Новости партнеров

Я верю в микрореволюции

Лучший и худший фильмы ММКФ: отчет о второй половине конкурсной программы

Кадр из фильма «Чужие воспоминания»

Если первая половина конкурсной программы ММКФ была преимущественно медитативно-усыпляющей, то вторая получилась более бодрой — в нее, в частности, вошли сразу два полноценных триллера с автомобильными погонями и стрельбой: российская лента «Скольжение» и польский фильм «Дорожный патруль». Об этих и других картинах Московского кинофестиваля — в новом обзоре «Ленты.ру».

Интересно, что и «Скольжение», и «Дорожный патруль», в общем-то, рассказывают об одном и том же — о коррумпированности чиновников и охранников правопорядка. В польской ленте продажными оказываются сотрудники дорожной полиции. Из-за того что один из них принимает участие в незаконных сделках с землей, начинают погибать его коллеги. Вину при этом вешают на одного из полицейских — Рышарда Круля (Бартломей Топа). В результате Круль пускается в бега и параллельно ведет собственное расследование. Герой фильма докапывается до истины, но кто, кому и какую именно взятку дал, зрителю понять достаточно сложно. Дело в том, что картина примерно на треть смонтирована из разнообразных роликов, записанных полицейскими во время несения службы и на досуге. Такой подход, скажем так, бодрит — смотреть «Дорожный патруль» по крайней мере не скучно. Вот только разобраться в поворотах сюжета довольно сложно. Важное предупреждение для слабонервных зрителей: в «Дорожном патруле» есть эпизод, наглядно иллюстрирующий анекдот про минет в машине и резкое торможение.

В отечественной картине «Скольжение» речь идет о продажных сотрудниках наркоконтроля, которые сами приторговывают кокаином. Когда сразу две их операции проходят не вполне в соответствии с планами, участники группировки решают, что среди них шпион из ФСБ — и подозрения падают на Пепла (Владислав Абашин). Как и герой «Дорожного патруля», Пепел вынужден пуститься в бега, по дороге спасая от бандитов то ребенка от первого брака, то новую жену. Короче говоря, на основе сценария «Скольжения» вполне можно было бы снять очередной телесериал о бандитских разборках. События в фильме разворачиваются на фоне грязной и предельно унылой Москвы, снятой трясущейся и скачущей камерой. Кроме того, «Скольжение», пожалуй, является чемпионом среди всех фильмов конкурса по уровню насилия. В результате картина Антона Розенберга вызывает явное раздражение — и этим отличается от других лент-конкурсантов, от которых все больше хочется зевать. Приходится признать, что работа Розенберга — пожалуй, самый слабый фильм фестиваля.

Грузинская лента «Беспредел» — тоже в каком-то смысле триллер, но почти полностью лишенный экшна. Герой картины — водитель-новичок Тите Гогия, который по неосторожности сбивает двух пешеходов и оказывается в тюрьме. События в фильме разворачиваются преимущественно в коридорах, тюремных камерах и больничных палатах — так что «Беспредел» вполне мог бы взять приз в номинации «самая клаустрофобная лента ММКФ». Удивительно, но мрачная грузинская картина не лишена и некоторой иронии. В частности, в фильме есть несколько анимационных вставок, а также сцена, выполненная в эстетике какого-нибудь жизнеутверждающего рекламного ролика. Кроме того, в «Беспределе» снимались преимущественно непрофессиональные актеры (исполнитель главной роли на пресс-конференции признался, что он архитектор). Все это дало возможность зрителям, собравшимся на показе, порассуждать о том, что «Беспредел» — пример самодеятельного кино. Однако важнее сказать, что грузинская лента — довольно неожиданная и сильная работа, заслуживающая как минимум зрительского внимания.

И наконец приятный сюрприз в конкурсной программе — драма бразильского режиссера Люсии Мурат «Чужие воспоминания» (эту ленту добавили в программу в последнюю очередь). Фильм рассказывает о пожилых представителях бразильской интеллигенции, когда-то воевавших против хунты, а теперь собравшихся в больнице, где в коме лежит их бывшая боевая подруга Ана. Призрак самой Аны (Симоне Споладоре) — такой, какой она была десятки лет назад, — навещает друзей и вспоминает с ними молодость, ищет ответы на вопросы, которые не были решены вовремя. Фильм Мурат — своего рода бразильская киноверсия романа Хулио Кортасара «Модель для сборки». Дело тут даже не в нелинейности (в фильме сцены из наших дней перемежаются флэшбэками), а в общем настроении, которое было отлично передано репликой одного из персонажей: «Я верю в микрореволюции, во взрывы любви».

«Чужие воспоминания» — самый спокойный и размеренный (но не усыпляющий) фильм ММКФ. Интересная деталь: одного из персонажей «Чужих воспоминаний» сыграл итальянский актер Франко Неро, знакомый зрителям по ролям в вестернах 1960-х и 1970-х годов. Недавно актер также исполнил эпизодическую роль в «Джанго освобожденном» Квентина Тарантино.

35-й Московский международный фестиваль завершится в субботу, 29 июня — тогда станет известно, какой фильм из конкурсной программы жюри признало лучшим.