В пыли пустынь, в дыму от взрывов

Россия открыла в Иордании производство гранатометов: репортаж «Ленты.ру»

Предприятие по производству РПГ-32
Фото: Василий Сычев

В Иордании 30 мая 2013 года открылось производство гранатометов «Нашшаб», разработанных российским предприятием «Базальт» специально по заказу иорданской стороны. Презентация производства включала в себя не только перерезание красной ленточки, торжественные речи и осмотр завода, но также испытания нового гранатомета. В них принял участие король Иордании Абдалла II. Корреспондент «Ленты.ру» наблюдал за сборкой переносного оружия и за тем, как король стреляет по мишеням.

На пути в Амман, столицу Иордании, российские журналисты в основном обсуждали маршрут полета, который в прежние времена проходил над территорией Сирии. В конце апреля 2013-го в сирийском воздушном пространстве был обстрелян зенитными ракетами российский пассажирский самолет, которому, по официальным данным, удалось избежать гибели благодаря удачному маневру уклонения. После этого воздушное пространство Сирии для пассажирских лайнеров закрыли. Самолет с корреспондентом «Ленты.ру» на борту долетел до Иордании, сделав крюк через Египет, и благополучно совершил посадку в аэропорту Аммана.

На следующее утро журналистов встретили у отеля машины такси — старые и потрепанные «Тойоты» — и повезли прочь из города на предприятие Jadara Equipment & Defence Systems. Там должна была состояться официальная церемония открытия производства ручных гранатометов РПГ-32 «Нашшаб» (Nash-Shab, «Лук»). Производство расположено в двадцати километрах от Аммана в сторону сирийской границы. За окном машины мелькали строящиеся кубические дома, старенькие иномарки, одногорбые верблюды, а за городом — насколько хватает глаз — пустыня и пыльные смерчики.

Некоторое время пришлось подождать разрешения зайти на территорию предприятия. В небе с гулом низко прошли вооруженный ударный вертолет AH-64D Apache, а спустя несколько минут — два многоцелевых вертолета UH-60L Black Hawk. Это прилетела королевская гвардия. Периодически пробегал полицейский, карауливший, чтобы журналисты не нарушили запрета и не пробрались на базу; увидев в чьих-нибудь руках телефон или фотоаппарат, он громогласно провозглашал: «No photo, no photo! Please, delete it, sir!»

Чуть позже строгий полицейский вдруг перестал суетиться и объявил, что на территорию предприятия можно пройти. Контрольно-пропускной пункт миновали быстро, хотя каждого из посетителей тщательно досматривали четверо бойцов. Затем на автобусах гостей доставили на полигон — там под шатром собралось уже все руководство министерства обороны Иордании, король Абдалла II бен аль-Хусейн и глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов.

Начинались испытания гранатометов «Нашшаб», разработанных российским предприятием «Базальт» по заказу иорданской стороны. Создание оружейной системы было оплачено экспортным кредитом, который Россия выдала Иордании специально под этот проект. Деньги пошли не только на разработку РПГ-32, но и на поставку оборудования для сборки гранатометов. Само предприятие — здания, системы кондиционирования и охраны — иорданская сторона построила самостоятельно. На полигоне был возведен небольшой бруствер, за которым стоял ящик с выстрелами для гранатомета и находились инструктор и двое испытателей. На расстоянии 350-400 метров от бруствера — два грузовика, уложенные на бок и смотрящие колесами в сторону огневой позиции.

Пока велась подготовка к испытаниям, журналистам объяснили, что снимать стрельбы запрещено. По какой причине, никто так и не сказал, зато стало известно, что выстрелить из гранатомета решил лично Абдалла II. Наступила тишина. Инструктор по громкоговорителю отдавал команды, затем он подал сигнал и отошел в сторону от огневой позиции. Раздался очень громкий хлопок, мелькнула вспышка, а через секунду бабахнуло у одного из грузовиков-мишеней. В воздух взметнулись несколько железок, оторванных от машины. Медленно оседала пыль.

Выстрел, еще выстрел. Колеса на грузовике покосились. Каждое попадание сопровождалось жидкими аплодисментами. Затем из-под навеса вышел король и в сопровождении охраны направился к огневой позиции. Он взял на плечо заряженный «Нашшаб», встал на колено и прицелился. Инструктор произнес короткое наставление и подал сигнал. Министерские военные замерли и, казалось, даже перестали дышать — напряженно смотрели на короля. Прошло несколько секунд, раздался хлопок. Казалось, что можно глазами проследить, как пошла к цели граната. У грузовика вспыхнуло пламя, грохнуло, что-то со звоном осыпалось за мишенью. Военные стоя зааплодировали.

Довольный своим успехом, король вернулся под навес, улыбнулся присутствующим, обменялся рукопожатием с Чемезовым. «Четко и точно», — прокомментировал работу гранатомета Абдалла II, после чего сел в черный тонированный «Мерседес» и уехал. Журналистов повели осматривать производство. В чистом (ни одной пылинки, зеркально отсвечивающие полы) большом помещении у входа расположился стенд с деталями выстрелов к РПГ-32 и самим гранатометом. На длинном стеллаже — множество уже собранных выстрелов в пусковых контейнерах. На стене — изречение: «Думай о большем. Начинай с малого. Действуй сейчас. Король Абдалла II».

Далее множество тележек с наполовину и полностью собранными выстрелами для гранатометов, калибровочные и отладочные станки, столы. За столами — рабочие, старательно прикручивающие детали, из которых собирается грозное оружие (в 2008 году Армия США объявила РПГ-32 угрозой американским вооруженным силам), наносящие маркировку на выстрелы. Большинство деталей для сборки (как пояснил Чемезов, 80 процентов) поставляются из России. Речь, в частности, идет о спусковых механизмах и прицелах. В перспективе степень локализации производства существенно вырастет. Проектная мощность предприятия составляет 60 тысяч гранатометов в год.

Россия и Иордания подписали контракт на разработку РПГ-32 в 2006 году, а в 2008-м предприятие «Базальт», входящее в «Ростех», уже представило прототип нового гранатомета. Оружие позволяет вести огонь боеприпасами двух калибров: 72 и 105 миллиметров. Выбор выстрелов производится в зависимости от типа поражаемых целей. Все выстрелы помещаются в герметичные контейнеры. Дальность огня достигает 700 метров, а бронепробиваемость — 1000 миллиметров без и 650 миллиметров с учетом динамической защиты. Выстрелы могут оснащаться не только кумулятивной, но и термобарической боевой частью. Гранатомет многоразовый — пусковое устройство выдерживает 200 выстрелов.

«Нашшаб» представляет собой пусковое устройство длиной 36 сантиметров, присоединяемое к трубе-контейнеру (эти трубы Иордания производит самостоятельно), и массой около трех килограммов. Масса полностью снаряженного гранатомета составляет около десяти килограммов. РПГ-32 оснащается коллиматорным прицелом, позволяющим наблюдать за целью обоими глазами. Сейчас в Иордании действует норма, согласно которой нагрузка на одного бойца не должна превышать 28 килограммов. Это означает, что он может взять с собой пусковое устройство и семь выстрелов калибра 72 миллиметра или три выстрела калибра 105 миллиметров. Огонь из РПГ-32 можно вести стоя, с колена или лежа.

В самом конце производственного помещения стояли пустые и уже полные и опечатанные ящики для гранатометов «Нашшаб». Гранатометы иорданского производства планируется поставлять не только национальным вооруженным силам, но и на экспорт. Потенциальные покупатели пока неизвестны, но, как отметил директор иорданского предприятия Басам Иса, РПГ-32 уже прошли испытания в Саудовской Аравии. Чемезов позднее добавил, что Иордания пользуется определенным авторитетом в регионе и ей будет проще, чем России, договориться с соседями о поставке гранатометов. При этом Россия окажется в выигрыше, поскольку 80 процентов доходов от продажи «Нашшаб» (в соответствии с долей в производстве) будет получать именно она.

США и Израиль, опасающиеся распространения гранатометов в регионе, по мнению главы «Ростеха», могут спать спокойно. «Мы не продаем оружие кому попало. Существуют соглашения в рамках Организации Объединенных наций. Странам, находящимся под санкциями, естественно, ничего не продается. Продажи осуществляются только официальным представителям государства. У каждого покупателя мы требуем сертификат конечного пользователя, где прописано жестко, что он не имеет права передавать оружие третьим лицам и несет за это жесткую, в том числе и уголовную ответственность, — рассказал Чемезов. — На поставку каждого болта мы должны получить разрешение правительства [России]».

Дорога обратно — в прохладу отеля — была приятной. На следующий день летели в Москву, огибая Сирию через Египет. Возвращались журналисты, летели представители «Базальта», «Ростеха», жаркая и пыльная Иордания оставалась за спиной. Но у «Ростеха» запланировано в стране еще несколько контрактов. «Иордания — страна небогатая», — сказал Чемезов, поэтому и крупных проектов не ожидается. Но все же планируется открыть в Аммане производство автоматов Калашникова — оружия, очень востребованного в регионе. А значит, россияне будут возвращаться сюда снова и снова.