937 году: патриарха Кирилла, мэра Пятигорска Льва Травнева и полпреда президента в СКФО Александра Хлопонина, потратившего на строительство немалые личные средства. Ускоренное завершение храма-долгостроя и его освящение в декабре 2012 года патриархом Кириллом и есть главное деяние Александра Хлопонина на его нынешнем посту. И едва ли не единственное, чем политик в результате запомнится жителям столицы Кавказа.

Из прочего в список заслуг Хлопонина можно вписать лишь завершение многолетней реконструкции аэропорта «Минеральные воды», вернувшего приличный вид, утраченный «воздушными воротами Кавказа» в начале 1990-х. Да, пожалуй, еще форум «Машук», кавказский вариант «Селигера», собирающий молодежь Ставрополья и республик на живописной поляне на окраине курортного Пятигорска с символическим названием «Комсомольская». Проповедуемая здесь толерантность и уроки лезгинки вместе с русскими народными танцами и есть видимое воплощение СКФО, руководство которого обосновалось в историческом здании гостиницы «Бристоль» в знаменитом пятигорском парке «Цветник». Больше из достижений вспомнить нечего: три года существования округа были временем надежд и обещаний, реализация которых откладывается, а проблемы терроризма, экономической и социокультурной деградации, решение которых было декларировано в 2010 году, лишь усугубляются.

Когда округ был создан, вернее, выделен из Южного федерального с центром в Ростове, президент Дмитрий Медведев назвал целью такого шага «искоренение проблем региона» не только силовыми, но и экономическими методами. Очевидно, что речь здесь шла не просто об оптимизации «вертикали власти», как в других федеральных округах, а о наделении Кавказа как проблемного и приграничного региона особым статусом. Реализовать задачи президента и было поручено бизнесмену и губернатору Красноярского края Александру Хлопонину, получившему к тому же должность вице-премьера. Обитатель Рублевки, умудрявшийся оттуда же управлять Красноярским краем, на Кавказ тоже не переехал, но начал оперативно знакомиться с богатыми историко-культурными традициями подопечного региона.

Решение Москвы фактически возродило полузабытый исторический институт Кавказского наместничества. В самом деле, «проблемные» республики вместе со Ставропольским краем оказались отделены от Кубани, Дона и Нижней Волги. В этом регионе, которому лучше подходит название Юга России, совсем другие реалии: развитое сельское хозяйство и промышленность, города-миллионники, преобладание русского населения. СКФО с кризисными республиками, разоренной житницей — Ставропольем, вспышками терроризма и фактически непрерывно воюющей с 1995 года 58-й армией, куда более соответствует понятию того Кавказа, проблемы с которым Россия с переменным успехом решает вот уже почти пятьсот лет.

Проконсул Кавказа

Русские цари, пытаясь интегрировать вновь приобретенные территории в пространство империи, подчинить непокорные народы, решить приграничные вопросы, особенно внимательно подходили к проблеме управления регионом. Кавказ значительно выделялся из других окраинных территорий военно-колониальным стилем руководства. Еще в 1785 году Екатерина II учредила Кавказское наместничество, которое позже, во время самых ожесточенных схваток Кавказской войны, было заменено Кавказским главнокомандованием. При этом главнокомандующий Отдельным грузинским корпусом (впоследствии Кавказской армией) традиционно осуществлял и руководство «гражданской частью Кавказского края». В 1844-1883 годах наместничество вновь возникло официально, распространившись на территорию Закавказья с центром в Тифлисе. Наконец, с началом революции 1905 года оно опять было возрождено, вместив уже всю территорию Кавказа, чтобы исчезнуть в 1917 году.

За годы управления регионом кто только не побывал здесь на высших постах: от грозы турок фельдмаршала Гудовича и знаменитого Ермолова до царского дяди великого князя Николая Николаевича. Кавказский наместник, главнокомандующий, всегда был не последним человеком в империи: это были и члены царской семьи, и приближенные к ней личности. Иным, как графу Воронцову или генералу Ермолову, довелось заслужить овации и либералов, и консерваторов. Полнота власти в крае была огромна, наместник фактически олицетворял собой императора и все институты императорской власти. Роль его была сопоставима с той, которую играли вице-короли в заморских владениях западных держав.

Но если обычная служба на Кавказе рассматривалась как быстрый способ подняться по карьерной лестнице, то пост наместника для большинства чиновников был лебединой песней. Молодые и прыткие деятели застревали в пучине кавказских проблем, теряя хватку, интуицию, а с ними и доверие государя. Так случилось в свое время с Ермоловым, Воронцовым, Барятинским. Неслучайно именно кавказское наместничество прочилось для завершения карьеры премьеру Петру Столыпину, да и смещенный с поста главнокомандующего в 1915 году Николай Николаевич попал сюда неспроста.

Некие отголоски той политики наблюдались и в советские годы. О едином управлении регионом речи больше не было, тем более что в Закавказье выделились союзные республики. Однако до 1936 года существовал гигантский Северо-Кавказский край, включавший фактически всю территорию СКФО и ЮФО. Из него постепенно выделились автономные республики. В 1934-1936 годах центром края был Пятигорск. И впоследствии в руководстве национальными республиками предпочтение отдавалось русским. Точно так же русские по национальности и, как правило, не кавказского происхождения руководили и региональными КГБ.

Желая возродить наместничество и перебирая карты в чиновничьей колоде, Кремль по каким-то причинам решил сделать ставку не на военных (вроде генерала Казанцева) или силовиков (экс-прокурор Устинов), уже побывавших в кресле полпреда ЮФО в Ростове. Для выполнения новых задач был мобилизован олигарх-губернатор Александр Хлопонин, выходец из семьи дипломатов, уроженец острова Цейлон и человек во всех смыслах далекий от Кавказа. Этим подчеркивалось, что мятежный регион будет отныне управляться не кнутом, а рублем.

У нового полпреда за плечами был богатый опыт администрирования. Хлопонин, партнер Владимира Потанина и Михаила Прохорова по Московской финансовой компании, долгое время руководивший «Норникелем», в 2001 году стал губернатором Таймырского автономного округа, а вскоре, после гибели губернатора Александра Лебедя, в 2002 году выиграл в тяжелой борьбе выборы красноярского губернатора у Александра Усса. Те выборы были одними из самых скандальных в России: соперничество «Хлопонин — Усс» происходило по схеме «Буш — Гор» 2000 года с пересчетом голосов и судебными исками.

Тогда-то Хлопонин и проявился впервые как человек команды Владимира Путина: президент назначил его и.о. руководителя края особым указом, поставив точку в выборной борьбе. Губернатор Хлопонин переподчинил краю Таймыр и обеспечил макрорегиону высокий промышленный рост за счет добычи полезных ископаемых, строительства энергообъектов и привлечения инвестиций. В Красноярске заработал представительный экономический форум, тот самый, на котором в 2013 году приветствовал челябинский метеорит премьер-министр Дмитрий Медведев. Очевидно, подобных инициатив и решений ждали от Хлопонина и на Кавказе.

Деликатный и сдержанный полпред не сразу был воспринят своенравными местными элитами. Практически открытым стал его конфликт в 2010 году с главой Чечни Рамзаном Кадыровым, которого Хлопонин критиковал и за молодежную политику, и за поездки в арабские страны. Руководство Чечни опасалось, что полпред будет активно участвовать в распределении средств по округу не в пользу республики. Как оказалось, напрасно. В 2011 году Кадыров и Хлопонин уже играли в одной команде, причем в прямом смысле: в футбол. В составе возглавленной полпредом команды «Кавказ» они сразились со сборной звезд Диего Марадоны на открытии «Ахмат-Арены» в Грозном. Конфликт был замят с участием федеральной власти, сменились лишь замы Хлопонина. В 2011 году из их числа исчез силовик Аркадий Еделев, курировавший ранее в МВД вопросы Кавказа. В конце 2012 года ушел в правительство Московской области Юрий Олейников, давний соратник Хлопонина еще по «Норникелю», а еще ранее отправился в Думу начальник департамента полпредства Михаил Маркелов.

В полном соответствии с исторической моделью, серьезную карьеру через службу на Кавказе делают чиновники среднего профиля — увязает в кавказской тине лишь Александр Геннадьевич. Сегодня в его аппарате уже который по счету призыв московских управленцев и силовиков: Субботин, Ведерников, Быстров. Интересам Чечни тоже нашлось свое место: экономическими и инвестиционными вопросами ведает Одес Бейсултанов, бывший кадыровский премьер-министр.

Прожектор перестройки

Сегодня, когда российские СМИ активно обсуждают отставку кабинета Дмитрия Медведева, вице-премьер Хлопонин выглядит в нем устойчивее других министров. Практика последних месяцев показывает, что в правительстве не осталось нерушимых фигур. Потерял же свой пост вице-премьер Владислав Сурков, которому теперь как «брату», «много для нас сделавшему», предлагает то ли в шутку, то ли всерьез уступить пост главы Чечни Рамзан Кадыров. Однако ситуация с зависшим «курортным проектом» может значительно понизить рейтинг Хлопонина в глазах власти и общества.

В социально-экономическом развитии Кавказа ставка изначально была сделана на курортный сектор. В итоге, чем закончилась история корпорации «Курорты Северного Кавказа» (КСК) и его руководителя Ахмеда Билалова, знает каждый: обвиненный в нецелевом расходовании средств глава госкорпорации Билалов, по последним сообщениям, укрылся в Лондоне, оставив после себя недостроенный курорт Архыз и призрачные, в стиле миллионера Корейко, стройки в Дагестане, Чечне и Ингушетии.

В этих условиях Александр Хлопонин принял спорное решение, фактически вызвав огонь на себя. Новым главой КСК назначен бывший замминистра регионального развития Сергей Верещагин, а вот его замом — вчерашний выпускник Финансового института при правительстве РФ Никита Шашкин, по совместительству зять полпреда. Обнародовавшая эти данные газета «Ведомости» также сообщила, что в корпорации трудится и отец Никиты Артем Шашкин. Теперь именно им предстоит ответить на вопрос, когда же отдыхающие устремятся на пляжи Махачкалы, а лыжники наполнят пока знаменитые лишь спецоперациями ущелья Чечни и Ингушетии. Самому Хлопонину деловые СМИ прочат пост председателя совета директоров КСК.

Но будущее и кавказских курортов, и экономики округа в целом выглядит как никогда туманным. Программа развития 2013-2025, принятая под занавес минувшего года, рассчитана так, что обещанные Северному Кавказу триллионы рублей в лучшем случае поступят в СКФО лишь после 2020 года, то есть далеко за горизонтом нынешнего бюджетного планирования. На ближайшие семь лет распределены лишь 235 миллиардов рублей, не выходящие за рамки ставшего традиционным «кормления Кавказа». Из этих денег 90 процентов, по заверениям Хлопонина, поступят из внебюджетных источников. «Это прежде всего программы госмонополий, крупных корпораций и компаний, включая корпорации развития Северного Кавказа и "Курорты Северного Кавказа"», — объясняет полпред — вице-премьер. Фактически речь идет о тех же федеральных средствах, но их вряд ли хватит на то, чтобы поднять из руин инфраструктуру региона.

Теснят его грозно немые громады

В числе последних инициатив Хлопонина — попытка затушить зреющий территориальный спор между Чечней и Ингушетией и разобраться со знаменитыми кавказскими стобалльными ЕГЭ. Но по большей части полпредство занято тем, что помогает Кремлю решить кадровый вопрос в руководстве регионов СКФО. За назначением Рамазана Абдулатипова в Дагестан могут последовать смены глав Ингушетии и КБР. Этой осенью непростые выборы губернатора ждут Ставрополье, единственный регион СКФО, не желающий отказываться от восстановленного всеобщего голосования. О них еще не объявлено официально, хотя участковые избирательные комиссии уже работают, и это лишь раскручивает обороты начавшейся подковерной борьбы, из которой на первом этапе внезапно выбыл отставленный краевой премьер Юрий Тыртышов, бывший до того замом Билалова в КСК. Кстати, именно в Ставропольском крае, население которого составляет треть округа, к полпредству накопился максимум претензий.

Требует вмешательства ситуация в центре СКФО Пятигорске. Здесь еще в 2011 году приостановлена приватизация земли, поскольку не проведены четкие границы санитарно-курортной зоны. Под угрозой не только гектары, приватизированные неизвестными счастливцами восемь лет назад на заповедных склонах горы Машук, но и скромные частные владения горожан. Ситуация зависла еще полтора года назад, едва не обернувшись массовыми акциями протеста горячеводских казаков, когда прокуратура пыталась деприватизировать принадлежавший общине рынок. После многочисленных тяжб между прокуратурой и мэрией полпредство наконец вмешалось в процесс, инициировав создание краевой комиссии, сроки работы которой, впрочем, не определены.

Вмешавшись в свое время в конфликтную ситуацию с выборами в думу города Лермонтова, ставшего на несколько месяцев ставропольским филиалом Болотной площади, полпред высказал идею объединения городов Кавминвод в один крупный, чтобы прекратить разгоравшуюся войну муниципалитетов. Но идея создания первого в СКФО мегаполиса, высказанная им в конце 2011 года, так и повисла в воздухе. Она осталась там же, где и грандиозные планы строительства на Кавминводах спа-отеля Джорджо Армани. Знаменитые минеральные курорты пока даже не вошли в проекты КСК, вернее, место нашлось лишь для мифического «Гран-спа Юца», строительство которого планируется начать с нуля в окрестностях Пятигорска.

Сам город, который Хлопонин недавно назвал «кавказским Баден-Баденом», испытывает катастрофическую нехватку средств на инфраструктуру и ремонт дорог. В запущенном состоянии находится соседствующий с резиденцией полпреда парк «Цветник», украшенный статуей Кисы Воробьянинова. Администрация города просит 60 миллионов на его реконструкцию у федерального центра, а тот по-прежнему предпочитает вкладывать средства в соседние республики.

Но этим список проблем и по одним Кавминводам не ограничивается, если же говорить о масштабах всего округа, то они не уместятся в формат ни одной статьи. Здесь и распространившееся до КБР и Ставрополья за последние десять лет бандподполье, из-за которого тут и там приходится объявлять режим КТО. И информация о финансировании террористов правительством Ингушетии, и боевики-единоросы в Дагестане. И отсутствие квалифицированных врачей и учителей в восточнокавказских республиках, обострившееся с выездом из них русских специалистов. И конфликтные изломы на границах республик: если про осетино-ингушский мы знали с 1992 года, то теперь у крошечной республики назревает «второй фронт» — чечено-ингушский, а президент Чечни публично оскорбляет своего коллегу Юнус-Бека Евкурова. Все это происходит на фоне отсутствия мало-мальской пиар-стратегии округа, позиционируемого как туристический. Более того, телеканал «Россия» своими провокационными сюжетами методично бьет по самым больным точкам СКФО.

Сегодня Александр Хлопонин, по сути, остается единственным реальным символом единого Северо-Кавказского федерального округа. И отношение у местных жителей к нему сложилось крайне неоднозначное. Одни привыкли Хлопонина ругать: так, на него изначально ополчились русские националисты, спорящие с географией своим лозунгом «Ставрополье — не Кавказ». Другие надеются на полпреда как на последнюю инстанцию, как это было в Пятигорске во время нашумевшего съезда кумыков, грозивших пойти на его резиденцию шествием. Но чаще всего, и это грустный факт для представителя федеральной власти, Хлопонина просто не замечают. К нему привыкли, как к капризной предгорной погоде, не воспринимая больше как силу, способную влиять на регион. Это максимально остро ставит вопрос и о перспективах СКФО как административного образования, и о будущем всего Кавказа в составе России.

подписатьсяОбсудить
Палач всея Руси
Кровавые и бесчеловечные убийства, совершенные Иваном Грозным
Турецкий бардак
Тайны и прелести Османской империи: фески, котики и шаурма
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
В бой идут одни старики
Ностальгия и запах бензина на «ГУМ-Авторалли Gorkyclassic — 2016»
Бу-дэб-пешт
Новый танец Хэмилтона и другие события гонки Формулы-1 Венгрии
Навсегда в прошлом
Современные спорткары с очаровательным ретро-дизайном
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей