Слишком мобильная компания

Производителя телефонов Motorola продали второй раз за три года

Фото: Rick Wilking / Reurters

В самом конце января Google объявил о продаже производителя мобильных телефонов Motorola Mobility китайской Lenovo. Поисковик фактически признал, что эксперимент со спасением Motorola, затеянный в 2011 году, провалился: Google не смог переделать бизнес бывшего лидера рынка мобильных телефонов так, чтобы он стал приносить прибыль. Китайцам Motorola достанется меньше чем за три миллиарда долларов, это в четыре раза дешевле, чем за нее в свое время заплатил Google. Впрочем, простое сравнение сумм не совсем корректно: поисковик отдает Motorola вовсе не такой, какой ее покупал.

Хитрая продажа

По условиям сделки с Lenovo американская интернет-компания сохранит за собой патенты Motorola Mobility. Lenovo будет использовать их по лицензии, что, вероятнее всего, подразумевает отчисления Google. Кроме того, Lenovo не достанется «приставочное» подразделение Motorola — оно еще в конце 2012 года было продано Arris Group за 2,35 миллиарда долларов. Google не стал расставаться и с группой специалистов Motorola, которые заняты новыми разработками (Advanced Technology and Projects Group), в том числе потенциально революционным «модульным» мобильным телефоном. Таким образом, китайский производитель сможет рассчитывать только на старые наработки Motorola, в том числе смартфоны Moto X и Moto G.

В пресс-релизе, в котором Google и Lenovo сообщили о своих договоренностях, приводятся слова главы поисковика Ларри Пейджа о том, что его компания в будущем сосредоточится на развитии программного обеспечения в рамках Android, оставив производство самих устройств другим компаниям. После объявления о сделке акции Google выросли на 2,6 процента — инвесторы недвусмысленно дали понять Пейджу, что такое решение стоило принять гораздо раньше.

Больной пионер

Скептики заговорили о том, что приобретение Motorola со стороны Google — большая ошибка, как только стороны объявили о сделке в 2011 году. К тому времени Motorola, несмотря на свое громкое имя, была лишь осколком гигантской одноименной корпорации 1990-х — начала 2000-х годов, и этот осколок стал безнадежно уступать конкурентам на рынке мобильных телефонов.

В начале 2011 года Motorola Inc. разделила себя на две независимые структуры. К Motorola Mobility отошли подразделения, связанные с производством мобильных телефонов и телевизионных приставок, а также патенты на изобретения в области мобильной связи (самый ценный актив компании). При этом юридическим наследником Motorola Inc. стала другая корпорация — Motorola Solutions. Она сосредоточилась на обслуживании госсектора и частных компаний, поскольку, например, выпускает сканеры и корпоративные планшеты.

Радикальное изменение структуры Motorola стало реакцией на кризис, постигший компанию в конце 2000-х годов. Один из пионеров рынка мобильной связи (компания считает себя создателем первого мобильника для коммерческого использования) прекрасно чувствовал себя на рынке мобильных телефонов, но, как и многие другие, прозевал революцию, устроенную Стивом Джобсом.

Это тем более удивительно, что в 2003 году Motorola начала продавать смартфоны из сверхпопулярной серии Razr. В 2013 году британская газета The Daily Telegraph поместила модель Razr V3 на 11 место в списке 20 самых успешных мобильных телефонов. По всему миру было куплено 130 миллионов экземпляров, а в середине «нулевых» Motorola лидировала по продажам в США — самом богатом рынке в мире. Лидерству компании пришел конец с появлением в 2007 году первого iPhone — смартфона от Apple, который изменил всю глобальную индустрию, доказав, что телефон — это не только про говорить и писать SMS, но это еще и про интернет, а возможно — прежде всего именно про интернет. Противиться натиску Apple, за которой последовали Samsung и ряд других азиатских производителей, Motorola уже не смогла.

Ошибки Google

К счастью для компании, ее уход из числа лидеров мобильного рынка совпал со стремлением Google заняться телефонами. Интернет-поисковик решил, что ему нужно развиваться не только через разработку программного обеспечения (Android), но и с помощью производства собственных «трубок», иными словами быть как Apple, планшеты и смартфоны которой пользовались и продолжают пользоваться бешеной популярностью.

Кроме того, Google в Motorola заинтересовали и другие детали. Так, компания могла помочь поисковику с его проектами по развитию телевидения с помощью ТВ-приставок. Наконец, у Motorola было столько патентов, что после слияния Google стал одним из лидеров по их общему количеству среди всех высокотехнологичных компаний США. Своей базы патентов у поисковика практически не было — у Motorola до сделки их количество превышало 17 тысяч, а у Google — насчитывалось лишь около тысячи. Лицензионные отчисления в перспективе могли бы стать источником долгосрочного дохода.

В итоге Google выложил за Motorola весьма солидные 12,5 миллиарда долларов — никогда еще поисковик не выходил на рынок с таким щедрым предложением. Однако планы компании по интеграции Motorola не реализовались. Как отметил эксперт журнала Time, ключевым просчетом интернет-гиганта стало решение не интегрировать Motorola Mobility, а сохранить ее как независимую структуру в рамках Google. Это решение было принято из-за опасений за популярность Android — конкуренты Motorola могли подумать, что Google станет изменять Android исключительно под свои собственные телефоны, и начать отказываться от него в пользу других систем. Однако, спасая Android, Google обрек Motorola на жалкое существование: при отсутствии эксклюзивного ПО у производителя просто не оказалось конкурентных преимуществ.

Столь желаемый для Google контроль над патентами Motorola тоже пока сложно назвать оправдавшим ожидания. Весной 2013 года Motorola выиграла патентный спор c Microsoft. Однако суд присудил подконтрольному Google производителю лишь 1,7 миллиона долларов в год от Microsoft. Для сравнения, изначальная сумма иска составляла четыре миллиарда долларов, а все патенты Motorola в Google оценивали в 5,5 миллиарда долларов.

В пользу решения Google отказаться от Motorola Mobility свидетельствовали и финансовые показатели последней. По итогам третьего квартала 2013 года Motorola отчиталась о выручке в 1,18 миллиарда долларов — на 600 миллионов меньше, чем в третьем квартале 2012 года. Падение выручки отмечалось и в начале прошлого года. По итогам всего 2012 года Motorola принесла своему владельцу около миллиарда долларов убытков.

Китайский след

Продажа Motorola Mobility позволит Google сократить расходы на убыточное и непопулярное подразделение и сосредоточиться на производстве ПО. С точки зрения покупателя — Lenovo — сделка также имеет ряд плюсов. В отличие от Google, китайский производитель не занимается разработкой ПО и не рискует ввязаться в потенциальный конфликт интересов. Ключевыми активами, которые интересуют Lenovo, является торговая марка Motorola, до сих пор широко известная в США, а также ее технические наработки. Они не помогли Google, но у Lenovo есть опыт завоевания американского рынка с помощью чужих технологий.

В 2005 году китайцы купили у IBM подразделение по производству персональных компьютеров, сразу заняв третье место в мире по количеству выпущенных машин. Сделка оказалось успешной — сейчас китайский производитель возглавляет различные рейтинги крупнейших в мире производителей ПК, обогнав американские Dell и HP. Тот же самый трюк Lenovo наверняка хочет провернуть и с рынком мобильных телефонов.

Кроме того, приобретение Motorola Mobility вписывается в стратегию Lenovo по агрессивному расширению бизнеса. В конце 2013 года компания присматривалась к поглощению BlackBerry, а в начале 2014 года купила у IBM подразделение SystemX, которое производило серверы на базе процессоров x86. Сумма сделки превысила два миллиарда долларов.

Нарушить амбициозные планы Lenovo по экспансии на рынок США со смартфонами Motorola могут разве что политические обстоятельства. Соглашение с Google должны одобрить регуляторы в США и Китае. В случае с Lenovo решение антимонопольщиков не выглядит пустой формальностью: в последние несколько лет вторжение китайского бизнеса в Северную Америку встречает все большую настороженность. Например, сделка Lenovo c Blackberry не состоялась именно из-за нежелания властей Канады отдавать иностранцам стратегический актив.